ДАЛЬНЕЙШАЯ СУДЬБА РУСЛАНА

Алекс Эпплфилд

В прошлом номере газеты от 1 октября мы опубликовали небольшую заметку «Поможем Руслану». Наш корреспондент из Далласа Алекс Эпплфилд связался со своей знакомой в Москве, доктором Ольгой Лебедевой. Вот что он нам сообщил.

Я звонил Оле Лебедевой, долго с ней разговаривал. Руслана и остальных детей из Беслана выписали из больницы и отправили домой. Я не понимаю, почему, и Ольга тоже не знает. Скорее всего, пиар-компания закончилась, и дети больше для этого не нужны. Ольга была потрясена, когда я сказал, что ее письмо взволновало людей в Техасе, у нас, говорит она, уже все забыли об этом.

Я попросил ее написать, как все было, и вот отрывок из ее письма (я только вырезал несколько фраз лично адресованных мне).

“Значит,напишу тебе всё, что знаю со слов Зарифы. Как я тебе говорила, Руслан – молчун, да я к нему и не привязывалась.

1 сентября они отправились утром в школу – Руслан, мама и маленькая Вика. Когда их загоняли вовнутрь, они потеряли маму. Потом оказалось, что она жива, но сильно ранена в ногу, ее несколько раз уже оперировали в Беслане, сейчас хотят четвертую операцию делать – осколок торчит в кости.

На третий день, когда пошла стрельба и взрывы, люди побежали, а Руслан сразу накрыл собою Вику и сказал: “Не шевелись”. Потом их нашли спецназовцы – Руслан лежал на Вике без сознания изрешеченный, а Вика вся была в его крови. Оказалось, что у девочки нет ни единого повреждения.

Ты знаешь, я всё удивляюсь: как Русланчик мог так себя повести в 13 лет, не имея жизненного опыта? Ведь когда начали взрывать и стрелять, побежали все. А он не поддался общей панике, а просто накрыл собою Вику. Думаю, это оттого, что у него была только одна главная мысль – спасти ее. А всё остальное не важно. У него самого спрашивать бесполезно – он отказывается разбирать свое поведение и вообще вспоминать. Одна медсестра в Филатовке всё к нему привязывалась, достала его. В конце концов, он не выдержал и по-осетински громко сказал: “Я не хочу это вспоминать!” У него потрясающие, взрослые глаза.

После нашего вчерашнего разговора я созвонилась с Бесланом, поговорила с Зарифой – бабушкой Русланчика. Она сказала, что ее сестра сейчас в Москве, дала телефон. Я позвонила ее сестре Заре. Мы очень долго разговаривали. Она знала про меня заочно, от Зарифы. Во время нашего разговора Зара не удержалась и спросила, почему я всё это делаю. Вот видишь, до чего довели наших людей – они не могут поверить в добро, хотя, казалось бы, что может быть проще.”

Русланчику пуля прошила легкое, и еще осколок от взрыва застрял в груди, в сосуде. В Филатовке ему сделали операцию на легком, он быстро поправился. А осколок отказались вынимать. Сказали, что очень рискованно. Я пыталась посоветоваться с Рошалем, связалась с его референтшей Анной Николаевной. Она дала его е-мэйл, но пока он не отвечает. Написала в Красный крест – тоже нет ответа. Моя подруга Ирина живет в Испании и там работает в благотворительной организации (название сейчас не могу вспомнить, но оно есть в ее письме). Сейчас она пытается что-то для него сделать – в смысле его обследования в их клинике.

2 сентября у Русланчика был день рождения, ему исполнилось 13 лет. Вот где он его отметил. Это очень мужественный, спокойный человек.

Сейчас они в Беслане. Могу дать адрес и телефон:

Северо-Осетинская Республика, Правобережский район, г.Беслан, ул.Надтеречная, 47.

Дзандаров Руслан.

(86737)3-20-35. Бабушку зовут Зарифа, маму – Земфира, папу – Ланзберг. На имя бабушки открыт счет для мальчика. Вот его координаты:

SABRRUMMSP1

SAVINVGS BANK OF THE RUSSIAN FEDERATION

STAVROPOL OFFICE)

NORTH OSSETIAN BRANCH 8632,

VLADIKAVKAZ

42307840560340200091

DZANDAROVA Zarifa