САММИТ «БОЛЬШОЙ СЕМЕРКИ»

Борис Немировский

g7Основной темой на саммите «Большой семерки», состоявшемся в немецком замке Эльмау, стал российско-украинский конфликт. России в этот клуб наиболее влиятельных стран мира по-прежнему вход запрещен.

Как известно, хозяйкой нынешнего саммита «Большой семерки» должна была в этом году стать Россия. И так бы все и произошло, если б не «гибридная война», развязанная Кремлем против соседней Украины, если бы не аннексия Крыма и не бои российских «заблудившихся отпускников» в Донецкой и Луганской областях. После исключения Российской федерации G8 опять превратился в G7, а принять у себя очередной саммит согласилась канцлер ФРГ Ангела Меркель.

Накануне саммита, к слову, лидеры Семерки пообещали, что Россия не станет основной темой обсуждения на встрече – мол, и без нее полно проблем, о чем там говорить? Сошлись лишь во мнении, что дорога обратно в «клуб» Кремлю покуда заказана: так, Ангела Меркель заявила, что «не видит возможности для России принять участие в саммите G7, пока она продолжает агрессивную политику против Украины и незаконно удерживает Крым», а канадский премьер-министр Стивен Харпер просто сообщил, что «пока в России у власти Путин, ей в G7 делать нечего».

В голове – одна Россия

Впрочем, своего обещания лидеры G7 так и не выполнили, российская тема так или иначе стала центральной на саммите. Возможно, так получилось еще и потому, что накануне встречи «отпускники» с оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей предприняли попытку атаковать украинский город Марьинку. По некоторым данным, эта атака должна была стать сигналом ко всеобщему летнему наступлению на украинские позиции и, соответственно – к окончательному разрыву минских соглашений. Атака, правда, не удалась – украинские солдаты не только отбросили наступающих от Марьинки (которую, к слову, российское телевидение поспешило объявить «освобожденной», да потом как-то притихло), но и нанесли ощутимый удар в сторону Донецка – правда, также не слишком удачный. Так или иначе, но наступление провалилось, российский МИД вынужден был вместо победных реляций рассказать об «очередном нарушении украинской стороной минских соглашений» (очевидно, выразившемся в наглой и, что еще более возмутительно, успешной попытке защищаться), а западные лидеры вместо того, чтобы преисполниться благоговейного страха перед мощью «отпускного оружия», преисполнились совершенно иных чувств, каковые и поспешили выразить в итоговой декларации саммита в Эльмау.

В документе, в частности, политика путинской России оказалась в списке основных глобальных угроз – наравне с Исламским государством (ИГИЛ) и распространением вируса Эболы. Экономические санкции, смягчение которых всерьез ожидалось уже этим летом, теперь, скорее всего, будут усилены как европейцами, так и американцами. «Лидеры Семерки ожидают, что Россия прекратит трансграничную поддержку сепаратистских сил и воспользуется своим значительным влиянием на сепаратистов для реализации своих обязательств по минским соглашениям в полном объеме», – отмечается в итоговом коммюнике саммита.

Примерно в том же духе, но зачастую гораздо жестче, высказались и сами лидеры Семерки. К примеру, Ангела Меркель, невольная хозяйка саммита, заявила следующее: «Мы осуждаем аннексию Крыма, которая нарушает международное право, и конфликт на Донбассе. Мы согласны в том, что снятие санкций с России будет зависить от исполнения ею минских договоренностей. Мы поддерживаем Украину на ее трудном пути экономического реформирования и преодоления коррупции, и готовы помогать ей в этих вопросах». На первый взгляд, ничего нового госпожа канцлер не сказала, но ее слова являются подтверждением неизменности позиции Запада по отношению как к России, так и к Украине. Российские успокоительные рассказы о том, что мир-де занят своими проблемами и ему дела нет до российской агрессии, оказались чем-то вроде «продукта для внутреннего употребления». Они, может, сыграли роль колыбельной для российских ура-патриотов, но на Западе на них никто не купился. Идти на компромиссы в вопросе Крыма явно никто не собирается. уж скорее, западным лидерам всерьез надоели кремлевские экивоки. Тот же председатель Совета Европы Дональд Туск выразился по поводу санкций вполне определенно: «С учетом нынешней ситуации, если кто-нибудь захочет начать обсуждение изменения режима санкций, то эта дискуссия может касаться только их усиления».

Более того, лидеры Семерки дали понять, что не готовы обменять Украину на обещания сотрудничества в решении вопросов ядерной программы Ирана или сирийского конфликта. «Пакетного решения», о котором так любят рассуждать российские политологи, не будет. Как говаривал сам Владимир Владимирович (тм): «Мухи – отдельно, котлеты – отдельно».

Неподходящие форматы

Вывод: антипутинская коалиция в мире сформирована и сконсолидирована. Попытки расшатать ее в очередной раз провалились: недаром перед саммитом британские издание «The Times» обратило внимание на то, как Путин расхваливал итальянского премьер-министра Маттео Ренци, пытаясь продемонстрировать миру: вот, мол, сами лидеры G7 не обладают единым мнением по российскому вопросу, а значит – у нас среди них есть союзники. «Союзник» Ренци подписал итоговую декларацию саммита, поддержав идею усиления санкций против России. Как говаривала принцесса Шахерезада: «И вот и все об этом человеке».

Естественно, что российские СМИ и официальные лица расценивают все это совершенно иначе. Заявление министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова можно выразить примерно так, что это не Семерка исключила Россию, а Россия исключила Семерку… из Семерки. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков вообще заявил – мол, G7 – это устаревший формат, он ни на что не способен, а вот настоящие вершители судеб мира – это совсем-совсем другие страны. Примерно то же самое он говорил, когда Путину пришлось досрочно покинуть саммит Двадцатки в австралийском Брисбене: там тоже, перефразируя знаменитый афоризм из «Белого солнца пустыни», «форматы не той системы» оказались. Российские комментаторы предпочитают выдавать «на-гора» туманные намеки на Китай, Индию и Бразилию – словно толкиенский Горлум, грозящий, что у него нынче есть «настоящие, сильненькие друзья», которые всем «покажут, где орки зимуют». О цене «новой дружбы» с тем же Китаем они предпочитают умалчивать. Так же, как и о том, почему, по их мнению, китайцы, индийцы и, в особенности, бразильцы должны вот прямо сейчас все бросить и бежать заступаться за Россию, решившую откусить кусок территории у соседа и поссорившейся по этому поводу не только с самим соседом, но и с миром.

Много лет назад, по окончании Холодной войны, Россия стала членом G7, превратившейся таким образом в G8. Если считать американцев победителями этого противостояния, то следует признать, что они и их союзники поступили весьма великодушно: Россия ни тогда, ни сейчас не заслуживала звания «крупнейшей экономики мира», а стать членом этого клуба ей позволила политическая значимость и продемонстрированная воля к работе сообща. Путин всего лишь за один год поставил на всем этом огромный крест. Крест, который, похоже, предстоит нести многим поколениям россиян после него. И никакие «новые друзья» не торопятся в этом помогать.