СКАЖИ МНЕ, КТО ТВОЙ ДРУГ?

Алмат Аскаев

cРоссийский президент ищет в Китае нового партнера, способного заменить Запад в деле откачки российской нефти и газа. Это ему удается плохо, что лишний раз продемонстрировал его визит в Китай. Не пора ли Казахстану задуматься о своем будущем?

Владимир Владимирович Путин уверенно пошел по стопам Бориса Николаевича Ельцина. Нет, не в политическом или экономическом отношении. Скорее, в завоевании почетного титула «мирового клоуна». Правда, если Ельцин совершал принесшие ему мировую славу эскапады (дирижирование немецким оркестром, шлепки по попам иностранных переводчиц), как говорится, с пьяных глаз, то Путин предпочитает откалывать коленца в совершенно трезвом и донельзя серьезном виде. Так, рассказав европейским лидерам и лично Ангеле Меркель о половых признаках бабушек и дедушек, Владимир Владимирович отправился в Китай, на встречу лидеров АТЭС (организации Азиатско-Тихоокеанского Экономического Сотрудничества). Прибыв в Пекин, он сначала подарил Председателю КНР Си Цзиньпину «российский» телефон Yotaphone-2, собранный в Китае по тайваньской технологии (очевидно, следующим шагом должна быть поездка в Тулу для вручения мэру этого города подарочного самовара), а позже заботливо укрыл плечи супруги китайского лидера каким-то серым, невзрачным пледом – последняя смущенно улыбалась, пытаясь выскользнуть из-под предложенной тряпки, а китайским телевизионщикам пришлось немало потрудиться, вырезая этот странноватый эпизод из ленты новостей.

Китай заказывает – Россия платит

Впрочем, в отличие от китайских новостных сюжетов, в российские данный эпизод не попал изначально. Вместо этого можно было прочесть и просмотреть множество отчетов о «более тесном сотрудничестве», о российском газе, который вот-вот осчастливит своим огненно-голубым присутствием Китай, и о крепнущей дружбе братских народов назло, как уж водится, мерзопакостному Западу с его бесполезными, но почему-то такими тревожащими санкциями. И впрямь, российский газ теперь (точнее, с 2019 года) вроде бы должен широкой рекой потечь из Якутии и Сибири, через 3000-километровый газопровод «Сила Сибири», прямо в Китай. 38 миллиардов кубометров в год – что, европейцы, съели? И более того, отныне «Газпром» должен снабжать Срединную Империю дополнительными 30 миллиардами «кубиков» в год. Послание Путина: «Если Европа нас больше не любит – Азия нас ждет!».

Но это все риторика. Цифры говорят об обратном. В прошлом году в Западную Европу «Газпром» поставил 174 млрд. кубометров газа – это почти втрое больше, чем желают (причем не сейчас, а в будущем) покупать китайцы. Кроме того, из-за азиатских поставок Россия ни в коем случае не желает сокращать европейские, а Европа, в свою очередь, наоборот, хочет сократить закупки российского газа, активно запускает альтернативные линии и строит плавучие терминалы для приема сжиженного газа из Африки и Южной Америки. Пусть, мол, подороже, да зато понадежнее, чем сидеть под российским «пледом».

Есть и «в-третьих», а именно – в этой новой сделке Россия не является ни главным, ни даже равноправным партнером Китая. Новое рамочное соглашение предусматривает, что «Газпром» будет снабжать китайский концерн CNPC через так называемый «западный маршрут»: газ, добываемый на уже подключенных полях Западной Сибири, будет отправляться в Китай через Алтай и узкий участок российско-китайской границы, зажатый между Казахстаном и Монголией, с помощью еще не построенного газопровода. «Газпром», правда, утверждает, что мог бы начать поставки «уже вчера», не дожидаясь начала строительства «западного пути», но для этого пришлось бы заново подключать газовые месторождения в Восточной Сибири, что обошлось бы минимум в 55 млрд. долларов, так что «Газпром» попросил у китайских партнеров половину этой суммы вперед.

Китайские партнеры пожали плечами и платить отказались. Вместо этого они предложили Путину и Миллеру а) перевести расчеты по газовым сделкам в юани (на что Путин радостно согласился, плохо представляя себе экономические последствия такого шага); б) дать деньги под строительство и под подключение В ДОЛГ. Судя по разговорам о «предоплате» в российских СМИ, Путин согласился и на это. «Лопни, но держи фасон». Таким образом, Россия в пику злобствующему Западу начинает строительство газопровода, призванного когда-нибудь, через 5 лет, отправлять в Китай треть объемов поставляемого в Европу газа, причем делает это даже не за свои деньги, а за одолженные… у покупателя этого газа. Еще небольшая деталь: «Роснефть», оказавшаяся в последние месяцы в положении, как говаривал Остап Бендер, «джентльмена в поисках червонца», продала китайской компании CNPC десять процентов своего нефтяного месторождения Ванкор. С правом самостоятельной добычи там нефти. Итак, результат путинской поездки?

