ПРЕОБРАЗОВАНИЕ НАУКИ В РОССИИ

Марина Ковина

Марина Ковина – ученый-биолог, бывшая студентка МГУ, ныне работает в Houston Medical School. Она, как многие её друзья и коллеги озабочена состоянием науки в России сегодня. В стране готовится концепция по преобразованию науки, которую многие ученые рассматривают, как концепцию по её уничтожению. Ознакомиться с этой концепцией можно по данной ссылке:

http://www.psn.ru/conf/prof2004/concept.html


«…Марина, высылаю тебе концепцию уничтожения российской науки – плод трудов Фурсенко. Что в ней характерно, пишут, что у нас более 2500 научных учреждений, посчитав за оные все метео- и сейсмо- или противошумные станции, геологические и лесоохранные или рыбоохранные заведения, агростанции и т.п., и решили ВСЕ сократить до 100 – 150! Путин сказал, что у нас 7,5 миллионов ученых (вместо 900000), зачислив в ученые всех ветеринаров, агрономов, геодезистов, геологоразведчиков, лесоохранников и т.п. Всех предложил сократить в 10 раз».

Ни от кого не секрет, что за последние десятилетия наука в России медленно умирает, потому что нищенское финансирование науки в стране не позволяет поддерживать её на мировом уровне. В результате большинство русских выпускников ВУЗов и кандидатов наук вынуждены эмигрировать на запад (невероятно, но факт: 70% моих однокурсников работают за рубежом!!!), а остальные, кто остались в России, переквалифицировались на продавцов и рекламных агентов. Средний возраст преподавательского состава в университетах превышает 60 лет. Уровень образования падает катастрофически быстро. Молодые специалисты не способны содержать семью на бюджетный заработок.

Готовящаяся концепция не предлагает какого-либо реального плана по улучшению этой плачевной ситуации; напротив, лишь усугубляет ее, узаконивая дальнейшее сокращение финансирования и тем окончательно хороня надежду на возрождение российской науки, давшей миру столько гениальных ученых (Павлов, Вернадский, Ландау, Менделеев, Курчатов, Вавилов и т.д.).

Мы надеемся, что мнение Запада может приостановить непродуманные действия по тотальному сокращению чудом еще сохранившейся научной базы России. Отсутствие какого бы то ни было плана по восстановлению высокого уровня образования и фундаментальных исследований, без привлечения независимых международных экспертов при решении судьбы сокращаемых или, напротив, привилегированных исследовательских единиц, приводит к распределению выделяемых на науку крох между теми, кто их распределяет.

Вот что говорит об этой ситуации нобелевский лауреат 2003 года, академик Виталий ГИНЗБУРГ: “Отмена аккредитации чревата дальнейшим расцветом лженауки на территории Российской Федерации. Любой вправе заявить – “красная ртуть”, шаманство, астрология – это и есть наука. Назначение руководителя Академии наук президентом – вообще нонсенс. До сих пор президент назначал силовых министров. Оказаться в их компании, конечно, приятно, вот только у общественности и международного сообщества это может вызвать весьма неоднозначные ассоциации. Да и вообще, все эти новшества чем-то неуловимо напоминают феодализм, когда человек занимал ответственный пост не по своим деловым качествам, а по степени преданности сюзерену. Стоит напомнить, что Петр I написал в регламенте Академии наук, что она “сама себя правит”. По моему глубокому убеждению, предложенный проект разрушает науку в России, низводя Академию наук до уровня любого коммерческого предприятия по изготовлению поддельной водки или дамских прокладок”.

Быть может, у кого-либо из читателей имеются дельные идеи о том, как спасти российскую науку. Пишите! Активное участие международной общественности – это последнее средство, на которое мы, вынужденные эмигрировать русские ученые, еще возлагаем наши надежды на возврашение в Россию.

Внизу: отзывы моих сокурсников, коллег, друзей

С уважением,

Марина Валентиновна Ковина,PhD

Houston Medical School

«Марин, ничего нового, всё то же, что происходило и 10-15 лет назад.

Мы ведь уехали в Штаты не потому, что в России жить не хотели, а потому, что там не платили зарплату. Выбор был – либо переквалифицироваться в агенты по недвижимости (бухгалтеров, банковских служащих и т.п.)или переезжать туда, где платят работающим по нашим специальностям. Был ещё выбор – голодать, ходить в рваных ботинках, не заводить детей, жить в одной квартире с родителями, в одной комнате вчетвером и т.п.

Когда понадобится государству наука – заведут, найдут деньги и наймут прекрасных ученых из Китая. Если государство бедное такое и не может себе позволить финансировать науку, пусть лучше на сэкономленные деньги пенсии старикам платит. Гораздо интереснее вопрос, почему оно такое бедное при таких богатых природных ресурсах, и куда деваются деньги, вырученные от продажи нефти, газа и прочих апатитов, но это вопрос наивный».

Бывший сокурсник по МГУ, “товарищ по несчастью”.

«У нас почти конец всего. Проект закрыть всю науку и все университеты. А мир молчит, и через год-другой тут уже вместо МГУ и всех наших институтов будут диснейленды, бордели, казино, супермаркеты, банки. Проект полной ликвидации нас всех. Все ученые станут люмпенами».

Биолог Юлий Александрович Лабаз

«Hi Marina,

What a tragedy, albeit a predictable one.

Historically, science has been vigorous in prosperous societies. It seems to me that a well written letter to Science or Nature would be a good way to alert the world to this situation. Ultimately however, I suspect, perhaps erroneously, that the problem is not so much political as financial – science cannot be a top priority for a society facing the social problems that Russia is facing. If so, it seems to me that Russians scientists must lobby other countries for financial support – sadly, the countries most likely to help, the USA, Japan, and Germany are currently in financial trouble. Would not a good source of financial support be rich Russians and large Russian corporations?

Would it not be in their interest to support science in Mother Russia? Unfortunately, even with non-traditional financial sources I fear that the best Russia can hope for in the short term is to maintain good science in a few select institutions. It seems to me that ussians should strive for the limited and realistic goal of maintaining a nucleus of high quality Russian science from which the Russian scientific establishment can be reconstructed when prosperity returns».

Eric Lehoux, PhD of Oklahoma State University

«Marina:

I think that the secret to restoring the scientific culture in Russia is to connect with the scientific and commercial worlds in the west. Russians possess great theoretical knowledge that is of value to the commercial ventures in the West. Perhaps an appeal to successful Russians here in America, such as Sergei Brin – the co-founder of the “Google” search engine. Science requires funding, so we need to find those that have the money, and who need scientific research. Hope this helps».

Francis Frost (minister of Orthodox Community in Stillwater, Oklahoma)