ЗЕМЛЯ ФАРАОНОВ

Ольга Хендерсон

Прекрасно осознавая прописную истину о том, что будущее нам не принадлежит, все мы живем планами, прогнозами и ожиданиями. В действительности же невозможно предвидеть, что ждет нас даже за поворотом. Я никогда не думала, что Египет будет значить для меня больше, чем канувшая в Лету великая цивилизация и родина знаменитых пирамид, но волею судьбы эта северо-африканская страна стала частью моей жизни.


На все воля Аллаха

Прежде чем поведать вам свои впечатления о моем пребывании на земле Фараонов, я бы хотела начать с негласного девиза этой страны, который в переводе с арабского дословно звучит так: «На все воля Аллаха». Это фраза -самая общеупотребимая в арабском мире, но не частота повторения этих священных для мусульман слов так важна для понимания уклада жизни страны, а их истинное значение, отражающее философское отношение египтян ко всему, что происходит с ними и вокруг них. В ситуациях, где европейцы или американцы будут стараться изменить ход событий, египтянин лишь улыбнется и напомнит, что на все воля Аллаха. Люди искренне верят, что их судьба в руках Б-га, поэтому всеобщее спокойствие и неспешность в делах – характерная особенность этой страны.

Если оставить в стороне культурные различия и национальные традиции, египтяне – народ душевный и весёлый. И хотя их заунывные, тягучие песни напоминают больше плач Ярославны, чем баллады о любви и счастье, в этой солнечной стране улыбки предпочтительней печали. Даже в самых бедных деревушках, где стрелки часов, будто остановились навсегда, а жизнь жителей напоминает страшное кино, люди приветливы и доброжелательны.

Египет – страна контрастов

Мои впечатления о Египте – как разноцветное лоскутное одеяло. Pалитра красок такая многообразная: светлые и радостные тона перемежаются грустными и сумрачными. Феноменальное сочетание первобытного варварства и технического прогресса встречается в мире нечасто, в этой же стране – на каждом шагу. Роскошные пятизвездочные отели соседствуют здесь с жалкими лачугами, мерседесы и ослиные упряжки вместе томятся в каирских пробках. Молодые леди, одетые по последней моде, и их соотечественницы, прячущие улыбки в чадре, щеголи-бизнесмены и уличные торговцы, лениво потягивающие кальян; сказочные курорты Шарм-эль-Шейха и допотопные деревни прошлых столетий, прозрачные воды Красного моря и смердящие от нечистот каналы Нила, – все это одна страна, такая многоликая и такая неоднозначная.

Каир, как и многие другие столицы мира, отличает, прежде всего, экологическое неблагополучие, перенаселенность и масштабность. Архитектурный же стиль города оставляет желать лучшего. За исключением нескольких мечетей, посольских особняков и пары музеев, город – эклектичен и уродлив: кривые улицы, запыленные фасады зданий, дома без крыш. Меня не покидало чувство, что я нахожусь в городе после страшной бомбежки – руины, смог, зловония… Конечно, есть довольно респектабельные районы типа Мади и Хелиополиса, где живут экспатрианты и состоятельные египтяне, но даже эти места производят весьма удручающее впечатление.

В противовес мрачному Каиру Александрия, более воздушна. И хотя она во многом и похожа на столицу, атмосфера и настроение средиземноморской соседки сильно отличаются от Каира. Морской берег, вдоль которого протянулся город, не только красит его, но и очищает Алекс своими дождями и ветрами, а также дарит его жителям некую иллюзию свободы, раскрепощая их от суровых мусульманских канонов.

Восток – это торговля

Местечко Кхан-эль-Кхалили на окраине Каира – типичный восточный базар: необъятный, яркий, шумный, он полон всякой всячины – от папирусов и кальяна, до драгоценных камней и шелка. Аромат пряностей и терпких духов перемешивается с запахом горячих лепешек и крепкого кофе, блеяние овец и грозное рыканье верблюдов сливаются с гулом молотков ремесленников и криками продавцов, зазывающих в свою лавку. Перефразируя крылатое выражение из фильма «Белое солнце пустыни», я бы сказала так: «Восток – это торговля, Петруха». Ею занимаются здесь и мал, и стар, а продают и покупают буквально все. Товар зависит от фантазии продавца, а прибыль от его таланта объяснить, зачем вам нужна та или иная безделушка, и почему среди десятка точно таких же у него самые лучшие.

Манера вождения автомобиля в Египте заслуживает отдельного упоминания. И дело не только в лихачестве, присущем многим южным народам, а в полном игнорировании основных правил движения. Езда по встречной полосе, превышение скорости, двойная парковка и отсутствие переходов – обычные явления на здешних дорогах, не говоря уже о том, что светофоры в Каире начали устанавливать только в 2000 году, и пока далеко не все поняли, к чему такая «иллюминация».

Иностранное государство – это не только иные обычаи и нравы, это также и национальная кухня, являющаяся неотъемлемой частью культуры. И даже суперинтеллектуальные турмаршруты пересекаются в залах ресторанов, за столиками кофеен и у барных стоек. Голод и любопытство берут верх, и мы вкушаем диковинные яства. Питание простых египтян весьма непритязательно. Для многих завтрак, обед и ужин состоят из лепешек, бобов и овощных фрикаделек. Большим деликатесом считаются фаршированные голуби. Из напитков – свежие цитрусовые соки, по-восточному крепкий кофе и приторно сладкий черный чай.

