КТО КОГО ДУРАЧИТ?

Анатолий Гержгорин

Ну, вот и еще одна неделя позади. К чему мы приблизились – к миру или войне? Не гадайте – к президентским выборам. А это похлеще ураганов, которые методично, как молот кузнеца, бьют по Флориде. С чего бы это? Пора астрологам подключаться. А нам, поскольку мы все равно ничего не смыслим в тонких науках, остается говорить разве что о свободе совести. Правда, и тут не обходится без зубоскальства: дескать, надо сначала эту самую совесть иметь. Зубоскалят, понятно, наши слишком уж политически продвинутые иммигранты. Им, точнее нам, в принципе терять нечего. Почему бы и не позубоскалить, если еще мудрый Бенджамин Франклин заметил: “Если ты покупаешь то, что тебе не нужно, то скоро будешь продавать то, что тебе необходимо”.

Предстоящими выборами живет не только Америка, но и освобожденные ей государства. 9 октября к урнам должны прийти афганцы. В Кабуле придут точно. В других местах – неясно. Командующий американским воинским контингентом в Афганистане генерал-лейтенант Дэвид Барно сообщил на брифинге, что талибы и “алькайдовцы” уже проникли в провинции Пактия, Пактика и Хост, чтобы попытаться сорвать выборы. А в январе свой выбор предстоит сделать иракцам. Министр обороны Доналд Рамсфелд с солдатской прямотой сказал, что там, где продолжает сохраняться напряженная обстановка, выборы могут и не состояться. В госдепартаменте это вызвало переполох, и правая рука госсекретаря Ричард Армитидж поспешил успокоить общественность, заявив, что все остается без изменений: “При полной поддержке иракского народа и ООН мы полным ходом продвигаемся к общенациональным выборам”.

В общем, опять пятилетка в четыре года. И «откровенность» Армитиджа – всего-навсего умение лгать прямо в глаза. Вы встречали кота, которого заботило бы, что о нем говорят мыши? Кому нужны выборы ради выборов? До них еще нужно дорасти. А на Востоке с молоком матери впитывают, что все, кто на голову выше тирана, рискуют остаться без нее. Поэтому вполне достаточно опроса общественного мнения. Подарите потенциальным избирателям 50000 сотовых телефонов, проинструктируйте и намекните, что этой волшебной связью они смогут пользоваться бесплатно до следующих выборов – и дело в шляпе. Ибо, как любил повторять Уинстон Черчилль, “отличие государственного деятеля от политика в том, что политик ориентируется на следующие выборы, а государственный деятель – на следующее поколение”.

Впрочем, если уж совсем быть кристально честным, то Черчилль повторил слова американского теолога Джеймса Кларка, сказанные им почти на столетие раньше. Но суть от этого не меняется. Америка изо всех сил стремится играть роль строгого, но справедливого папы. А когда очень стараешься, получается плохо. На днях военный суд приговорил Федерико Мериду, признанного виновным «в убийстве иракца и в даче ложных показаний», к 25 годам тюремного заключения. Не буду ставить под сомнение решение суда. Но сам собой напрашивается вопрос: а получил ли такой срок хоть один захваченный боевик, на руках которого кровь американских солдат? Во время войны законы молчат. Это Цицерон. Он знал, о чем говорил. Закат Римской империи начался, когда сильная сторона опиралась на закон, а слабая – на варварские обычаи. Но история – не наука и не искусство, а всего лишь союз между умершими, живыми и еще не родившимися.

В Белом доме можно на каждом шагу встретить портрет Авраама Линкольна. У Билла Клинтона он висел в кабинете. Но никто не проникся его словами: “Можно все время дурачить некоторых, можно некоторое время дурачить всех, но нельзя все время дурачить всех”. Еженедельник Newsweek, постоянно подчеркивающий о своих тесных связях с Пентагоном, сообщил о готовящихся планах свержения сирийского и иранского режимов. Даже несмотря на то, что у «США нет достаточного количества солдат», сторонники решительных действий требуют от президента проведения секретных операций, которые могут привести к смене власти в этих странах. Информация появилась почти сразу после того, как Колин Пауэлл сообщил на пресс-конференции в Нью-Йорке, что «Вашингтон не собирается применять силу против Ирана», однако не исключает возможность и военного решения конфликта.

