ВРАНЬЕ КАК НЕИЗБЕЖНОСТЬ ПОЛИТИКИ

Г. Трубников

-А ведь ты врешь, Василий Иванович:сам-то ты, когда нужно, всегда впереди!

-Ну, так то – когда нужно!

(Из народного фильма).

Все заклинают: “Правда, правда!”, а сами и соврать-то толком не умеют.

(Из Чехова).

Какому хочешь чародею

отдай разбойничью красу-

пускай заманит и обманет –

не пропадешь, не сгинешь ты…

(из Блока)

Нет у меня словаря синонимов, но и без него можно сделать интересное наблюдение. У слова “правда” трудно найти иной синоним, нежели “истина”. А вот у слова “неправда” родственников в русском языке – пруд пруди.

Ложь, вранье, обман, фальшь, клевета, неискренность, притворство, ошибка, шутка, фантазия, вероломство, искажение, маскировка, поклеп, навет, измена, неверность, подделка, подмена, умолчание, фальсификация, лицемерие, лицедейство, треп, лажа, туфта и далее нецензурное.

Не будем все-таки делать вывод, что правды в нашей жизни совсем уж мало. Просто отклонение от истины имеет множество оттенков, в особенности с точки зрения морали. К некоторым видам лжи мы относимся снисходительно, некоторые даже считаем за благо. Недаром есть выражение “ложь во спасение”. Врач говорит больному: “Вам скоро полегчает”, зная, что тому осталось жить совсем недолго. Мать сочиняет для ребенка объяснения жизненных ситуаций, чтобы не напугать непосильной для него суровой правдой. Кто их осудит?В фильме Тарковского “Андрей Рублев” есть новелла “Колокол”. Для нового храма возрождающегося города нужен большой колокол, а все колокольные мастера вымерли от чумы. Сын колокольного мастера Бориска просит доверить дело ему, уверяет, что отец перед смертью завещал ему “секрет” колокольного дела. В муках и терзаниях идет работа над сотворением колокола, Бориска постоянно поддерживает версию о знании им “секрета”: иначе перестанут слушаться, не будет единой команды, каждый начнет гнуть свое. И вот решительный миг – и колокол зазвенел. Общее ликование, и лишь Бориска бьется в истерике, пришедшей как облегчение, – не знал он, оказывается, никакого “секрета”, обманул князя. Просто в своем юном возрасте он уже был мастером, лучшим и единственным мастером, но кто бы ему доверил работу, если бы не легенда о “секрете”?

А теперь перейдем к политике. При тоталитаризме все было ясно. Те кто не понимал, в какой лжи мы живем, – им было хорошо и весело, как теленку, не понимающему, что он предназначен для бифштекса. Кто понимал – те мучились перед нравственным выбором: говорить или не говорить правду.

Демократия все усложнила. Демократические выборы потому и не популярны в глазах большинства, что они заставляют думать и думать. Инстинктивно мы все понимаем, что в любом коллективе, в любой толпе, в любом обществе есть люди, чей разум выше усредненного. Он-то и должен принимать решения. Поставим себя на его место. На место Бориски, который умеет отливать колокола в свои пятнадцать лет, но которому ни за что не поверят, что он умеет.

Умный политик, твердо знающий тернистый путь, по которому должно пойти общество, сталкивается с непониманием избирателей, предпочитающих легковесные обещания популистов всех мастей. Необходимо сделать выбор: гордо уйти непризнанным или же затушевать свои взгляды, умолчать о некоторых своих намерениях, добавить в свою предвыборную программу парочку популистских лозунгов, а затем, выиграв выборы, вернуться к своей политике и проводить непопулярные, но необходимые меры. Если умываешь руки и идешь по первому пути – предаешь данный тебе Богом талант, отдаешь наивных избирателей на откуп заведомым проходимцам. А если избираешь второй путь, то оскверняешь себя обманом. Это жизненная ситуация, полная драматизма. Недавно предложил я высказаться откровенно на страницах газеты одному действующему депутату – либералу и умнице. Он мне ответил: “Не могу я высказываться откровенно. Мои избиратели к этому не готовы”.

Именно по этой причине политику называют “грязным делом”. Стандартный ответ на это утверждение – нет грязной политики, есть грязные политики. Но проблема этим не исчерпывается. Можно ли назвать грязными профессии ассенизатора, дворника, уборщика? Они постоянно имеют дело с грязью, убирая ее, делая жизнь окружающих чище. То же самое в политике: приходится иметь дело с людской скверной, копаться в ней. Приходится бороться за голоса избирателей по тем правилам, которые отнюдь не ты придумал. Нужно обязательно выиграть выборы, ибо тебе-то ясно, что твой соперник за душой ровным счетом ничего не имеет, что он погубит слабые ростки новой жизни, если получит власть. А избиратели в своем большинстве не дают себе труда разобраться, подумать, они клюют на любую приманку популиста, т.е. политика, единственное стремление которого – понравиться самым наивным избирателям, ради чего он идет на самую заведомую ложь. Девиз популиста – “на дурака не нужен нож: ему с три короба наврешь, и делай с ним, что хошь”.

