ПИСЬМО ИЗ ПИТЕРА

Георгий Трубников

Никак не могут наши политики понять сущность приватизации или делают вид, что не понимают. Приватизация – это не продажа государственной собственности с целью получения прибыли! Приватизация – это избавление государства от собственности, с которой оно, государство, не может справиться. Классический пример – в Германии в свое время продавалось предприятие за одну марку.

Все уже забыли, как во время застойного брежневского периода с мечтательной тоской говорили об отсутствующем чувстве хозяина.

Посадить в тюрьму без права переписки руководителей крупнейшей и успешной компании. Внушить всем, предвосхищая решение суда, что они преступники. За полтора бесхозных года завалить компанию претензиями. Выставить на продажу самый главный кусок. Инсценировать торги. Скупить с помощью компании, где председателем совета директоров является ближайший к президенту руководитель его администрации (а для этого взять кредиты с немалыми процентами под гарантию административного слова). По-моему, это верх цинизма. А если я чего-то не понимаю, то, может быть, кто-то объяснит иначе всё происходящее – внятно, доступно и публично?

Нам пытаются внушить, что дело Ходорковского-Лебедева и развал ЮКОСа никак не связаны. И можно было бы поверить, что это так, если бы президент (да, именно он, ведь все это слишком крупно и серьезно, касается всей страны) провел пресс-конференцию, посадив рядом с собой Генерального прокурора, руководителей администрации, главу налоговой службы, Геращенко, а также представителей ЮКОСа. Ради такого мероприятия можно было бы и Ходорковского в наручниках привезти. Я убежден, что даже самые сложные экономические ситуации можно объяснить людям, было бы желание.

Призыв к пересмотру итогов приватизации – это не утопия, не глупость. Это подлое желание политиканов воспользоваться наивностью избирателей, это игра на самых низменных инстинктах толпы: на зависти, ненависти, агрессивности. Таким деятелям порядочный человек не должен руку подавать, а у нас они не сходят с экранов телевизоров, сидят в президиумах.