ПРАВО ПЕРВОЙ ВАРФОЛОМЕЕВСКОЙ НОЧИ

Анатолий Гержгорин

Однажды царь Соломон рассказал такую притчу. На купца, который шел из Иерусалима в Хеврон, напали разбойники. Обобрали до нитки и избили до полусмерти. Спустя какое-то время мимо ехал другой купец. Увиденное настолько потрясло его, что он, не останавливаясь, стал погонять осла. Вскоре появился странник. Постоял, покачал головой и продолжил путь. И только хорошо одетый молодой человек сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино. Затем, посадив на своего осла, привёз его в гостиницу, а, отъезжая, протянул хозяину серебряную монету и сказал: «Позаботься о нём, и если будет мало, я, когда возвращусь, рассчитаюсь». Рассказав притчу, Соломон спросил судий: «Кто из этих троих, по-вашему, был связан с разбойниками?». Один сказал: «Проехавший мимо купец». Другой – «Странник». Третий лишь пожал плечами. «Нет, друзья, – улыбнулся Соломон, – молодой человек, потому что за все, что дается даром, всегда берут деньгами».

Вспомнил эту притчу, слушая очередное радиообращение президента, с которым он, в окружении членов семей, потерявших три года назад близких, выступил из Овального кабинета. «Атаки террористов 11 сентября были поворотным моментом для нашей страны, – сказал Джордж Буш. – Мы взяли на себя миссию нанести поражение врагу». Америка, по его словам, полна решимости продолжить борьбу с терроризмом: «Американцы остаются сильными и непоколебимыми, терпеливыми в своем справедливом деле и уверенными в грядущей победе». Но опыт говорит о другом: мы слишком быстро забываем то, о чем, как казалось, будем помнить всегда. Еще не остыли печи Освенцима, как появились отрицатели Холокоста. И с каждым годом их число увеличивается в геометрической прогрессии. Еще лежал в руинах Всемирный торговый центр, как арабы обвинили в атаке на Нью-Йорк и Вашингтон… Израиль. А у Джорджа Буша не хватило мужества дать достойную отповедь исламским лжецам.

Любовь за деньги называют проституцией, а дружбу за деньги – бизнесом. Сразу после сентябрьской трагедии Вашингтон стал формировать антитеррористическую коалицию. Израилю и Индии места в ней не нашлось. У них нет нефти. Костяк коалиции составили мусульманские страны. Но бетон, состоящий из одного песка, годится только для воздушных замков. И когда Белый дом сегодня упрекают в том, что у него нет внешней политики, с этим трудно не согласиться. Может быть, Колин Пауэлл и был хорошим генералом, но как министр иностранных дел он не выдерживает никакой критики. Его ведомство стало мишенью для насмешек и издевательств. Я уже начинаю путать госсекретаря с Кофи Аннаном. Поменяй их местами – никто не заметит. В интервью “Associated Press” Пауэлл, к примеру, заявляет, что «только лишение Арафата властных полномочий может стать ключом к прогрессу на Ближнем Востоке». А уже на следующий день его заместитель Ричард Армитадж говорит, что «Соединенные Штаты не одобряют намерение Израиля выслать Арафата за пределы автономии и постараются убедить Шарона в неэффективности этой идеи». Мне это напоминает солдатскую шутку: «Стой там, иди сюда!».

Будь моя воля, я наказывал бы за жестокое обращение к прошлому. Еще древнегреческий баснописец Федр говорил: «Тот, кто оказывает услугу негодяю, ошибается вдвойне: во-первых, помогает тому, кто помощи не заслуживает, а, во-вторых, подвергает опасности самого себя». Тем более поразительно, с какой настойчивостью оказывает услуги негодяям нынешняя администрация Белого дома. Уже мало кто помнит, что почти сразу после «американской трагедии» госдепартамент вычеркнул из списка террористических организаций и “Хизбаллу”, и ХАМАС, и “Исламский джихад”. Это была неуклюжая попытка заручиться поддержкой арабов, которая ничего, кроме презрения, с их стороны не вызвала. Поэтому именно на совести Пауэлла последняя арафатовская «интифада», стоившая Израилю в пересчете на американское население полсотни тысяч убитыми и еще тысяч 300 искалеченными. Если бы это произошло в Америке, и Бушу, и Пауэллу пришлось бы просить политического убежища в каком-нибудь Береге Слоновой Злости.

