БЕРМУДСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК

Геннадий Ушеренко

В молодости Полина Марковна была красива необычайно. Огромные карие глаза и роскошные черные волосы до плеч в сочетании с тонкой гибкой фигуркой делали ее похожей на цыганку Азу из популярного в те годы кинофильма и привлекали внимание толпы поклонников мужского пола всех возрастов. Но Полина Марковна была порядочной девушкой из приличной еврейской семьи, ухаживания принимала с удовольствием, однако никаких вольностей не допускала и ровно в девять вечера, провожаемая очередным воздыхателем, возвращалась домой, где у калитки ее уже дожидались отец или старший брат, бдительно следившие за ее нравственностью.

Полина Марковна хорошо пела и танцевала, активно участвовала в школьной самодеятельности, а потому уже в неполные 16 лет была преисполнена решимости после окончания школы обязательно ехать в Москву, учиться на артистку. Но, как это часто бывает, ее мечты и планы были внезапно нарушены: началась 2-ая мировая война. Вместо столичного града она оказалась в эвакуации в далеком сибирском городке, где и навсегда распрощалась со своей девичьей мечтой, поступив в местный медицинский институт. Несмотря на все трудности жизни в непривычной обстановке, четыре военных года пролетели незаметно. Днем Полина Марковна прилежно училась, а по вечерам работала в госпитале, где получала первые практические навыки, ухаживая за ранеными солдатами. Она даже успела записаться на курсы девушек-снайперов, но, по счастью, война подошла к концу, и ей, к величайшей радости родителей, так и не удалось попасть на фронт.

Сразу после его освобождения семья вернулась в родной город, где Полина Марковна продолжила учебу в институте и через год получила диплом лечащего врача. После демобилизации пришел с фронта старший брат, постепенно стали появляться и другие молодые парни, сумевшие уцелеть в кровавой бойне, и Полина Марковна снова заблистала на вечеринках и праздниках, устраиваемых по поводу их счастливого возвращения. Как и до войны она пользовалась повышенным вниманием мужчин, а среди ее поклонников были и будущий доктор наук, и популярный юрист, и даже известный украинский драматург. Все они так и не сумели покорить сердце красавицы, а сделать это удалось бравому гвардейскому офицеру из Москвы, кавалерийским наскоком взявшему неприступную крепость. Неизвестно, что он успел наговорить ей во время входящего тогда в моду аргентинского танго, но уже по окончании танца Полина Марковна сказала решительное “Да!”

Еще через год мужа перевели в столицу, правда республиканскую, и Полина Марковна с новорожденным сыном поехала за ним. Там она получила специализацию врача-дерматолога и устроилась на работу в железнодорожную поликлинику, где и проработала почти сорок лет до самой пенсии.

Нельзя сказать, что семейная жизнь протекала абсолютно гладко и спокойно. Муж много работал, дома бывал нечасто и по ее же словам “мог бы уделять ей больше внимания”. Однако Полина Марковна мужа любила, изменять не изменяла, а в силу своей врачебной специальности вскоре привыкла смотреть на всех мужчин, ежедневно десятками проходивших через ее кабинет, только как на пациентов.

Правда, случилось и в ее жизни несколько легких курортных романов, куда Полина Марковна регулярно ездила попить минеральной водички, чтобы залечить обнаружившуюся еще в молодости язву желудка. Но об этих мимолетных увлечениях она никогда и ни с кем не делилась, а тем более с мужем.

Когда он внезапно ушел из жизни, Полине Марковне не было еще и шестидесяти лет, а выглядела она значительно моложе. Вокруг нее сразу же образовался круг поклонников, среди которых было много достойных и заслуженных людей, один даже член-корреспондент, лауреат многих премий, ради нее готовый на немедленный развод. Но Полина Марковна решительно воспротивилась разрушению чужой семьи и посвятила себя заботам о престарелой матери, с которой они остались вдвоем после того, как единственный сын сначала уехал в другой город, а затем и в Америку. Сама она менять сложившийся образ жизни и ехать в неведомую заграницу, а тем более в Америку, не помышляла и продолжала привычно ходить на работу, предпочитая осуществлять дальние странствия только вместе с телевизионным “Клубом кинопутешественников”.

Но грянувшая Чернобылькая катастрофа опять неожиданно вмешалась в судьбу Полины Марковны, и через несколько томительных лет ожидания въездных документов они с мамой вступили на американскую землю, высадившись в Нью-Йоркском аэропорту.

Самым трудным испытанием для них были предотъездные сборы, сам же переезд и дальнейший процесс адаптации две немолодые женщины перенесли на удивление легко. Порой Полине Марковне даже казалось, что она никогда и не покидала пределы Советского Союза: в магазинах полно русской еды, русские врачи сами зазывают в свои офисы, от приезжих русских артистов нет отбоя, а дома не дают покоя русские радио и телевидение. И только шум океанских волн, плещущихся почти под самым окном, да горластые люди с черной кожей время от времени напоминали ей, где она находится.

