РАЗВОД И ТУМБОЧКА МЕЖДУ… ГРАНИЦАМИ?

Алмат Аскаев

rСтраны Таможенного союза грозят торговыми барьерами странам, с которыми их до недавнего времени связывали тесные партнерские отношения – Украине, Молдове и Грузии. Причина – все они подписывают соглашение об ассоциации с Евросоюзом.

О торговых ограничениях в отношении трех бывших республик СССР, решивших нынче присоединиться к европейскому рынку, шла речь 21 июля в Сочи, где заседал Совет Евразийской экономической комиссии. Впрочем, список этих самых ограничений был не единожды озвучен российскими представителями. Россия готова ввести их в одностороннем порядке, а заседание Совета, похоже, потребовалось только лишь для того, чтобы «построить» партнеров – Казахстан и Белоруссию, так как лидеры этих двух стран, и в особенности Беларуси, в последнее время как-то не проявляют должного, по мнению российских властей, энтузиазма в деле «собирания земель советских». Недаром на заседание российской стороной был откомандирован не кто иной, как Игорь Шувалов – вице-премьер правительства РФ, долгое время «курировавший» одновременно правительство непризнанного миром Приднестровья и украинский режим Виктора Януковича. В нынешнем российском властном раскладе его бесспорно относят к «ястребам», поставившим себе за цель непременно, любой ценой «нагнуть» любую страну из числа «бывших советских братьев», пожелавшую вдруг отказаться от почетного статуса «российского сателлита».

Соответственно, и потери, которые могут понести страны-«отступницы», избравшие европейский путь вместо «таможенного», были озвучены задолго до официального решения Совета. Так, по мнению эксперта российского Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина, одна лишь Украина может потерять порядка $33 млрд. в год. Примечательно, что при этом ни один подобный комитет или исследовательский центр до сих пор не приводил ни единой цифры, касающейся возможных потерь российской стороны. Возможно, на фоне тех гигантских потерь, которые уже сейчас несет Россия в связи с международными торговыми санкциями, потери от «торговой Холодной войны» кажутся незначительными, а возможно, в «поднимающейся с колен» стране ныне не принято подсчитывать собственные убытки – эхма, однова живем!

«Низводить и курощать!»

Как известно, 27 июня украинский президент Петро Порошенко должен подписать вторую, экономическую часть соглашения об ассоциации с ЕС. Первая, политическая, была подписана еще и.о. главы украинского государства, Александром Турчиновым. Россия резко возражает против этого, ссылаясь на то, что этот договор не соответствует тем, которые были заключены между Украиной и Россией в рамках СНГ – в особенности, в торговой части. Европейцы, правда, с этим не соглашаются: так, представительница Еврокомиссии Пиа Хансен заявила, что эти договоры полностью совместимы. Российская сторона эту точку зрения не приемлет и еще осенью прошлого года требовала, чтобы переговоры об ассоциации Украины и ЕС проводились в трехстороннем формате – то есть, с полномочной делегацией РФ в качестве равноправного члена, а лучше всего (и такое предложение также поступало) – вообще без Украины. Мол, мы – взрослые дяди – сами разберемся, как поделить украинский пирог, а неразумные хохлы пусть в приемной подождут – им потом все расскажут.

Взрослые дяди из Еврокомиссии не соглашались на такой вариант в прошлом году, не согласились и теперь. Максимум, чего добилась Россия – проведения технических консультаций, которые состоялись на прошлой неделе и ни к чему не привели. По мнению главы департамента торговых переговоров Минэкономразвития Максима Медведкова, нестыковки касаются санитарных мер, техрегулирования, ряда соглашений в зоне свободной торговли. Соглашение Украины с ЕС может привести к эффекту домино, когда украинские товары будут вытесняться европейскими и идти в Россию, существует угроза и реэкспорта европейских товаров в Таможенный союз. А переход Украины на европейские техрегламенты может привести к переносу на торговлю с Россией проблем, характерных для российской торговли с ЕС. Что касается российского президента, то он «в любом случае» пообещал Украине аннулирование нулевых ставок ввозных таможенных пошлин.

Российская сторона признала, что реально повлиять на соглашение об ассоциации с ЕС уже не успеет: ни в случае с Украиной, ни в случае с Молдовой, ни, тем более – с Грузией. Следующие консультации могут состояться (а могут и не состояться) уже после подписания этих документов и будут, по словам российского замминистра экономразвития Алексея Лихачева, «носить характер обмена мнениями».

