БОМБА РАЗДОРА

Борис Немировский

iПереговоры с Ираном по ядерной программе вошли в решающую фазу. До конца месяца должно быть выработано рамочное соглашение. Тем временем отношения США с Израилем совершенно разладились.

Барак Обама очень хотел войти в историю в качестве президента-миротворца. Получив «авансом» за свои благие намерения Нобелевскую премию мира, он изо всех сил старался помириться с противниками и недоброжелателями США: таскал по всему миру «кнопку перезагрузки отношений», заигрывал с Россией и Палестиной, выводил войска из Ирака и Афганистана… Кончилось это, увы, большим пшиком: после его мирного выступления в Каире там началась революция, в результате которой власть чуть не захватили откровенно враждебные Америке «Братья-мусульмане», Россия на фоне «перезагрузки» захватила Крым и развязала грязную, «гибридную» войну против Украины, а палестинский ХАМАС собрался присягать на верность террористическому «Исламскому государству».

Вместо налаживания отношений с врагами, Обама успел рассориться с друзьями: европейцы разобиделись, узнав ненароком, что «Большой Брат» следит за ними нынче так пристально, как никогда за всю историю трансатлантических отношений, израильтяне, мягко говоря, крупно не понимают его заигрываний с палестинцами за счет торговли израильской территорией, а собственные избиратели мощно «прокатывают» демократов на выборах, отдавая республиканцам большинство как в Конгрессе, так и в Сенате США.

Десять лет без бомбы

Пожалуй, у Барака Обамы, «докручивающего» свой последний срок на посту президента, осталась лишь одна возможность хоть как-то оправдать выданную ему «нобелевку», а именно – постараться все-таки разрулить проблему иранской ядерной программы. Следует признать, что в этом отношении он близок к успеху – ожидается, что до конца марта будут выработаны рамки, в которых сможет обретаться Иран, не пугая соседей перспективой получения атомной бомбы. В интервью, данном информагентству Reuters, президент США выдвинул весьма конкретные условия, необходимые, по его мнению, для достижения компромисса: Иран должен полностью заморозить всякую деятельность на ядерном поприще, как минимум, на десять лет. То есть – ни «мирного атома», ни пресловутых центрифуг, ни обогащения урана и плутония. Тогда, по мнению Обамы, можно будет с уверенностью сказать, что иранцы не обладают атомной бомбой.

Многие аналитики уже сейчас полагают, что подобное условие не столько означает уверенность в том, что у Ирана не будет бомбы, сколько переносит проблему в будущее: через десять лет все начнется сначала, только «у руля» в Америке будет уже не Барак Обама, и «иранская проблема» перестанет считаться его проблемой. Он с удовольствием сможет заявить будущему президенту США: «Я-де миротворец, а тебе еще попотеть придется». Правда, захочет ли ему подыграть иранское руководство, это еще большой вопрос. По идее, до конца июня соглашение должно быть подписано, тем не менее, на сегодняшний день по-прежнему остается целый ряд нерешенных и весьма спорных вопросов: к примеру, вопрос о том, когда именно должны быть отменены международные санкции. Запад считает, что снять их можно будет лишь тогда, когда инспекторы Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) официально доложат, что иранская атомная программа заморожена, а Тегеран настаивает, чтобы санкции были сняты уже в конце марта – когда и если будет подписано рамочное соглашение. При этом как США, так и Иран даже не рассматривают возможность нового продления переговоров, хотя сам Обама, по его словам, довольно скептически относится к перспективе подписать окончательный договор к концу июня.

Дружба крепкая не сломается?

Его советница по вопросам безопасности Сьюзан Райс также разделяет сомнения своего босса, однако при этом защищает политику США уже не столько по отношению к Ирану, сколько по отношению… к Израилю. Ее пояснения по поводу атомных переговоров с Тегераном можно выразить фразой: «Обойдемся без сопливых». В том смысле, что она отвергает любые формы дополнительного давления на Иран, к которым призывают Белый дом израильтяне. «Мощная дипломатия, поддержанная давлением», по ее словам, вполне обеспечат «замирение» Ирана. Ну и, как обычно, завершила она свою речь заверением в том, что «Соединенные Штаты ни за что не допустят, чтобы Иран получил атомное оружие. Точка».