Пустыня и море

Если верить гороскопам, то у каждого знака своя стихия. Мой знак воздушный, а человек я «водный». Для меня нет милей пейзажа, чем вид океанских просторов, золотых пляжей и мелодии морского прибоя. Тем сложнее было мне, оказавшись в Египте, оценить по достоинству безжизненную пустыню. Но поверьте, она тоже может быть удивительной! Секрет же ее красоты- игра ветра и света. Именно эти природные волшебники создают в пустыне необыкновенные песочные узоры, раскрашивая ее в зависимости от времени суток в золотисто-кирпичные тона.

С морем же ее роднит непредсказуемость: в какие-то полчаса тучи закрывают солнце, поднимается сильный ураганный ветер и начинается настоящий шторм, правда бушуют не волны, а пески.

Сотни тысяч километров Аравийской пустыни сполна компенсирует фантастический подводный мир Красного моря, гордость египтян и настоящий рай для любителей дайвинга. Откровенно говоря, я и не предполагала, что окажусь в рядах аквалангистов, но живя в Египте, грех не опуститься на дно морское, чтобы полюбоваться его красотами и поболтать о том, о сем с его обитателями. Этот сказочный аквариум завораживает, и порой, наблюдая за стаей барракуд или гипнотическими движениями манта-рэя, забываешь о том, что ты не русалка и пора возвращаться на катер.

Не знаю, как вы, но я нигде не была так очарована Луной, как в египетской пустыне. Возможно, причиной тому расположение нашего городка, в котором мы жили: у черта на рогах, вдалеке от городских огней и шумных магистралей, он окружён барханами и дюнами. Это лунное шоу – просто великолепно. Такое впечатление, будто сидишь в первом ряду партера, а на подиуме идет показ моделей Лунной коллекции от матушки Природы. Укутанная облаками в ожидании ласковой колыбельной, оранжево – красная после знойного дня, загадочная в полнолуние, тоскливо растерянная в поисках своей половинки… Десятки нарядов и образов под аккомпанемент лунной сонаты.

Рассказывая о Египте, нельзя не сказать несколько слов о фермерах. Без преувеличения, эти бедолаги – настоящие герои. В стране, где доля пустыни составляет 96 процентов от общей площади, а механизация – пара ослов и мотыга, земледелие – воистину поединок Человека с Природой. Каждый раз, проезжая мимо полей и убогих деревушек, я восхищалась мужеством этих людей и поражалась их адскому терпению. К сожалению, эти вечные труженики- самое бедное население страны, а их каторжный труд стоит копейки.

Нильский круиз

Чтобы увидеть Фивы, Луксор и Асуан, мы отправились в теплоходный круиз по Нилу. Ведь именно здесь, на юге Египта, древние храмы и дворцы, построенные в 10-15 веках до нашей эры, долина царей и цариц, а также гробницы знаменитых фараонов – Рамзеса и Тутанхамона. Каждый камень дышит историей, и даже руины вызывают восхищение. Но не уникальные фрески, не монументальные колоссы, и не прекрасные барельефы так поразили мое воображение, а необыкновенно высокий уровень цивилизации древних египтян. Тысячелетия назад они строили колодцы и лодки, владели секретами мумификации и даже делали операции на мозге! Когда невольно сравниваешь прошлое и настоящее Египта, то приходишь к несложному выводу: предшественники и потомки – не один и тот же народ. Современный Египет не имеет ничего общего с древним Египтом, разве что единое географическое пространство. Дошедшие же до нас изображения древних египетских Богов, больше похожих на инопланетян, нежели на людей, заставляют ученых и историков снова и снова обращаться к тайне строительства великих пирамид.

Самое распространённое мнение, что пирамиды – это место захоронения фараонов. Предполагают также, что они могли быть построены для спасения сокровищ и книг после Всемирного потопа, ради астрономических наблюдений или даже для обучения будущих жрецов. Когда же смотришь на пирамиды, то в глубине души закрадывается крамольная мысль, что это наследие древности превыше наших современных знаний о планете, солнечной системе, параллельных мирах и многом другом. Отдавая должное цивилизации древнего Египта, интуитивно отказываешься верить в то, что такая титаническая и высокоинтеллектуальная работа могла быть совершена без вмешательства космического разума.

Восток и Запад

Завершая мое повествование о Египте, мне бы хотелось сказать несколько слов о Востоке и Западе. Сегодня много спорят о противостоянии и проблемах во взаимотношениях этих двух миров. Согласно Киплингу «Восток и Запад никогда не встретятся». В этом есть доля истины – ведь их мировоззрения диаметрально противоположны. Запад – это прежде всего ум, логика, знания, высокие технологии, Восток – мистика, интуиция, духовность. Недуг Запада в его гиперматериальности и духовной слепоте, Восток же, будучи убежденным, что внешнего мира не существует, на протяжении многих столетий остается голодным, бедным рабом. Ни для кого не секрет, что исцеление возможно только в гармонии внешнего и внутреннего, синтезе материального и духовного. Нам следует многому друг у друга поучиться, и, возможно, тогда придет понимание, уважение, и появится шанс на мирное сосуществование на планете этих уникальных культур человечества.