Но, как говаривал нестареющий Михаил Жванецкий, меняю яркие воспоминания на свежие ощущения. Али Абдулла, исламский богослов из Бахрейна, так отозвался о трагедии в Беслане: “Все это дело рук израильтян, стремящихся очернить образ мусульман”. А процветающий каирский адвокат Мохаммед Аль-Амир Атта, отец того самого Атты, который первым направил “Боинг” в одну из башен-близнецов, заявил, что обвинения против его сына необоснованны, поскольку «вся операция была разработана израильскими спецслужбами». И вообще, Америка «заслужила эту страшную кару из-за своей антиарабской политики». Яблоко от яблони… Но я не об этом. Ликующая толпа на руках отнесла домой старшего Атту, а застывшие по стойке «смирно!» полицейские прикладывали руки к форменным фуражкам. Хосни Мубарак, клявшийся Джорджу Бушу в вечной дружбе и даже гостивший у него на ранчо (а этой чести удостаиваются немногие) и ухом, как говорится, не повел. 11 сентября египетский МИД выступил с заявлением о том, что страна созрела для того, чтобы стать постоянным членом Совета безопасности ООН. И никаких тебе извинений. В арабе просыпается волк только тогда, когда он видит перед собой барана.

Говорят, в Ираке все еще ищут оружие массового поражения. Напрасно. Мусульмане уже не раз применяли оружие массового потрясения. В том числе и после свержения Саддама Хусейна. И я не помню случая, чтобы хоть раз извинились. Удивительное дело: ни одна бойня в мире не обходится сейчас без приверженцев ислама, и при этом они истошней всех вопят об унижении и ущемлении их прав. Но какие права могут быть у гниды или гнуса? В Америке около 200 мусульманских организаций. И только “Коалиция мусульман против терроризма” нашла, наконец, в себе мужество попросить прощение за преступления, совершенные исламскими экстремистами. “Мы больше не будем ждать, пока наши религиозные лидеры и “интеллектуалы” сделают то, что нужно сделать. Вместо этого мы будем просить прощения”, – говорится в распространенном ей заявлении. Но не стоит обольщаться. Среди ее членов сливки общества, в том числе министр энергетики Абрахам Спенсер и начальник объединенного комитета штабов американской армии Джон Абизаид, а также ряд сенаторов и конгрессменов арабского происхождения.

Совет по американо-исламским отношениям, ежемесячно выпускающий десятки сообщений для печати, и вовсе промолчал даже по поводу кровавой бани, устроенной в Беслане. И только после многочисленных запросов журналистов вынужден был выступить с весьма обтекаемым заявлением: “Никами словами невозможно описать весь ужас и боль, которую вызвала смерть такого количества ни в чем не повинных людей, павших от рук тех, кто позорит дело, которому взялись служить. Мы призываем к скорейшему разрешению конфликта в этом неспокойном регионе”. Вот и все. Не было массовых демонстраций протеста мусульман. Не было и слов осуждения или хотя бы сострадания со стороны имамов и шейхов. Ведущие мусульманские организации Запада не собирали пресс-конференций, чтобы выразить свое негодование. Впрочем, чему удивляться, если благодаря арабо-европейским усилиям прицел и бомба тоже стали узаконенной точкой зрения.

Без памяти нет совести, заметил академик Дмитрий Лихачев. И с этим трудно не согласиться. Большинство мертвых, о которых мы помним, значительно лучше большинства живых. Россия тоже приложила немало сил для того, чтобы исламский террор расцвел пышным цветом. И до сих пор голосует за антиизраильские резолюции, хотя сидит в одной лодке с евреями. Но вспоминает об этом только, когда жареный петух клюнет. В распространенном российским МИДом заявлении говорится, что международное сообщество должно противопоставить терроризму новый уровень партнерства, свободный от двойных стандартов: «Терроризм, проявляющийся в различных странах, имеет международный характер и не имеет ни национальной, ни религиозной, ни культурной или иной принадлежности. Терроризм не имеет ни правовых, ни нравственных ограничителей. Терроризм – это фашизм XXI века. Единственная защита – уничтожение его». Я тоже против двойных стандартов, поэтому сразу ловлю на слове: у терроризма есть и лицо, и национальность, и религиозная принадлежность.