Увы, но Израиль по-прежнему считает, что это вовсе не точка, а очень даже подозрительное и неприятное многоточие. В конце концов Тегеран по-прежнему отказывается допускать к себе инспекторов МАГАТЭ и совершенно не намерен останавливать обогащение урана. И никакое «решительное давление» его до сих пор не смущало. Так что неудивительно, что премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу перед началом очередного раунда переговоров между Ираном и так называемой «шестеркой» (постоянные члены Совета Безопасности ООН плюс Германия), который должен состояться в Швейцарии, отправился в Америку – доказывать и уговаривать.

Увы, но эта поездка лишь подчеркнула, насколько отвратительными стали на сегодняшний день отношения между Иерусалимом и Белым dомом. Потому что и визит, и выступление Нетаниягу в Конгрессе организовали республиканцы – то есть, оппозиция, в то время как ведущие представители правящей Демократической партии поспешили «сказаться в нетях» – у них у всех появились ну совершенно неотложные, срочные дела.

Представители Белого дома, говоря дипломатическим языком, проявляют серьезное недовольство, а если удовольствоваться простыми определениями – они злы, как черти. Ни один из официальных руководителей США не счел возможным для себя явиться в Конгресс и послушать выступление израильского премьера. Вице-президент Джо Байден объявил, что у него дела за границей, руководитель Госдепартамента Джон Керри решил отправиться в Женеву двумя сутками раньше, чем это было запланировано, а президент Барак Обама заявил, что не собирается встречаться с Нетаниягу. Единственная «большая шишка», с которым израильский лидер пообщался – спикер парламента, республиканец Джон Боннер. Именно он пригласил руководителя израильского правительства выступить в Конгрессе – причем сделал это в обход Обамы, едва ли не в пику ему. Афронт, превращающий отношения между Вашингтоном и Иерусалимом из «плохих» в «катастрофические».

Что ж, в последние годы к тому и шло. С того самого момента, как Барак Обама стал президентом США, стало понятно, что между ним и израильтянами пробежала упитанная черная кошка. В 2009 году, выступая со своей знаменитой каирской речью (к слову, тогда, отправившись в турне по Ближнему Востоку, Обама демонстративно исключил из своего маршрута Израиль), президент Америки недвусмысленно пообещал решение палестинской проблемы… через головы израильтян. А заодно открыто осудил израильское строительство новых поселений в Самарии и Иудее.

Ответ последовал очень быстро: Нетаниягу, дождавшись визита вице-президента США Джо Байдена в Израиль, демонстративно разрешил постройку новых домов на этих территориях. В ответ Обама выступил с заявлением о том, что он предпочитает решить палестинскую проблему таким образом, чтобы Израиль отошел к границам 1967 года – то есть, отдав не только сектор Газа, но и западный берег Иордана. Возмущению израильтян не было предела.

То, что воспоследовало в ответ, официальный Вашингтон называет «одним из наиболее унизительных действий, которые президент Америки был вынужден терпеть»: отправившись с визитом в Белый дом, Биньямин Нетаниягу на совместной пресс-конференции прочел своему радушному хозяину прилюдно целую лекцию о том, почему идея о границах 1967 года абсолютно неприемлема для израильтян: «Палестинцам придется принять реальность, какая она есть: Израиль готов на серьезные уступки ради мира, но не готов ставить под угрозу собственное существование».

Таким образом, «миротворческий процесс на Ближнем Востоке», обещанный Бараком Обамой, умер, не родившись – так же, как пресловутая «перезагрузка» и прочие «протягивания рук», затеянные лауреатом Нобелевской премии мира. Теперь же яблоком раздора стал Иран с его ядерной программой. Иерусалим и Вашингтон с самого начала вроде бы желали проявить единство и не допустить, чтобы Иран получил атомную бомбу, но в пути их единство куда-то подевалось: после смены правительства в Тегеране Обама поспешил ослабить давление, в то время как на Нетаниягу его действия повлияли, как красная тряпка на быка. Он и теперь уверен, что в случае, если Ирану будет позволено в очередной раз затянуть переговоры, то иранская бомба будет готова уже через пару месяцев.

И на этом фоне слабым утешением звучат слова Сьюзан Райс, которая заявила, что отношения между США и Израилем-де «всегда были выше политики». Может, они и выше политики, но в данный момент – скорее, ниже плинтуса. А заполучи Иран атомную бомбу, то в соседях у него по-прежнему будет не Америка, а Израиль. Со всеми вытекающими.