ПРОГНИЛО ЧТО-ТО В ДАТСКОМ КОРОЛЕВСТВЕ?

Борис Немировский

danВ минувшую субботу в Копенгагене произошел теракт, который многие СМИ успели прозвать «мини-парижским»: террорист открыл огонь по культурному центру, в котором проходила дискуссия о свободе слова и антирелигиозных карикатурах. Результат «огнестрельной аргументации» – двое убитых, несколько раненых…

Вслед за нападением на редакцию парижского журнала «Charlie Hebdo», произошедшее месяц назад, в столице Дании в минувшую субботу произошел теракт, разительно напоминающий «Париж в миниатюре». Некий «среднестатистический гражданин» арабского происхождения решил поучаствовать в дискуссии, которая велась в тот день в культурном центре Krudttønden («Пороховая бочка») на животрепещущую тему отношений между религией и свободой слова, в частности – о праве карикатуристов рисовать антирелигиозные карикатуры. В дискуссии приняли участие как обычные датчане, так и приглашенные знаменитости: в частности, посол Франции и шведский карикатурист Ларс Вилкс, «согрешивший» карикатурой на пророка Мухаммеда еще в 2007 году, в результате чего «Аль-Каида» назначила за его голову награду – 150 тыс. долларов.

Означенный среднестатистический гражданин Дании арабского происхождения (так, по крайней мере, утверждает датская полиция, сообщившая также, что он-де только недавно вернулся из Сирии, где принимал участие в «развернутой дискуссии» между террористами «Исламского государства» и курдскими боевиками по поводу обладания сирийским городом Кобани, причем на стороне террористов), то ли не имея возможности выразить свое мнение датским языком, а то ли решив подзаработать, выполняя заказ почившей в бозе «Аль-Каиды», с улицы открыл огонь из автомата через стеклянную дверь культурного центра. Ни в Вилкса, ни во французского посла он, правда, не попал, зато убил присутствовавшего там датского кинорежиссера и ранил нескольких охранников.

Изложив таким образом свою точку зрения, среднестатистический датский араб сел в свой видавший виды «фольксваген» и поехал было по своим делам, но потом передумал и совершил еще одно нападение на расположенную неподалеку от места его первого преступления синагогу. Это стоило жизни еще одному человеку – 34-летнему охраннику. Устав от трудов праведных, убийца преспокойно направился к себе домой, очевидно, отдыхать. Датские полицейские, устроившие на всякий случай засаду возле его дома, с немалым удивлением застрелили убийцу на месте, так как сдаваться он не захотел – и в самом деле, с чего бы? Разве он совершил что-нибудь противоправное?

Так называемое «культурное кафе» Krudttønden, на которое было совершено нападение, расположено на людном перекрестке в районе Østerbro, напротив футбольного стадиона. Район считается если не фешенебельным, то вполне респектабельным, известен в Копенгагене своими многочисленными мебельными магазинами, бутиками и ресторанами. В данный момент здание, в котором расположено кафе, оцеплено, у натянутых полицейскими пластиковых лент лежат сотни цветочных букетов. Полицейские, стоящие на посту, вооружены автоматами. Для маленькой, спокойной и свободной Дании это крайне непривычное зрелище.
Несмотря на ледяной ветер и температуру ниже нуля, уже который вечер сюда собирается множество людей. Для датчан, непривычных к подобным вещам, нынешние события – серьезный стресс. Об этом заявила и премьер-министр Дании Хелле Торнинг-Шмидт. Это чувствуется, витает в воздухе. До сих пор жители датского королевства думали, что терроризм и исламизм – это где-то не у них, а на Ближнем Востоке, в крайнем случае – в какой-нибудь Франции или Германии (к слову, в Германии уже на следующий день в связи с террористической угрозой было отменено карнавальное шествие в городе Брауншвайг, граничащем с Данией – крупнейшее на севере страны карнавальное шествие, проводящееся почти полторы сотни лет). Теперь им трудно сжиться с мыслью, что у них – то же самое.

