И УЛИКА, И ПРОБЛЕМА

Виктор Шендерович

Это имя преследует меня, кажется, уже несколько лет. Главная светская львица нашего курятника, дежурное колье нашего магазина бижутерии, кусок ананаса в шампанском – эта так называемая студентка давно засоряла мне глаз, и только недавно я смекнул, наконец, почему именно она.

Действительно, сколько таких ананасов дарят нам ежедневные таблоиды! Плюнешь да пройдешь мимо – мало ли фруктов на белом свете! Но у других фруктов – другие фамилии…

Анатолий Собчак. Граф Мирабо российской демократии, он был воплощением нового времени – нашего, как мы думали, общего времени. В годы, когда он выходил на трибуны первых съездов, мы впервые за жизнь нескольких поколений понимали, что можем изменить жизнь.

И мы ее изменили.

Когда дым рассеялся, выяснилось, что советской власти нет, но имущества по-прежнему нет тоже. Хайтек тут виноват или Чикагская школа, уж и не знаю, но только имущества не оказалось почти ни у кого, кроме тех, кто вел нас на баррикады – или оказался поблизости от древка.

Конечно, тысячи людей шли на баррикады не из-за имущества, но миллионы изначально предполагали, что вслед за торжеством демократических процедур через какое-то время последуют бутерброды с маслом. Как у вас в Америке…

С бутербродами в России не сложилось, зато очень скоро начали проясняться таксы на демократические процедуры. Только за попадание нужной бумаги на стол к одному серьезному законодательному демократу подручные демократы просили в начале 90-х «пятьдесят штук». Я, случайно узнавший об этом, еще, помнится, уточнял: штук чего и сколько этого в штуке.

Спустя много лет в очень богатом районе штата Калифорния тамошние русскоязычные показали мне просторную асьенду (с пальмами, бассейнами и другими причиндалами правильной жизни), принадлежащую другому видному экономисту-либералу первой волны.

Экономист успел порулить на родине самое краткое время, но, судя по размаху пальм, ему хватило.

Как раз в те годы в русском языке появилось и успешно закрепилось слово «дерьмократы». А такое словцо (предупреждал же Гоголь) ежели прилепится – не отдерешь! С широтой, присущей русскому народу, русский народ накрыл этим клейким понятием всех причастных к новому времени: и ельцинскую вороватую «элиту», из всевозможных ЦК выросшую, и тех, кто в конце 80-х начал, наконец, распрямлять спину, обрел голос…

И когда колесо свершило свой очередной оборот, выяснилось, что две лишние буковки внутри – уже не злая шутка, а полноценное проклятье. Не для «элиты», разумеется, для нас.

Объясниться бы с публикой, вслед за Черчиллем, насчет демократов и демократии – но где там! Особенно когда на фоне подвигов новейшего восстановителя вековых традиций (православие, самодержавие, народность, КГБ) выходит в свет и не слезает с первых газетных полос это чудо вкуса – с этой фамилией, с дареными «Мерседесами», в колье из черного жемчуга от Умара Джабраилова.

Рассказать ли вам, кто такой Умар Джабраилов? Не надо?

Мама, сенатор от Тувы, в этом контексте – тоже не кот начхал, но все-таки папина фамилия на этом произведении педагогики перекрывает эффект. «Дерь-мо-кра-ты».

И вот вам ваши три процента.

…Как утверждает пресса, среди питерских и московских бизнесменов уже несколько лет бытует поверье: Ксюша Собчак приносит своим любовникам удачу в бизнесе.

Еще бы.

Хорошо, наверное, быть любовником Ксюши Собчак. Или любовницей ее бывших любовников – после того как она принесла им удачу в бизнесе… Самой Ксюшей тоже, видимо, быть неплохо, потому что рефлексий – ноль, а жизнь удалась.

Плохо быть демократом в радиусе страны от нее.