Продолжая преданно заботиться о престарелой матери, Полина Марковна записалась на курсы английского языка, усиленно лечила болезни, которые у нее стали регулярно появляться сразу же после посещения очередного доктора, и тихо радовалась жизни.

Через четыре года старушка-мама тихо почила в бозе, и Полина Марковна осталась одна. У нее вдруг появилась масса свободного времени, и недолго думая, она перенесла всю свою заботу на взрослого сына, которому эта непомерная опека вскоре надоела. Не зная, как помягче избавиться от чрезмерно проявляемой любви своей матери, сын постарался отвлечь ее внимание, пытаясь познакомить с несколькими одинокими мужчинами. Но не тут-то было! Все они чем-то не устраивали Полину Марковну: один оказался слишком толст и ел чересчур много, второй был недостаточно образован и не имел высшего образования, ну а третий вообще не имел машины и оказался получателем вэлфера.

Устав от ее запросов, сын посоветовал Полине Марковне отправиться в путешествие, благо туристических агенств в Нью-Йорке большое количество. И идея попала на благодатную почву.

За короткое время Полина Марковна объездила с экскурсиями почти все близлежащие штаты, побывала в Калифорнии и даже съездила в Италию, откуда, правда, вернулась в растрепанных чувствах и без чемодана, который благополучно полетел дальше. Но даже этот неприятный случай уже не мог остановить нашу путешественницу. Как- то во дворе она услышала рассказ соседки, побывавшей в морском круизе, и с тех пор загорелась новой идеей. В мечтах она уже видела себя прогуливающейся по палубе большого океанского лайнера в окружении нарядно одетой публики и, конечно же, поклонников мужского пола.

Сказано, сделано! Билет на теплоход был куплен заранее и с большой скидкой, а оставшиеся несколько месяцев Полина Марковна посвятила подготовке к главному путешествию в ее жизни. За это время она перепробовала уйму диет, самоотверженно пытаясь если и не сбросить лишний вес, то хотя бы успеть немножечко похудеть перед поездкой.

Большой дорожный чемодан стоял раскрытым посредине комнаты, поскольку Полина Марковна сто раз на день распаковывала его, меняя и отбирая наряды. А за три дня до отплытия она даже сделала шикарную прическу у знакомой парикмахерши, по словам соседей омолодившей ее на добрый десяток лет.

Последнюю ночь дома Полина Марковна спала неважно. Ей вспоминались сюжеты о Бермудском треугольнике, виденные ею еще в ” Клубе кинопутешественников “. Там постоянно пропадали корабли и люди, а Полина Марковна была женщиной впечатлительной и, несмотря на успокоительные заверения своего сына, что ни с ней, ни с кораблем ничего не может случиться, все ж таки немного побаивалась.

Корабль под названием “Norwegian Crown” поразил ее воображение.

Никогда в жизни Полина Марковна еще не плавала на таких огромных судах. Честно говоря, она и плавала-то только один раз, – много лет назад, когда они с мужем совершили 3-х часовую морскую прогулку на теплоходе “Россия”, конфискованном у проигравшей войну Германии.

Первые два дня, пока они плыли в открытом океане, Полина Марковна осторожно прогуливалась по этому огромному плавучему дому, постепенно привыкая к новой обстановке и знакомясь со всеми его достопримечательностями. Каждый день она завтракала и обедала в различных ресторанах, а после еды купалась в бассейне прямо на открытой палубе или отдыхала в шезлонге, любуясь океанской гладью и дыша свежим морским воздухом. Вечерами она наряжалась в свои вечерние туалеты и посещала шоу и другие культурные мероприятия, устраиваемые здесь в большом количестве.

Русскоговорящих туристов на корабле было мало, во всяком случае, они не очень бросались в глаза. Американская же публика слегка разочаровала Полину Марковну своим неумеренным аппетитом и привычкой повсюду ходить в шортах и каких-то немыслимых майках, что говорило об их неумении красиво одеваться или, боже упаси, о полном отсутствии такового желания.

На третий день корабль достиг Бермудских островов, и Полина Марковна сошла на берег с намерением совершить экскурсию и познакомиться с местными достопримечательностями. Здешние аборигены сплошь черного цвета разительно отличались от своих нью-йоркских собратьев. Они не вырывали сумки из рук, не били по голове с целью отъема кошельков, а широко улыбались и наперебой предлагали незамысловатые сувениры и другие товары экзотического содержания. Одной брать такси было накладно, и Полина Марковна решила скооперироваться с другими туристами. Ее попутчиками оказались две сестры-американки преклонного возраста и седой высокий джентельмен с выправкой бывшего военного, галантно пропустивший Полину Марковну вперед и севший рядом с ней.