Катрин и Валентин, молодая пара, пришли положить цветы вместе с тремя своими детьми. Они живут неподалеку от места трагедии. «Это какое-то сумасшествие – терроризм прямо на соседней улице», – говорит Катрин. Она родилась и выросла в Копенгагене, здесь ее дети пошли в школу. Теперь они боятся ходить по улицам, а родителям трудно пояснить, что же произошло. Впрочем, добавляет Валентин, «подобного следовало ожидать». Сам он – член Социал-демократической партии и когда датские газеты в 2005 году опубликовали карикатуры на Мухаммеда, он счел это неправильным. Сегодня он полагает, что, не будь этих карикатур, террористы бы все равно нашли повод для своего «джихада». Не один, так другой.

17-летний Фредерик пришел со своей матерью Аннетт. Его ощущение – словно некая удавка затягивается на горле Европы: сначала Франция, теперь Дания. Аннетт полагает: «Даже если кто-то из нас и ожидал подобного, все равно ощущение такое, словно мы проснулись в каком-то другом мире». Рядом кладет цветы Клаус – средних лет, черное пальто, шляпа… Его ощущение: «Я просто дико зол». Клаус не даст заткнуть себе рот и намерен дальше говорить и думать, что хочет. «Датчане должны защитить свои ценности и свое право на свободу, – уверен Клаус. – Датское общество привычно к острым дебатам, к свободе слова – это часть нашей национальной самоидентификации. Никому не позволено, явившись к нам незваными, посягать на нашу душу».

Впрочем, далеко не все датчане оказались шокированы произошедшим. Многие признаются сегодня, что давно ожидали чего-то подобного, что когда-нибудь исламистский терроризм придет и в их страну. В конце концов, вся эта долгоиграющая история с карикатурами началась именно в Копенгагене в 2005 году, когда датская газета «Jyllandsposten» опубликовала первые «образцы» этого жанра. С тех самых пор и датские журналисты, и сама страна оказались «под прицелом». За последние годы, по данным полиции, было предотвращено несколько терактов, в их числе – покушения на редакцию «Jyllandsposten», а также на карикатуриста Курта Вестергаарда. Примечательно, что в процентном отношении к небольшому количеству населения Дании, именно из этой страны в Сирию и Ирак отправилось наибольшее количество молодых людей, пожелавших принять участие в джихаде. Теперь, когда ИГИЛ потерпел целый ряд чувствительных поражений, некоторые из них вернулись по домам. Войну, как и огнестрельное оружие, они, похоже, привезли с собой.

На пороге Krudttønden стоит также Яле Таваколи из «комитета Ларса Вилкса» – она, собственно, и организовала эту дискуссию. По ее словам, она не могла сообразить, что кто-то всерьез решил перебить собравшихся, даже когда уже вовсю звучали выстрелы. «Я выскочила на улицу через черный ход, – рассказывает она, – а на улице почувствовала себя позорной трусихой, потому что это же я – организатор». После покушения Таваколи всерьез задумалась о том, чтобы прекратить свою деятельность и, в частности, закрыть свой антиисламистский блог на сайте «Jyllandsposten». Все-таки она решила продолжать. «Меня все равно уже знают, так что, даже если я теперь замолчу – убить меня могут и так». По ее мнению, датские власти за минувшие годы просто не поняли, насколько велика опасность, угрожающая стране.

Несколькими километрами южнее расположена синагога, на которую убийца попытался напасть всего лишь час спустя. В этот момент там справлялась бармицва и собралось около 80 гостей. Сюда не приносят букетов (это не в еврейской традиции), но и к синагоге приходят в эти дни сотни жителей датской столицы, чтобы высказать свои соболезнования. Супружеская пара средних лет Улла и Вигго, стоят у входа. «Мы теперь все боимся, – говорит Улла, – но штука-то в том, что на журналистов исламисты нападают за то, что те рисуют карикатуры, а вот на евреев – просто за то, что они евреи. Не стоит строить иллюзий – подобное может повториться уже завтра». «Когда Данию оккупировали нацисты и потребовали выдать евреев, мы, датчане, вместе с королем вышли на улицы с желтыми звездами, – добавляет ее муж. – Мы сказали, что если Гитлер хочет уничтожить евреев, то мы все евреи, пусть убивает всех. Сегодня, похоже, опять то же самое. Мы должны сказать, что теперь мы все – евреи, пусть эти ублюдки попробуют совладать с нами всеми».