ШАНС ДЛЯ ХИЛЛАРИ

Борис Немировский

hЧасть 2 – День простоять да ночь продержаться

Кандидату в президенты США Хиллари Клинтон приходится решать сложнейшую задачу: ее нынешний имидж «Снежной королевы» не подходит для предвыборного ралли, а превратиться в «простую женщину» не дает собственное «я» и вездесущие противники-республиканцы.

Непреложное правило гласит: критиковать легче, чем доказывать, разрушать легче, чем созидать. Поэтому задача Хиллари Клинтон становится вдвойне сложной: как непременной участнице правящей команды демократов (пусть и в отставке), ей приходится, по сути, доказывать, что правление Барака Обамы было для Америки не таким уж и плохим, как считают оппозиционеры-республиканцы. Доказать это крайне трудно: множество народу недовольнo Obamacare, многие не могут простить президенту поведения госорганов во время кризиса, когда казна пошла почем зря спасать проворовавшиеся банки, оставив на произвол судьбы «маленького человека»… О внешней политике, епархии Клинтон, и говорить не приходится: на международной арене дрова ломал Обама, а отдуваться за него, так или иначе, придется кандидату от демократической партии. Вот и получается, что у противников нынче на руках все козыри: критикуй – не хочу.

Лыко в строку

Чем, собственно, республиканцы и занимаются. Для них Хиллари Клинтон – воплощение коррумпированного Вашингтона, как политик, и высокомерная стареющая дива, как человек. Кое-кто из правых противников уже сейчас запускает анекдоты о ней: мол, не посетила то или иное собрание, потому что оно для нее недостаточно «элитное» (лимоны недостаточно тонко порезаны), не пожала руку тому или иному работяге, побоялась замарать пальчики…

Откровенно говоря, Хиллари Клинтон в немалой степени сама виновна в том, что у нее сложился подобный имидж. Совсем недавно, когда она представляла публике свои, увы, оказавшиеся довольно скучными мемуары о работе в качестве министра иностранных дел США, кто-то из журналистов спросил ее о миллионах, заработанных ею и ее мужем написанием книг и произнесением речей. В ответ Клинтон спела целую элегию о том, как покинула стены Белого дома «совершенно разоренной», да еще и вынуждена была оплачивать университетское обучение своей дочери Челси. «Это было недешево», – заявила женщина, состояние которой составляет сотни миллионов долларов. Это было… неправильно. Если она таким образом пыталась продемонстрировать заботу о представителях среднего класса, которым и в самом деле довольно сложно выкладывать деньги за обучение отпрысков – что ж, попытка не удалась. Хиллари Клинтон, знающей тайные мысли правителей государств и владельцев мультинациональных концернов, придется учиться понимать заботы «маленьких людей». Обидный прокол, недопустимый для профессионала, тем более, для профессионала ее уровня.

Более того, еще не успев объявить о своем намерении побороться за кресло в Овальном кабинете, Клинтон угодила в центр самого настоящего скандала: когда выяснилось, что она в качестве министра в период с 2009 по 2013 гг. отправляла служебные электронные письма с частного адреса, с сервера, расположенного в ее собственном доме в штате Нью-Йорк. Несмотря на заверения о том, что этот сервер-де защищен, словно Форт-Нокс, подобные вещи совершенно недопустимы: это уже даже не досадная оговорка в речи, это – подозрение в непрофессионализме. Тем более, что сама Клинтон не нашла ничего лучшего, как только приказать стереть с сервера десятки тысяч своих посланий – они мол были личного характера. Тем самым показав, что смешала в одну кучу личное и служебное, словно какой-нибудь студент-недоучка, попавший на высокий государственный пост. Как такую избирать?

Кое-кто из комментаторов предполагает, что на самом деле таким образом у Хиллари Клинтон проявляется благоприобретенная мания преследования. Этой «профессиональной болезнью» страдают многие «селебритиз», не только политики: они начинают бояться папарацци, сторониться «незнакомых» журналистов и скрывать все, что только можно скрыть даже если речь идет не о личных посланиях, а об открытой служебной информации. Так может быть, за годы, проведенные на государственной службе, Хиллари «перегорела» и не годится больше в руководители?

