ОСТРОВНОЙ МАЙДАН

Борис Немировский

gСтуденческие протесты в Гонконге развиваются точь в точь, как события «раннего Майдана» в Киеве. Волнения ширятся и набирают силу, ставя весь Китай перед серьезной системной проблемой.

Серьезные экономические успехи Китая последних лет во многом скрыли от мира проблемы, накапливающиеся «за кулисами» этой страны. Протесты в Гонконге ясно продемонстрировали, что есть немалые основания сомневаться в стабильности КНР.

Гонконгские протесты не стали, на самом деле, сюрпризом. В течение долгих лет Китай остается структурно нестабильной страной, и независимо от исхода нынешних событий в Гонконге, ситуация вряд ли может быстро быть изменена или исправлена. По одной простой причине: проблемы, которые накопились в КНР вопреки ее бурному экономическому развитию, достигли критического барьера.

Только по официальным китайским данным, каждый год в Китае происходят массовые протесты и демонстрации, в которых принимают участие до 180 тысяч человек – причем в основном их недовольство направлено против предположительно стабильной власти Коммунистической партии. Люди протестуют против коррупции, загрязнения окружающей среды, непотизма в кадровой политике, принудительных переселений, социальной несправедливости. Где и когда возникают очередные протесты, сложно предугадать, так же как и то, где и как проявятся их отголоски, которые в состоянии быстро породить нестабильность по всей стране. До сих пор, тем не менее, протесты в Китае оставались единичными, так что, несмотря на быстрое распространение протестных настроений (в особенности, учитывая нынешний уровень развития социальных сетей), они могли быть достаточно легко ограничены и подавлены властями. Кроме того, в КНР, в отличие от многих других стран, телерепортеры не столь вездесущи, так что протестам не хватает «картинки». Таким образом, медийные эффекты, которые были бы в состоянии «подбросить дров» в протестный огонь, в основном отсутствуют.

Гонконг в этом отношении по-прежнему является «особым случаем»: пока «колония британской короны» находилась под властью ее величества Елизаветы II, Лондон всеми силами пытался если не подавить, то до крайности смягчить демократические протесты. Только в последний год британского правления, во времена последнего губернатора Криса Паттона (1997 год), эти протесты набрали силу, за ними стоял Пекин, а точнее – обещание, данное жителям Гонконга руководством КНР. Оно заключалось в простой формулировке: «Одна страна – две системы». То есть, им было обещано, что они сохранят свои демократические и экономические права и свободы, при этом став частью Китая – и гонконгцы твердо в это обещание поверили, выходя на улицы и протестуя против затяжек и проволочек, которые пыталась применить Великобритания, не желая отдавать обратно арендованный у Китая более сотни лет назад остров.

Нынешняя волна протестов – это ничто иное, как требование жителей Гонконга, обращенное к Пекину: сдержите данное слово. Но в Пекине, несмотря на «рыночную» направленность страны, по-прежнему правит коммунистическая партия, выработавшая с годами чуть ли не врожденное недоверие к демократии и поэтому отказывающаяся доверить судьбу далеко не самого маловажного китайского региона открытому, демократичному избирательному процессу.

Возможно, в любой другой китайской провинции назначение кандидатов «из центра» и недопущение местных выдвиженцев к выборам сошло бы с рук без особых возражений – в конце концов, подобная практика является в Китае нормой. Но не в Гонконге, где люди а) еще помнят, что такое свободные выборы; б) поднаторели в массовых протестах – с 1989 года они ежегодно 4 июня выходят на демонстрации в память подавления тогда еще британской властью студенческих волнений на острове. Традицией стали также и демонстрации 1 июля – в годовщину возвращения Гонконга Китаю. Тем не менее, нынешние манифестации, которые вот уже в течение многих дней парализовали центр Гонконга – это некое новое качество. Они ставят Пекин перед сложнейшей системной проблемой, ведь, несмотря на обещания, 17 лет китайского правления в Гонконге показали, что демократическая система западного образца просто не в состоянии в пределах одной страны ужиться с «социалистической демократией», последняя в честной борьбе явно проигрывает. И это заставляет беспокоиться иностранных наблюдателей, которым отлично известно, что на системные вызовы Пекин привык отвечать со всей жестокостью. Однако, если центральными фигурами гонконгских протестов становятся 17-летние юноши и девушки, то следует задаться заодно и вопросом – все ли, кто в них участвуют, осознают те риски, которые несет открытая конфронтация? Наивность в обращении с коммунистической системой, ощутившей угрозу себе, не только опасна, она смертельно опасна.

Запад при этом, на фоне украинско-российской войны, на фоне событий на Ближнем Востоке и грозящей пандемии эболы, заинтересован, скорее, в стабильности Китая. В «заряженной», пропитанной слезоточивым газом и полицейским служебным рвением атмосфере остается лишь надеяться, что с обеих сторон найдутся люди, готовые работать на умиротворение. При этом надежды на официальных представителей китайской власти довольно малы – демонстранты каждый божий день ожидают решительной атаки полиции или даже военных подразделений. Скорее всего, рано или поздно они ее дождутся, если только не отыщется путь, ведущий к некоему компромиссу, позволяющему обеим сторонам сохранить лицо. Подобный путь, к сожалению, в данный момент не только не найден, к его поискам никто даже и не приступал. Возможно ли вмешательство тех же западных «медиаторов», посредников, призванных помочь всем успокоиться и не ввязаться в драку?

Оглядываясь на международную реакцию, можно утверждать: преждевременные аплодисменты гонконгским демонстрантам со стороны США весьма двуличны и частично попросту лживы. Во-первых, Америке, кроме красивых слов, нечего предложить – нет ничего такого, чем Вашингтон мог бы в самом деле поддержать демонстрантов на гонконгских улицах. Во-вторых, как уже было сказано, долговременная стабильность в КНР, Гонконг там или не Гонконг, является приоритетным интересом как для Америки, так и для Европы. Мировая геополитика и без того перенапряжена в данный момент, мировая экономикa только-только выбралась из кризиса, так что вряд ли кто-либо желает вообще представлять себе, во что может вылиться дестабилизация Китая. Так что и злорадство, и благородные мечты о срочной демократизации КНР в данный момент неуместны. В конце концов, в первую очередь пострадают именно те, кому аплодируют – гонконгские демонстранты. Но когда это произойдет, западные СМИ давно уже перенесут свое внимание на какую-нибудь очередную «горячую точку», которой можно будет всласть поужасаться и поаплодировать.