Таксист осторожно вел машину по узким извилистым улочкам, которые со всех сторон окружала тропическая растительность, а в просветах виднелось множество нарядных, как будто кукольных домиков, с ослепительно белыми стенами и крышами. Пляж оказался маленьким, уютным. Небольшая лагуна, окруженная скалами, с чистой и прозрачной водой. Стоя на берегу, Полина Марковна любовалась огромными кактусами, росшими по соседству с могучими соснами, и замирала от восхищения, разглядев под водой стаю экзотических рыб с совершенно фантастической окраской. Несколько часов, проведенных среди чудесной природы, оставили в ее душе неизгладимое чувство восторга и изумления. На обратном пути Полина Марковна все еще была полна впечатлениями чего-то доселе невиданного и сказочного, поэтому не сразу сообразила, что сидевший рядом мужчина обращается к ней.

Изъясняющаяся на чудовищной смеси немецкого и идиш и имеющая в своем словарном запасе не так уж много английских слов, Полина Марковна почти ничего не поняла из того, что он ей говорил. Но интонации его красивого голоса и открытая доброжелательная улыбка сделали свое дело. В конце поездки она уже знала, что незнакомца зовут Мигель, он родом из Латинской Америки, отставной военный, а сейчас занимается бизнесом и имеет крупную фирму в Нью-Йорке. И что самое главное, сегодня вечером он приглашает ее на ужин! Полина Марковна была удивлена таким быстрым поворотом дел, но, в конце концов, выразила согласие, хотя в душе была весьма смущена и взволнованна.

Вернувшись в свою каюту, Полина Марковна подошла к зеркалу и долго всматривалась в свое отражение. Конечно, ей не двадцать лет, но даже безжалостное время еще не совсем стерло следы былой привлекательности. И может ничего в этом странного и нет, что она по- прежнему может нравиться мужчинам? А сделав этот утешительный для себя вывод, Полина Марковна достала свой самый лучший наряд и украшения и неторопливо стала готовиться к вечеру.

Поужинать можно было на открытой палубе или внутри. Они выбрали уютный столик, примыкающий к бару. Тотчас же подскочил услужливый официант, сноровисто сервировал его и замер в ожидании заказа. Пока Мигель долго и вдумчиво выбирал вино и закуски, Полина Марковна наслаждалась живой музыкой – штатный пианист вполне профессионально наигрывал различные мелодии. Было так здорово -безбрежный океан, постоянно движущиеся облака, круглая луна, то появляющаяся, то внезапно исчезающая за тучами. Несмотря на восхитительные запахи и соблазнительный вид, Полина Марковна почти не притронулась к еде. Ей и так было хорошо сегодня. В ее душе продолжала играть тихая музыка – то знакомая, то совсем чужая. О, как это величественно, вечно!

А в конце вечера два бокала шампанского и божественная мелодия нестареющего аргентинского танго, под которую они танцевали, сделали свое дело. Полине Марковне на миг показалось, что она вернулась в годы своей молодости, и ее снова держит в крепких объятиях молодой красивый офицер…

Проснувшись на следующее утро с тяжелой головной болью, Полина Марковна едва успела собрать вещи и выскочить на причал, где ее уже дожидался сын, который и отвез ее домой.

Распаковав чемодан, она к своему ужасу обнаружила пропажу фамильного бриллиантового кольца, любимых золотых сережек и нескольких сот долларов. На дне пустого кошелька лишь сиротливо примостилась визитная карточка, на которой витиеватым шрифтом по-английски и по-испански было вытеснено: ” Mигель Родригес – бизнесмен “. В полном смятении Полина Марковна медленно подошла к большому зеркалу в прихожей. Оттуда на нее смотрело лицо усталой немолодой женщины, вот-вот готовой заплакать. Визитку она в тот же день порвала на мелкие кусочки и спустила в унитаз.

Через несколько месяцев гуляя по Брайтону, Полина Марковна неожиданно встретила своего Мигеля. Он стоял за прилавком блошиного рынка и ожесточенно торговался с покупателем. Весь его теперешний внешний вид разительно отличался от того лощеного джентельмена, встреченного ею на теплоходе. Сейчас он был одет в какую-то рваную куцую футболку и дырявые джинсы. Трехдневная щетина украшала его некогда мужественное лицо, а горящий взгляд черных глаз, покоривших сердце Полины Марковны, уступил место хитроватому и наглому выражению.

Возмущенная Полина Марковна вначале хотела подойти и сказать “Мигелю” все, что она о нем думает, а потом махнула рукой и быстро пошла прочь, вдруг с горечью осознав, что в Бермудском треугольнике, где она недавно побывала, могут пропадать не только люди и вещи, но даже самые светлые мечты…