Для чего понадобилась утечка информации? Ведь и без того ясно, что президент не станет предпринимать каких-либо резких шагов накануне выборов. И если даже 50 газет говорят глупость, это все равно глупость. Но важно подчеркнуть решительность Белого дома, который готов бороться с врагами Америки везде и всегда. А дабы ложь выглядела правдоподобной, Newsweek добавил, что США не случайно именно сейчас передали Израилю 5000 «умных» бомб, способных разрушать подземные бункеры, где спрятаны иранские ядерные объекты. Все это, естественно, предназначалось для внутреннего пользования. На Тегеран подобные публикации впечатления не производят. Иранский министр иностранных дел Камаль Харади, встретившись в Нью-Йорке со своим британским коллегой Джеком Стро, сказал: “Ядерная бомба в руках у израильтян гораздо опаснее, чем наши ракеты, способные долететь до Лондона”. Стро намек понял и дал понять Колину Пауэллу, что Великобритания категорически против силовой акции против Тегерана.

А дальше и вовсе началось нечто невообразимое. Госсекретарь встретился с глазу на глаз с министром иностранных дел Сирии Фаруком аш-Шарой и после 45-минутной беседы заявил, что Дамаск готов проводить совместное с американцами патрулирование своей границы с Ираком. И Сирия чудесным образом исчезла из числа стран, внесенных в список “оси зла”. Пауэлл похвалил Дамаск за вывод войск из Бейрута. И поблагодарил за готовность к сотрудничеству в восстановлении Ирака. Видимо, ему пришлась по душе “косметическая операция” под названием передислокация войск в Ливане. А о попрании ливанской конституции и вовсе не упоминалось. Как и о поддержке Сирией террористических организаций. Террористы тоже нужны. Они, как волки, поддерживают баланс в природе, то бишь в международном содружестве. Понимаю, что этого требуют интересы государства. Вернее – предстоящие выборы. Вечная дилемма дипломата: либо обидеть иностранного коллегу, сказав ему правду, либо, солгав, унизить себя самого. У Пауэлла это получается просто восхитительно.

Война будет бесконечной, если помогать тем, кто готов тебя уничтожить. Минувшая неделя прошла под знаком МАГАТЭ, отодвинув в тень яростные закулисные баталии на генассамблее ООН. В Вене дружно уговаривали Иран отказаться от ядерных программ, обещая награду за послушание. Тегеран не соглашался, и как сообщил в кулуарах министр иностранных дел Франции Мишель Бернье, “ФРГ, Англия и Франция начали терять терпение на уговоры Ирана подчиниться требованиям Совета управляющих МАГАТЭ”. И даже склоняются к предложению США о вынесении иранского “атомного досье” на рассмотрение Совета безопасности ООН. Иранский президент Мухаммад Хатами отреагировал на это с олимпийским спокойствием: “Надеемся, что этого не произойдет. Это будет означать поражение и слабость МАГАТЭ”.

В дискуссию даже вмешался Владимир Путин. Выступая перед участниками проходившего в Москве Конгресса информационных агентств, он высказался против расширения клуба ядерных держав. Не преминув при этом напомнить, что Тегеран не стремится к обладанию ядерным оружием, о чем уже неоднократно заявлял. Что оставалось Ирану? Сообщить, что процесс обогащения урана в ближайшее время не начнется. Пресс-секретарь министерства иностранных дел Хамид Раза заявил, что это “не первостепенная задача”. Его заявление, похоже, всех удовлетворило, и МАГАТЭ перешло к обсуждению более серьезных вопросов. А что может быть серьезней, чем израильская ядерная угроза? Подготовленная Египтом резолюция, требующая создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия, была одобрена единодушно.