О бомбардировщиках и быстрой езде

Не меньше угроз было высказано также и в адрес Молдовы с Грузией. Кремль недвусмысленно дал понять, что ассоциация этих стран с Евросоюзом будет иметь, как говорится, «чреватые последствия». Причем больше всех достается Молдавии: новый «куратор» этой страны, успевший завоевать сомнительную славу российский вице-премьер Дмитрий Рогозин разошелся до такой степени, что посулил молдаванам российские бомбардировки, а Евросоюзу объяснил, что «кто быстро ездит, тот может и машину потерять».

Тот же Максим Медведков в более вежливой форме, но не менее многозначительно заявил, что «Россия будет вынуждена защищаться от беспошлинных товаров из ЕС», которые якобы хлынут в РФ через украинскую и молдавскую территории, а российский экономист Михаил Бергер присовокупил: мол, Россия отзовет разрешения на работу трем сотням тысяч молдаван (из 700 тыс. работающих на территории РФ). Следует признать, что именно эта угроза, а не торговые санкции и не отмена беспошлинных режимов, является в самом деле действенной: Молдавия, официально – беднейшая страна Европы – зависит не только от российского газа, но и от российского рынка труда. В России жители Молдовы в состоянии заработать гораздо больше, чем у себя дома. Согласно статистике, ежегодно они отправляют своим семьям порядка 2 млрд. долларов – примерно треть молдавского ВВП. Кроме того, Россия в состоянии расширить уже принятое в прошлом году в качестве «наказания» за сближение с ЕС эмбарго: в данный момент под запретом находятся молдавские вина, теперь туда же могут угодить овощи и фрукты.

Другое дело, что заменить их в российских магазинах в данный момент практически нечем: урожаи на просторах великой-могучей уже который год оставляют желать лучшего (по каким-то непонятным причинам постоянные засухи минувших лет наибольший ущерб приносили именно российскому агропрому), европейские продукты сравнительно дороги, а дешевые украинские тоже вроде покупать теперь не велено. Да и молдавских рабочих придется ведь кем-то заменять на «великих стройках» – от начальственных вилл до пресловутого моста в Крым… Но и это Кремль не останавливает – по тому же принципу «эх, однова живем».

Что касается молдавского руководства, то европейский курс у всех меняющихся правительств этой страны – непременный атрибут внешней политики. За ассоциацию в данный момент выступают все без исключения партии – даже молдавские коммунисты. С другой стороны, присоединение к Европе, по крайней мере, с юридической точки зрения, подразумевает и присоединение Приднестровья – а это уже совсем другое дело, там никакой ассоциации ни с каким Евросоюзом не желают, а желают «назад в СССР». Немудрено – на непризнанную Приднестровскую республику Россия ежегодно тратит порядка миллиарда долларов, да еще и поддерживает там военный контингент. До сих пор российских солдат там официально называют «миротворцами», но, по словам все того же Дмитрия Рогозина, они в любую секунду могут превратиться в пресловутых «зеленых человечков», перед которыми будет поставлена задача присоединить еще один кусок чужой земли к России. Или, как нынче принято говорить, «вернуть исконно русские территории».

Впрочем, в отличие от украинского руководства, молдавское не торопится обижаться и не спешит воевать. Официальный Кишинев заявляет, что по-прежнему верит в возможность такого решения проблемы, которое устроило бы всех. По мнению молдавского премьер-министра Юрия Леансы, ассоциация с ЕС вовсе не означает отрыв от России – скорее, она может превратиться в «win-win-situation». По его словам, договор об ассоциации – лишь начало, он желал бы видеть свою страну, как минимум, официальным кандидатом в члены Евросоюза.

Российское давление испытывает на себе и Грузия. Правда, Москва подчеркивает, что не хочет стоять на пути грузинского соглашения с ЕС, но одновременно применяет методы, которые, не будь на свете дипломатических правил, легко можно было бы назвать шантажом. Российский экономический бойкот Грузия более-менее спокойно выдерживает вот уже который год, да и не привязана она так к России, как Молдавия. Но и у нее есть ахиллесова пята. Даже две – Южная Осетия и Абхазия. Россия, как известно – одна из четырех стран мира, признавших независимость этих отколовшихся республик, а теперь муссируются интенсивные слухи, что и в Южной Осетии должен пройти референдум о присоединении к Северной Осетии – то есть, к России. Для грузин это означало бы если не экономическую, то довольно серьезную политическую потерю, а значит, и Грузии у Кремля найдется, чем угрожать.