ЯПОНСКИЙ САД ГЕРМАНН-ПАРКА

Таня Л. Гольдина

Мы забрели в это место почти случайно. Дело было в апреле, первом апреле после нашего приезда в Хьюстон. Я тогда еще не успела привыкнуть ни к тому, что в городе в любое время года цветут цветы, одни краше других, ни к буйству их цветения. И так и ходила с ощущением восторга перед ежедневно открываемой красотой.

Кто-то сказал нам, что в Японском саду очень хороши азалии. Мы прособирались – то одно, то другое. Попали в это место, когда азалии уже отцвели. Но никакого огорчения у меня как-то тогда не возникло. Я азалиями уже насладилась, провожая сына в школу пешком по тихим улочкам и переулочкам, где они цвели чуть не у каждого дома. А сад этот полюбила сразу, с первого шага, первого взгляда.

Он расположился на совсем небольшом участочке земли. Но сколько тут всего разного! И не просто так разного, а с любовью показанного в самом лучшем своем виде. Все здесь связано воедино, и каждый уголок имеет свое лицо, красиво по-своему. Здесь каждый шаг открывает что-то новое, так что хочется буквально на каждом шагу остановиться и любоваться, любоваться, любоваться… Впитывать эту красоту всем своим существом.

В саду – два пруда – верхний и нижний, связанные системой разветвляющихся извилистых узеньких каналов, через которые перекинуты мостики. В верхний пруд вода стекает по каменистой горке, струи воды причудливо извиваются, огибая камни. А на берегу пруда стоит фонарь, присланный городу Хьюстону в подарок от города Чиба (Chiba) в декабре 1991 года.

Уйма пересекающихся, соединяющихся, разветвляющихся тропинок, создающих ощущение большого пространства, потому что пока их все обойдешь! А не обойти обидно – каждая показывает свой уголок сада со своей особенной стороны – не пройдешь, не увидишь.

Вдоль тропинок чуть не на каждом саду – скамейки. Нет, никто не ожидает, что они все будут заняты посетителями или что вам так трудно ходить, что нужно присаживаться через каждые 2 – 3 шага. Это сад, который не бегом пробегают, а рассматривают, как картины на выставке. И скамейки напоминают – остановитесь, присядьте, посмотрите, какая красота, ощутите ее, пропитайтесь ею. С каждой скамейки – свой вид, разный в разное время года.

Две открытые беседки так и тянут зайти внутрь, так и приглашают показать, какое богатство природы открывается с каждой из их сторон. Когда мы были в этом саду в тот, самый первый раз, беседка была одна, около нее как раз цвели ирисы. И именно из этой беседки был один из самых лучших видов на их неброское, переливающее всеми оттенками сине-фиолетoвого, местами даже с оттенком оранжеватого, цветение.

Деревья сада – старые, заслуженные и молоденькие совсем, посажены так, что каждое из них видно само по себе, во всей своей индивидуальности, своей ауре. Вон сосны, каждая гордится своей красотой и стройностью, своим рисунком ветвей и иголок на фоне неба. А здесь – их карликовые собратья, причудливый рисунок создающие на фоне зеленой травы. А вот старые то ли вязы, то ли дубы, все в наростах и на ветвях, и на стволах, и на корнях. У каждого дерева – свой силуэт, свое расположение наростов. Смотри, наслаждайся, придумывай, на кого они похожи с той стороны или с другой.

Вот на тропинке лежит причудливая коряга – ах как она интересна, если приглядишься. Ведь не просто так она сюда попала. Кто-то увидел ее необычность и положил, чтобы и мы могли это увидеть.

А вот тут спилили старое дерево. Но не выкорчевали все, а наоборот, так все вокруг расположили, чтобы предстал этот срез перед нами во всей красе, приобретенной за многие десятки лет.

Кусты – разные, низкие и высокие, ухоженные и подстриженные искусным садовником, постаравшимся подчеркнуть достоинство и необычность каждого и придать ему максимальную выразительность.

Раскиданные то там, то здесь камни придают ландшафту ничем неповторимое очарование. Казалось бы, обломки гранита и все, но как они хороши на фоне зелени кустов и лужаек, как подчеркивают своей резкой очерченностью мягкие линии растений.

Это место притягательно не только для людей. Здесь очень привольно чувствуют себя зайцы и белки. А утки приходят сюда обзаводиться потомством. Желто-серые пушистые комочки, смешно переваливаясь на ходу, поспешают за важными мамашами, приглашающими их то поплавать, то в кусты от незнакомых посетителей спрятаться.

В воде каналов и прудов – плавает разная рыбешка. Нет, не просто так сделаны эти пороги в протоках. Ими, конечно, и полюбоваться приятно – веселые водопадики, перемежающие спокойные мини-прудики. Но посмотрите – в мелких протоках – совсем малышня рыбья, ей там привольно и спокойно. А в нижнем пруду – важно плавают большие золотые рыбы, одинаковые вроде бы, но совсем по-разному раскрашенные, будто специально для нас размалеванные разными художниками.

Раньше Японский сад был чуть в стороне от основных развлечений и, поэтому, был мало известен даже постоянным посетителям Германн-парка. Сейчас, когда построили замечательную аллею от памятника Сэму Хьюстону с водным каналом посередине, сад оказался прямо у аллеи, да еще около фонтанов, в которых без устали плещется ребятня, поощряемая родителями.

Так что сейчас он стал более посещаемым. Правда, все на свете относительно. Рядом – толпы веселых, громко общающихся людей, визжащих от радости и восторга детей, а тут тишина и покой. Хотя, если раньше там можно было час провести, другой, так никого и не встретив, то сейчас то тут, то там кого-то видишь. Но место это сразу останавливает крики и шум. Оно обволакивает своей магической приглушенной красотой. И даже ребятишки перестают носиться и тихо идут или стоят рядом с родителями, учатся видеть и наблюдать природу.

Когда-то давно Японский сад был платным, но вот уже несколько лет вход в него – свободный. И если вы любите тишину и покой, красоту природы, подчеркнутую искусными садовниками, это место – для вас. Сюда можно прийти надолго и ненадолго, усталым и изнервничавшимся, а уходишь отсюда всегда успокоенным и умиротворенным.