Израиль неожиданно пошел навстречу, дав согласие допустить инспекторов Comprehensive Nuclear Test Ban Treaty Organization – организации, контролирующей выполнение договора о запрете ядерных испытаний, на свои ядерные объекты. Речь идет не об исследовательском центре в Димоне, а о станциях, занимающихся мониторингом уровня радиации. Всего их в мире около 300, в том числе и в Индии, и Пакистане, куда дорога инспекторам закрыта. Но это никого особо не тревожит. Обе страны вошли в ядерный клуб с черного входа, показав дорогу остальным. А МАГАТЭ сейчас больше всего тревожит ситуация на Ближнем Востоке. Этой теме посвящена международная конференция, запланированная на январь 2005 года. И уже подготовлена резолюция, в которой говорится, что Израиль представляет ядерную угрозу миру. Иерусалим дал понять, что намерен бойкотировать эту конференцию, если резолюция не будет снята с повестки дня. Овцам и в самом деле бессмысленно настаивать на резолюции о пользе вегетарианской пищи, если волки придерживаются другого мнения. Вообще создается такое впечатление, что политика – занятие общественными делами ради собственной выгоды.

Генассамблея ООН собралась после резни в Беслане, череды кровавых терактов в Израиле и почти ежедневного исламского «шоу» с отрезанием голов заложников, которое стало неотъемлемым атрибутом программ всех арабских телеканалов.

Но посмотрите на лица министров иностранных дел, собравшихся в Нью-Йорке. Они расцвечены улыбками и лучезарны, как лики на иконах. Охотно встречаются с общественностью, раздают автографы, дружат консульствами и… держат в карманах кукиш. Мишель Бернье встретился с представителями еврейских организаций Америки и популярно объяснил, что “без Арафата, или против его воли, осуществиться не может ничего, – он избранный лидер палестинского народа, и мы обязаны вести с ним диалог”.

Не знаю, как еврейские организации, но меня Арафат совершенно не волнует. Я его в гробу видел и даже готов купить белые тапочки. Зато очень волнует, почему еврей во Франции вынужден прикидываться турком, чтобы не получить по морде. Вот о чем надо было говорить с Бернье. А майсы об Арафате он пусть рассказывает жене.

Лучше не начинать, чем остановиться на полпути. Проблемы не исчезнут, если их игнорировать. На дискуссию по геноциду в Судане генассамблея потратила час времени, а на сооружение защитной стены – не один день. Председатель комиссии ООН по правам человека Джон Дугард в своем докладе обвинил Израиль «в захвате палестинских земель». Впрочем, и Джорджу Бушу не дают покоя поселения. С террором он уже смирился и готов воевать еще сто лет, передавая эстафетную палочку от президента к президенту, если, конечно, преемники захотят играть по таким правилам. Поэтому и показал образцы человеколюбия в своем выступлении на генассамблее. Но, как учил прусский генерал Карл Клаузевиц, “на войне всякая идея человеколюбия – пагубное заблуждение, нелепость”.

Зато в эту игру охотно готовы играть европейцы. Министр иностранных дел Нидерландов Бернард Бот советовал Сильвану Шалому как можно быстрее “понять логику шейха Насраллы” и приступить к переговорам с “Хизбаллой”. Только о чем говорить? Об установлении дипломатических отношений? Так Ливан еще в Хизбаллан не переименован. А облизывающий сирийский сапог Бейрут мира не хочет. Бот, конечно, не сапог, а обыкновенное резиновое изделие. Зато представляет Европу. Потому и мыслит широко, по-европейски: “Нельзя изолировать такие организации, надо с ними говорить, они нуждаются в сотрудничестве европейцев”. И Сирию с Ираном “нельзя изолировать, а не то они превратятся в очередную Северную Корею”. Где-то я уже это слышал. Только называлось это немного по-иному – “мюнхенским сговором”, что ли. Ничто, за исключением, может быть, преступления, не делает человека столь презренным и ничтожным, как непоследовательность и трусость.

…Давид Гурион был социалистом до мозга костей. Но на фоне сегодняшних израильских «ястребов» он просто головорез. “Еврейский народ может надеяться, прежде всего, на самого себя и лишь в очень небольшой степени – на то, что кто-то еще в мире захочет понять его проблемы и проникнется к нему некоторым сочувствием. Он не должен ни от кого зависеть и не должен верить никому, кроме самого себя”. Если бы это сказал Шарон, его бы точно линчевали.