СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ВЫБОР

Анатолий Гержгорин

Жизнь чем-то напоминает рыболовную сеть – те же дырки, связанные веревкой. Но дыра, как на нее ни смотри, все равно пустота, даже если она и с дном. Тень, говорят, верней собаки, но и она не рискует забиваться вместе с нами в щели. Остается лишь стать тенью у собственной тени. Смерть Мухаммеда Абдель Рауфа Арафата аль-Кудва аль-Хусейни вызвала ликование у одних и глубокую печаль у других, причем, опечаленных, как легко догадаться, было гораздо больше. И породила массу анекдотов. Вот один из них. Решили арабы за заслуги пеpед нацией похоронить Арафата в Мекке. Сказано – сделано. Похоpонили. Утpом пpиходят, а гpоб за чертой города стоит. Вернули на место. Hа следующий день та же каpтина. Надо выяснить, в чем дело. Сидят ночью – ждут. Смотpят, выходит пророк Мухаммед и говоpит: «Ты обещал палестинцам государство к 2000 году? Вот и катись туда – здесь тебе не общежитие!».

В конце концов, для репутации важен размах, а не итог. Даже свою смерть отец мирового террора превратил в грандиозное шоу Проститься с Арафатом съехался весь мир. Евросоюз срочно мобилизовал министров иностранных дел – они прилетели в полном составе, забыв о насморке и кашле. Для того, будем считать, чтобы убедиться, что покойник мертв. И лишь потеряв чувство достоинства, широко расправили плечи. Меня занимало, кто какую отавил бы эпитафию, если бы получил заказ на надгробный камень. Коллекция для «музея» под открытым небом могла бы получиться впечатляющей. Судите сами. Президент Франции Жак Ширак: “Ушел человек смелый и убежденный, в течение 40 лет символизировавший борьбу палестинцев за признание их национальных прав”. (Не могу удержаться от комментария: достоинство голого Арафата – секрет, пожалуй, только для Европы).

Президент России Владимир Путин: “Ясер Арафат посвятил всю свою жизнь справедливому делу палестинского народа, борьбе за реализацию его неотъемлемого права на создание независимого государства”. (Интересно, что бы он сказал в адрес мертвого Басаева). Председатель КНР Ху Цзиньтао: “Мы скорбим, потому что потеряли великого друга Китая”. (Скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты). Кофи Аннан: “Арафат символизировал национальные чаяния палестинского народа. Теперь, когда его уже нет, и израильтяне, и палестинцы, а также их друзья по всему миру должны приложить еще больше усилий для мирного осуществления палестинского права на самоопределение”. (Почему только «палестинского народа», чем, к примеру, курды или баски хуже?). Президент ЮАР Табо Мбеки: “Ясер Арафат был гигантом борьбы бедных и угнетенных”. (Только бедных почему-то стало еще больше). Сами Зури, пресс-секретарь ХАМАС в Газе: “Мы потеряли одного из великих символов национальной борьбы и идеи. Его потеря укрепит нашу решимость и твердость в проведении джихада и сопротивлении сионистскому врагу до победы и освобождения”. (От комментариев воздержусь).

Утешенье для несчастного – иметь товарищей по несчастью, гласит латинская пословица. Телекомпания CBS прервала на пять минут показ детективного сериала, чтобы сообщить о смерти Арафата. Потом, правда, продюсера уволили, поскольку он якобы ни с кем не посоветовался, проявив неразумную инициативу. Но он и не мог поступить иначе. Если президенты и премьер-министры посыпают головы пеплом, что уж тогда говорить о простых смертных. Даже над зданием ООН был приспущен флаг. Об этом распорядился лично Кофи Аннан. В память о лауреате Нобелевской премии мира состоялось специальное заседание генассамблеи, на котором дипломаты выстроились в очередь, чтобы сказать доброе слово в адрес покойного.