Затормозивший было свое падение рубль опять пошел вниз. Потому что биржа – это такой инструмент, который очень чутко реагирует на политические и экономические изменения, а вот на рекламу не реагирует вовсе.

Глас Назарбаева в пустыне

А теперь обратим внимание на другое событие: президент Казахстана заявил, что, по его мнению, в ближайшие годы мир ожидает «период глобальных испытаний, которые приведут к изменению мировой архитектуры». Назарбаев, как передают информационные агентства, ссылается в своем ощущении на собственный политический опыт. Более того, он полагает, что «достойно пройти через этот сложный этап смогут не все страны». А какие «не все»? На это он прямого ответа не дает, но замечает: «Казахстан, как часть мировой экономики, страна, которая находится в непосредственной близости к эпицентру геополитического напряжения, ощущает негативное влияние всех этих процессов».

Откровенно говоря, при всей неприязни к елбасы, следует признать за ним одно бесспорное преимущество: он и в самом деле обладает чуйкой на уровне киплинговского шакала Табаки из «Маугли». Он не раз и не два «нюхом чуял» (ну, или «опирался на политический опыт», как кому угодно) кризисные ситуации и вечно ухитрялся не просто приземлиться на четыре лапы, а упасть прямо на масляную сторону бутерброда. Так что, если теперь он говорит об «изменении мировой архитектуры», то это говорит не он, а его звериное чутье на опасность.

Но возникает вопрос: если эта опасность реальна, если она грядет, с кем должен оказаться Казахстан? С Россией? Вряд ли. Мало того, что последствия западных санкций, падения рубля и нарастающей военной напряженности Казахстан все отчетливее ощущает на собственной шкуре, так еще и поведение хозяина Кремля и его присных не дает надежды на то, что они в состоянии эту ситуацию разрулить и направить Россию, а заодно и союзников в тихую гавань. Более того, своим кабальным соглашением с Китаем, Россия портит игру все тому же Казахстану: ведь в поставках нефти и газа в КНР она становится в позу конкурента казахским нефти и газу. Зачем китайцам покупать казахстанские ископаемые, если Россия ради своего «бодания» с Западом предлагает их бесплатно, да еще готова заплатить, чтоб только взяли?

Очевидно, именно поэтому в данный момент назарбаевская «чуйка» работает на сближение не с Россией, а именно с КНР. России – отказ признавать Крым и «Новороссию», заявления о возможном выходе из ЕАЭС, а Китаю – все с точностью до наоборот. Это стало заметно уже многим специалистам в мире: так, по мнению издания «Bloomberg Businessweek», не только Казахстан, но и другие центральноазиатские государства, испуганные российским вторжением в Украину, стараются наращивать свои экономические связи с КНР. Подтверждением тому являются ближайшие планы самого Китая: он намерен выделить 16,3 млрд. долларов на реконструкцию центральноазиатских дорог (как шоссейных, так и железных), а также нефте- и газопроводов. В целом, Китай намерен возродить Великий Шелковый Путь, связывавший в древности Поднебесную с Европой.

Пекин в самом деле заинтересован в этом проекте, так как он поможет Китаю добраться до европейских рынков (между строк читаем – в обход России) и одновременно – обеспечить доступ к природным ресурсам Казахстана, Кыргызстана и Туркменистана. По сути, это есть не что иное, как новый этап «большой игры», которую еще с начала XIX века вели меж собой Британия и Российская Империя – игры за Великую Степь. После появления СССР Центральная Азия была просто в него интегрирована, а вот теперь Китай решил, что вполне может потягаться за влияние в этом регионе, раз уж англичане выбыли.

В нынешних условиях, когда российская экономика валится на глазах, Кремль не в состоянии купить дружбу Центральной Азии большими деньгами, а Китай – может. Собственно, он именно так и поступает. Что ж удивительного в том, что лидеры стран ЦА вдруг начинают испытывать столь бурные дружеские чувства по отношению к КНР и одновременно охладевают к «старому другу»? Что Россия может противопоставить этому процессу, если она и сама вынуждена идти к Китаю на поклон уже не столько по экономическим, сколько по политическим мотивам? Для китайцев же политика в данном случае играет второстепенную роль. Для них это – просто бизнес.