Конец – делу венец

Попытка оправдаться также оказалась, скорее, вредоносной, нежели конструктивной: Хиллари Клинтон с явной неохотой оторвалась от увлекательной конференции о правах женщин, проходившей в здании штаб-квартиры ООН, «снизошла» до корреспондентов и пояснила, что пользовалась личным емэйлом для служебных надобностей исключительно из соображений удобства, а стереть приказала нынче исключительно те письма, которые относились к ее личной и семейной жизни – к примеру, послания от дочери или расписание собственных уроков йоги.

Все это привело лишь к тому, что в обществе укрепилась мысль, витавшая уже десятки лет: Клинтон относится к политике, как к игре, в которой должны действовать исключительно ее собственные правила. Удобно ей нарушать режим секретности, обязательный для высших госчиновников, нарушает, ну и что? Удобно втихаря стирать письма, которые, возможно, относятся не к ее личной жизни, а к ее государственной деятельности, да пожалуйста, почему бы и нет? А кто хоть поморщится – тот враг, представитель пресловутой «правой машины», с которой она уж сколько лет борется.

В конце концов, – немедленно вспомнили противники, – Билл и Хиллари Клинтон долгие годы окружали себя «пожертвователями» с подмоченной репутацией, а фонд, возглавляемый Хиллари, не гнушается брать деньги даже у иноземных диктаторов. Что привело американцев к вопросу: что же это получается, Клинтоны, выходит, торгуют своим политическим влиянием по всему миру? Не потому ли Хиллари отдала приказ уничтожить свою официальную переписку, что в ней можно было найти доказательства ее связи с какими-нибудь автократами или вообще террористами? Понятно, что все эти разговоры – на уровне «теорий заговора», но именно таковой оказалась цена «удобства», на которое пошла руководительница Госдепартамента США в нарушение должностной инструкции. И кандидату в президенты Хиллари Клинтон это теперь выходит боком.

Впрочем, иные наблюдатели замечают, что все эти «имиджевые» проблемы – вещь, в конце концов, второстепенная. «По гамбургскому счету» речь пойдет не о гламуре, не о харизме и не об умении или неумении правильно общаться с журналистами, а о содержании предвыборной программы Хиллари Клинтон, о конкретных предложениях и намерениях, в ней содержащихся, о том, что будет отличать кандидата от демократической партии от кандидата от республиканской партии. Борьба за права женщин, за права среднего класса, за социальную справедливость, за здравоохранение, за меньшинства… Именно на этом поле будут сломаны копья, именно здесь придется отстаивать свои представления перед миллионами избирателей.

Внутри собственной партии у Хиллари Клинтон вряд ли найдутся равные ей по силе противники, так что, в отличие от предвыборной кампании 2007 года, ей, скорее всего, не придется опасаться проиграть «праймериз». А вот когда придется схлестнуться с республиканцами, тут уж гадать сложно. Может оказаться, например, что противостоять ей будет Джеб Буш, у которого также имеются огромные проблемы с публичными выступлениями и который так же, как и она, принадлежит к клану, давным-давно «проросшему» в вашингтонские коридоры власти. Может, кто-нибудь другой.

Клинтоны всегда были уникальной командой, однако теперь, перед глазами сверхкритически настроенной общественности, им придется совершить нечто, что даже для них может оказаться крайне тяжелым: абсолютную смену ролей. Биллу придется принять на себя обязанности закулисного стратега, в то время как Хиллари будет вынуждена стать «лицом», идти в народ и завоевывать сердца и умы американцев. И самым сложным для нее будет – в 67 лет научиться искусству, которым ее непутевый супруг владеет в совершенстве: отвечать улыбкой на выпады. Хватит ли у нее нервов? В 2007-м не хватило. Таким образом, выборы 2016 года могут в реальности превратиться в общенациональный референдум по вопросу: любят ли американцы Хиллари Клинтон? Или – ну не нравится она им?