Его «заслуги» действительно не поддаются никакой оценке. Как раз в преддверии этого заседания институт новостей IMRA опубликовал список преступлений “лауреата и миротворца”. Только в период между подписанием “Декларации о принципах ближневосточного урегулирования” в сентябре 1993 года (за что Арафат и получил Нобелевскую премию) и провалившимися переговорами в Кэмп-Дэвиде летом 2000 года в терактах погибли 256 израильтян. Ну а после почти сразу же развязанной “интифады” было убито еще 1032 человека. Понимаю, самый большой недостаток – это подмечать чужие недостатки. Но деяния Арафата – не просчеты политика или обычные человеческие слабости, а самое настоящее преступление. Не потому ли в его честь не названы заводы или пароходы. А вот “Бригады мучеников аль-Аксы” переименованы в “Бригады шахида Ясера Арафата”. Как раз в тот момент, когда международное сообщество взахлеб рыдало над его гробом.

Кто взобрался на подмостки, уже не может не лицедействовать, иначе забросают камнями. Арафат еще не отдал душу аллаху, а Израиль с подачи США «разморозил» 40 миллионов долларов для администрации автономии. И даже подумывает о выводе войск, чтобы не мешать свободе волеизъявления палестинцев на президентских выборах, которые, возможно, состоятся 9 января. Белый дом настаивает, но Шарон-то понимает, что в этом случае страну вновь захлестнет волна терактов. Генеральный секретарь ФАТХ в Иудее и Самарии Хусейн аш-Шейх уже заявил в интервью телеканалу Al-Arabia: “Винтовка, которую поднял Ясир Арафат в дни арабского отступничества, покорности и пораженчеств в 1965 году, будет поднята теперь руками тех, кто продолжает верить, что винтовка это единственный и самый короткий путь к освобождению. Это завет Абу Амара (одна из кличек Арафата – А.Г.) и его завещание, которое мы по воле аллаха выполним”.

Это не пустой звук. Когда-то и речи Гитлера встречали со смешком. А он что говорил, то и делал. Арафат тоже никогда не скрывал своих целей, и ни на йоту не отступал от намеченных планов. Над ним подтрунивали и посмеивались, а он делал свое дело.

И сейчас, вопреки, казалось бы, здравому смыслу, отдал ФАТХ в руки окопавшегося в Сирии председателя политбюро ООП Фарука Каддуми, который тут же сцепился с Махмудом Аббасом. Даже на смертном одре Арафат просчитал все на несколько ходов вперед. Передав Абу-Мазену полномочия председателя исполкома ООП, он, тем самым, возвысил и Каддуми, который действует в одной связке с Абу-Маером Риманом – главным «кадровиком», безвылазно находящемся в Тунисе: в его руках вся картотека террористического подполья. Абу Мазена с распростертыми объятиями принимают на международной арене. Каддуми же постоянно в тени. Но он тоже хочет гастролировать по парижам. А для этого нужна соответствующая должность. Вот он и решил подвинуть Аббаса. И сразу перешел от разговоров к делу, организовав на него покушение руками Муссы Арафата.

Одна голова хорошо, а две, простите, – мутант. На арабском Востоке давно усвоили, что уж лучше быть банкротом, чем никем. На фоне пылающего Ирака палестинские дела не стоят и выеденного яйца. Но Америку упорно поворачивают лицом к этой высосанной из пальца проблеме. Это особенно бросалось в глаза на совместной пресс-конференции Джорджа Буша и Тони Блэра. “Многие считают, что попытка сделать палестинское общество демократическим – пустая трата времени, – говорил президент. – Но ведь когда-то то же самое раздавалось и в адрес Японии, которая еще совсем недавно была одним из наших главных врагов. Но и там победила демократия. И сейчас премьер-министр Дзюнъитиро Коидзуми – мой друг. Он очень хороший человек”. В том, что Коидзуми очень хороший человек, нет никаких сомнений. «Чтобы быть довольным своим положением, необходимо сравнить его с еще худшим положением», – говорил Бенджамин Франклин. Японцам было с чем сравнивать. А арабы всегда жили в нищете и невежестве. Поэтому и не дорожат жизнью. Ни своей, ни тем более, чужой.

Билл Клинтон, по-видимому, не догадывался, что в споре побеждает тот, кто не участвует.