«Исламский террор представляет сейчас наибольшую угрозу всему цивилизованному миру, – сказал министр внутренних дел Германии Отто Шили, выступая на международной конференции по борьбе с терроризмом в израильском городе Герцлия, приуроченной к третьей годовщине терактов в Соединенных Штатах. – Все мы стали свидетелями кровавого следа, который исламский террор повсеместно оставляет после себя». На конференцию приехали представители более 30 стран, но только не те, кто поддерживают и спонсируют террор. Пора научиться называть вещи своими именами.

Любая конференция или комиссия — всего лишь новый памятник старым начинаниям. Террору давно свернули бы шею, если бы взялись за дело сообща, но всякий раз желание нагадить соседу оказывается сильнее инстинкта самосохранения.

Взять хотя бы тот же Ирак. Как сообщает газета The Washington Times, Франция снабжала оружием режим Саддама Хусейна в обход санкций ООН.

В представленном в Конгресс отчете говорится, что Париж, по данным спецслужб, поставлял Багдаду самое современное вооружение и компоненты для производства оружия массового поражения. И главную роль в этом играл президент Жак Ширак, установивший личные дружеские отношения с Саддамом еще в 1975 года. К 2000 году Франция стала крупнейшим поставщиком иракской армии, отодвинув Россию и Китай. Поставки осуществлялись в основном через Арабские Эмираты. По подсчетам Пентагона, всего иракский режим приобрел оружия в общей сложности от 650 тысяч до одного миллиона тонн. Для сравнения – размер американского арсенала составляет от 1,6 до 1,8 миллионов тонн. Тэд Стивенс, председатель Комитета ассигнований Сената, назвал это “международной изменой”. В марте 2002 года одна из французских компаний выступила посредником продаже Китаем Ираку 20 тонн химических веществ для производства твердого топлива, использующегося в ракетах дальнего действия. Пол Волфовиц потребовал разъяснений у французского посла в Соединенных Штатах Жана-Давида Левита. Но вместо него прояснить ситуацию попытался пресс-секретарь министерства иностранных дел Франсуа Ривассо, который заявил, что «Франция никогда не поставляла подобных материалов прямо или косвенно».

Удивляться, собственно, нечему. Обхаживая исламскую невесту, французы вместе со всей Европой неистово борются за право первой Варфоломеевской ночи. Даже очередную годовщину сентябрьской трагедии Евросоюз использовал для того, чтобы дискредитировать борьбу с исламским террором. В официальном заявлении Совета Европы, распространенном телеканалом «Евроньюс», откровенно подчеркивается, что политика решительного противостояния терроризму, проводимая США и Россией, «сделала мир более опасным». МИД Франции пошел еще дальше, обвинив Израиль в том, что уничтожение палестинских террористов «наносит удар по международным усилиям по разблокированию политического процесса». Единственное, что Европа научилась делать в совершенстве за свою многовековую историю – это создавать себе и другим проблемы.

Поэтому борьбу с исламским фашизмом должны повести совместно Соединенные Штаты, Россия и Израиль. Даже если больше не будет желающих. На днях российский генштаб заявил, что армия будет наносить превентивные удары по базам террористов в любой точке мира. Министр обороны Доналд Рамсфелд поддержал это заявление, отметив, что США и Россия «несут ответственность за поиск террористов, где бы они ни находились, их поимку или уничтожение”. Звучит, конечно, обнадеживающе. Только не очень-то верится в эти “громы и молнии”. Владимир Путин мечется между силовыми структурами и МИДом. Ариэль Шарон вынужден постоянно лавировать под градом критических стрел, как внутри страны, так и за рубежом. И в Америке, увы, круг тех, кто способен сплотить и повести за собой нацию, невелик. Я очень надеялся, что на съезде республиканцев встанет Дик Чейни и предложит вместо себя кандидатуру Руди Джулиани. Он, пожалуй, единственный, кто способен сломать хребет опьяневшему от крови исламскому зверю. Но Чейни не предложил, а остальных больше устраивала форма, чем содержание. В общем, делегатов много, а царь Соломон – один. Поэтому больной пошел на поправку, но… не дошел.