ЙЕМЕН: НОВАЯ «ГОРЯЧАЯ ТОЧКА»?

Борис Немировский

yСаудовская Аравия решила в кои веки поиграть мускулами и ввязаться в драку: во главе коалиции из десятка арабских стран саудовские шейхи отправили армию поддержать президента Йемена, которого пытаются свергнуть повстанцы-хути. Но насколько крепка суннитская броня, и во что может вылиться новая война?

Саудовская монархия не зря считается союзницей США, она явно многому научилась у американцев. Для начала, конечно же, броское название: «Буря решимости» – так назвала Саудовская Аравия свои боевые действия в соседнем Йемене. Явное «алаверды» в сторону американской «Бури в пустыне» 1991 года, когда Штаты за две недели разгромили миллионную армию Саддама Хусейна и выбросили ее из аннексированного Кувейта. Далее собранная саудитами «коалиция решительных»: десять арабских стран, «могучая кучка» Персидского залива. Так же, как и США, Саудовская Аравия подчеркивает, что она не одна, что против йеменских хути поднялись многие. Ну, и, конечно же, блестящий полководец: принц Мохаммад бин Салман, сын воцарившегося всего лишь два месяца назад нового саудовского короля. В свои 34 года он – самый молодой в мире министр обороны.

«Мальбрук в поход собрался»

Что же это за коалиция, успевшая уже нанести ряд ракетно-бомбовых ударов по позициям йеменских повстанцев. Кроме Саудовской Аравии, выставившей для этой цели 100 боевых самолетов, неизвестное, но, скорее всего, значительное количество военных кораблей и 150 тысяч солдат (две трети всей саудовской армии), основную нагрузку в этой едва начавшейся войне взял на себя Египет. По данным из Каира, в операции должны принять участие пять египетских боевых кораблей (они уже вышли на позиции в Красном море), 40 тысяч солдат и порядка полусотни самолетов. В кои веки щедрая американская военная помощь, годами оказываемая египетской армии, проявится в виде конкретных действий.

Предположительно, войска коалиции намерены атаковать повстанцев с двух сторон: пока Саудовская Аравия «разбирается» с севером Йемена, египтяне намерены высадиться на западные и южные берега страны. Непонятно, правда, откуда у президента Египта взялась уверенность в том, что армии под его руководством (он ведь еще совсем недавно был военным!) удастся в Йемене то, что годами не удается на собственном Синайском полуострове – а именно, победить исламистов в союзе с местными племенными бойцами. Впрочем, очевидно, как саудовцы, так и египтяне рассчитывают на поддержку других своих союзников: Бахрейна, Катара, Кувейта и Объединенных Арабских Эмиратов – все эти страны так или иначе принимают в боевых действиях против повстанцев-хути самое непосредственное участие. Кроме них, свои самолеты пообещали Иордания, Марокко и Судан, так что в целом против хути, не имеющих собственной авиации, должны быть задействованы 185 боевых самолетов. Для сравнения, это в разы больше, чем используют Ирак и Сирия против «Исламского государства».

Не стоит забывать и еще одного важного участника коалиции – Пакистан. Исламабад также посылает в Йемен самолеты и боевые корабли, правда, до сих пор непонятно, какие именно и какие задания пакистанцы готовы выполнять в рамках общих действий. Премьер-министр Наваз Шариф заявил, что проверяет, по просьбе Саудовской Аравии, возможность отправки в Йемен солдат. Oпять же непонятно, почему их вообще сочли эффективными: в конце концов, пакистанская армия годами не может совладать с талибами в собственной стране.

«Говорят, мы бяки-буки»

Какие же силы противостоят этой, столь разношерстной «сборной команде»? Что вообще творится в Йемене, и кто такие, шайтан их побери, эти самые хути? Эксперты оценивают численность их сил весьма приблизительно: от 30 до 100 тысяч бойцов. За последние месяцы они завладели рядом армейских арсеналов и теперь обладают весьма впечатляющим набором тяжелых вооружений, в том числе, артиллерией, противотанковыми и противовоздушными ракетами.

Кроме того, их снабжает оружием соседний Иран, по принципу, который использует Россия на Донбассе: «А докажите, что это наши танки!» Вооружившись столь солидным образом, повстанцы, конечно же, вряд ли в состоянии выдержать вторжение четверти миллиона солдат, но вполне могут устроить длительную, кровавую партизанскую войну. Тем более, что хути заключили союз с кланом отстраненного в 2012 году многолетнего президента Али Абдаллы Салиха, чей сын Ахмед когда-то командовал Республиканской гвардией, элитными частями йеменской армии. Три года назад Ахмед Салих пообещал новому президенту страны Абд Раббо Мансуру аль-Хади свою поддержку, но теперь, похоже, передумал. Он собрал вокруг себя несколько тысяч неплохо обученных и экипированных солдат, среди которых есть даже боевые летчики. Tак что, если хути удастся «купить в военторге» пару-тройку боевых самолетов и вертолетов, их будет кому пилотировать. Пока что, правда, им этого не требовалось, они успешно вытесняли войска, лояльные действующему президенту, из контролируемых ими городов и селений.

Впрочем, этот союз, который в данный момент пока еще держится, в любой момент может развалиться. В конце концов, и клан Салиха, и хути желают распоряжаться в Йемене единолично, не делясь властью с союзником. Не стоит забывать, что во времена правления Салиха-старшего хути точно так же воевали против него, как воюют теперь против президента аль-Хади. Тем не менее, в данный момент у них имеется общий враг, а теперь появился еще и враг внешний, арабская коалиция. Все это обещает долгий союз… и долгую, изнурительную партизанскую войну.

Бедствия с последствиями

Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф уже успел заявить, что вмешательство Саудовской Аравии «во внутренние дела Йемена» может привести «к драматическим последствиям для всего региона». Похоже, если саудовцы учатся у своих друзей-американцев, то иранцы делают то же самое в отношении своих русских друзей: заявление Зарифа выглядит, как переведенный на фарси спич Сергея Лаврова, где вместо стран Запада фигурирует Саудовская Аравия, а вместо Украины – Йемен. При этом военная помощь, оказываемая Ираном йеменским повстанцам, не считается «вмешательством во внутренние дела», так же, как военная помощь, оказываемая пророссийским сепаратистам на Донбассе, не считается Кремлем за вмешательство во внутренние дела Украины. А вот если вмешаются другие, то это да, это уже ай-яй-яй, это разжигание войны. Поистине, дипломатия – это искусство возможного…

Тем не менее, кое в чем иранский министр прав: миру, терзаемому десятком больших и малых войн, для полного счастья и благополучия не хватает еще одной, причем именно на взрывоопасном и неустойчивом Ближнем Востоке. Особенно интересным в этом свете выглядит интервью посла Саудовской Аравии в США Абдель аль-Джубейра телекомпании CNN. «Есть две вещи, которые мы, саудиты, не можем игнорировать ни в коем случае: это наша вера и наша безопасность», – заявил он.., и походя, между прочим, не исключил, что если дойдет до эскалации конфликта с Ираном, саудовцы вполне могут заняться… строительством собственного ядерного оружия. Как говорится: «Вот злонравия достойные плоды!»