Чем ниже в обществе уровень морали, здравого смысла и образованности, тем больше лжи в публичной политике, тем разнообразнее популистское меню. В России политическое вранье доведено до предела, до абсурда, до карикатуры. Чем нелепее и откровеннее вранье, тем легче приобрести популярность. Особенно успешно потрудились на этой ниве Гдлян-Иванов, Жириновский, Лебедь, Брынцалов, Глазьев, ох, не буду перечислять дальше и дальше.

И наоборот, самых умных и честных политиков сегодня поддерживает лишь тончайший слой нашего общества, истинная интеллигенция, говорящая народу правду о нем самом, а правда эта горькая.

Трагическим воплощением этой проблемы – сочетания правды и лжи во спасение – является Борис Ельцин. На этом посту политик должен быть на полшага впереди общества, ни больше – чтобы не оторваться, ни меньше – чтобы не остановиться. Остаться чистеньким тут совершенно невозможно. Печально будет, если мы не проанализируем его трудный опыт.

Как, скажем, объяснить победу Ельцина в 1996 году, когда за пять месяцев до выборов его рейтинг составлял чуть ли ни 4%?

Люди, встав перед жестким выбором, одумались. Одумался сам Ельцин, введя в свою команду людей по-настоящему умных и энергичных. Мужественным шагом явилось заявление Ельцина об антикоммунистической направленности его политики. Одумались предприниматели, поняв, чем рискуют, и выделили деньги на избирательную кампанию. Одумались руководители средств массовой информации, до этого злоупотреблявшие популизмом, шедшие на поводу у зрителей. Вместо человеконенавистнических передач Невзорова и слезливых интервью с первым встречным телевидение стало демонстрировать умные и честные документальные фильмы, напомнившие людям реальный сталинско-брежневский социализм. Мне не надо далеко ходить: питерский ХДС получил возможность выезжать в глубинку и лицом к лицу разъяснять людям коммунистическую ложь в отношении религии. В итоге избиратели Ленинградской области, обычно голосующие за коммунистов, 65% голосов отдали Ельцину.

Человеческий подвиг совершил сам Борис Николаевич. Впоследствии стало ясно, какую боль он преодолевал, каких усилий ему стоила это избирательная кампания. Он делал это не для себя, а для страны. Ведь всем ясно, что никто другой из реформаторов не смог бы выиграть.

В плоскости политической лжи очень интересно рассмотреть феномен Путина. Тут уникальная ситуация: президентом почти что великой державы на 10-м году ее демократического существования стал человек, которому не пришлось бороться за голоса избирателей. За него всё сделали: а) его предшественник, б) административный ресурс и в) ментальность избирателя, голосующего “как все”. Ему потрясающе повезло: не пришлось осквернять себя публичной ложью, можно отделаться дипломатичными формулировками. Ну, разве что “мочить в сортирах”, да и то он был искренен. И мы до сих пор раздумываем: “Кто Вы, господин Путин?”, и не можем определиться, что для нас важнее: обрыдлый сталинский гимн или абсолютно рыночные экономические законы, принятые послушным парламентом, арест Ходорковского или гласный суд над ним.

Самое главное: как он будет передавать власть, в отличие от Ельцина. Президентские выборы 2008 года станут испытанием. Сумеют ли сплотиться лучшие, умнейшие? Такого напряжения усилий не достичь на парламентских выборах. Так пробудить спящую совесть одновременно десятков миллионов людей можно, увы, не чаще, чем раз в четыре года. Вот, кстати, почему президентское правление предпочтительнее парламентского.

Сегодня сделать правильный выбор помогает прежде всего не столько интеллект, сколько нравственное чувство. Нравственный выбор преобладает над интеллектуальным – это надо признать как факт. И хотя нравственный уровень сегодняшнего общества не вызывает восторга, он, тем не менее, выше интеллектуального, ибо, по мысли Тертуллиана, “душа человеческая – христианка”.

А для того, чтобы реально уменьшить количество лжи в политике, необходимы партийные структуры. Должны исчезнуть “независимые” политики – самые отъявленные лжецы. Нужны настоящие партии, действующие постоянно, с четкими идеологическими границами.

У партийного политика ограничены возможности вранья, поскольку существует всем хорошо известная программа его партии. И мне, избирателю, не нужно пристально вглядываться в глаза кандидата – сильно он врет или не очень. Сегодня я голосую за либералов, поскольку вижу, что страна еще не закончила свой долгий разворот в сторону рыночной экономики. Но придет время, и я скажу: “Пора ограничивать капиталистических акул, пора добавить социализма”. И проголосую за социал-демократов. Как это сделали недавно англичане и французы. Социал-демократы похозяйничают лет пять-десять, повысят пенсии, поддержат национальную промышленность, наступит спад производства, и мне опять придется голосовать за либералов. Это нормально. Абсолютно прямых дорог, как и абсолютной правды, не бывает.

За исключением Того, Кто и есть Путь, Истина и Жизнь.