Поэтому и пережил болезненную осечку в Кемп-Дэвиде. Эту же ошибку сейчас готов повторить и Джордж Буш, пообещавший “посвятить следующие четыре года плану создания палестинского государства”. Благими намерениями, как известно, вымощена дорога в ад. Профессор Дэниэл Пайпс, лучший на сегодня, пожалуй, специалист по Ближнему Востоку, предупреждает, что уже в ближайшее время на территории автономии начнется массовая резня. В статье, опубликованной в последнем номере журнала “Фронтпейдж”, он пишет: “Вместо власти политиков там утверждается власть “расстрельных команд”. В течение ближайших месяцев автономия станет ареной сведения счетов, сражений за землю, имущество и власть в каждом отдельном городе и районе”. По мнению Пайпса, и Махмуд Аббас, и Ахмед Куреи способны играть лишь роль ширмы, поскольку не имеют реальной военной силы, на которую могли бы опереться. Однако, когда период междоусобиц завершится, предупреждает Пайпс, может появиться сильная личность, способная огнем и мечом навести порядок.

Такой «сильной личностью» может стать осужденный на 4 пожизненных срока Маруан Баргути, который уже заявил, что намерен участвовать

в президентских выборах. И Ариэль Шарон, и Сильван Шалом тут же заверили, что “этот убийца проведет в тюрьме всю оставшуюся жизнь”. Но, как известно, нет неразрешимых проблем, есть неприятные решения. По сообщению кувейтской газеты “Аль-Кабс”, Египет начал переговоры об обмене Баргути на «израильского шпиона» Аззама Аззама. В это верится с трудом, поскольку осужденный на 15 лет израильский друз слишком мелкая сошка. Каир уже «менял» Аззама на ливанского террориста Самира Кунтара, который убил в 1979 году четырех израильтян в Нагарии. Однако к этому процессу могут подключиться Соединенные Штаты, предложив в виде наживки Джонатана Полларда. И хотя Ариэль Шарон говорит, что это не будет никогда, потому что не может быть, меня гложут большие сомнения. Ибо что у израильского премьера на уме, то у министра внутренних дел Авраама Пораза на языке. «В качестве жеста доброй воли Израиль может освободить из тюрьмы и Баргути», – сообщил он в интервью «Армейскому радио». Если верить опросам, проведенным доктором Халилем Шкаки, возглавляющего институт общественного мнения в Рамалле, популярность Баргути достигает 20-25%, в то время как Абу-Алы, Абу-Мазена и Рауха Фаттуха – всего 2-3%.

Вашингтон, безусловно, понимает, что проблема может быть решена только тогда, когда у арабов появится готовность к разумному компромиссу. Джордж Буш первым сказал израильтянам о том, что им придется смириться с созданием палестинского государства, но появится оно лишь после того, как палестинцы научатся уважать право Израиля на безопасное существование. Но этот процесс, считают эксперты, рассчитан как минимум на одно поколение. Зачем же брать на себя повышенные обязательства? У войны за плечами тысячелетия. Она старше религии. Арабы не согласятся на формулу “два государства для двух народов”. Когда министр иностранных дел Израиля Сильван Шалом и премьер-министр Ирака Ияд Аллави пожали друг другу руки перед телекамерами, это вызвало ярость почти во всем арабском мире. Нельзя игнорировать прежний опыт: все, кто стремились заключить мир с Израилем – король Иордании Абдалла, президенты Египта Садат и Ливана Жмайель – были убиты.

Стратегический выбор Арафата в пользу войны и террора был продиктован не столько личными амбициями, сколько неготовностью бросить вызов арабскому миру, до сих пор не смирившемуся с правом еврейского государства на существование. Поэтому пора бы понять: если завтракаешь в обед, ужин вряд ли подадут. И мне непонятен оптимизм Джорджа Буша, заявившего на встрече с Тони Блэром, что “у нас появился реальный шанс для создания палестинского государства “. Не надо путать чувство собственного достоинства с себестоимостью. Мне кажется, что сама стратегия борьбы с терроризмом исходит из ложного посыла. Америка подходит к решению этой проблемы, сфокусировав внимание на “Аль-Кайде”, считая ее основным источником всех бед. Но это лишь один из симптомов терроризма. Нам противостоит не какая-то отдельно взятая террористическая организация, а кровавая исламская идеология фашистского толка, которая будет угрожать миру даже в том случае, если удастся полностью уничтожить всю инфраструктуру “Аль-Кайды”. Потому что одни преступления открывают путь другим. Жизнь и смерть Арафата только подтверждают это.