СИРТАКИ С ВЫХОДОМ?

Борис Немировский

grГреческое правительство провело в минувшее воскресенье удивительный референдум: греки были призваны ответить на вопрос, который им никто не задавал. Несмотря на абсурдность ситуации, результаты народного волеизъявления послужили поводом для самых пессимистичных прогнозов: похоже, Грецию в ближайшие дни ждут большие неприятности.

Пожалуй, впервые за долгие годы существования европейской демократии многочисленные политологи и политические комментаторы оказались в тупике, не зная, как отреагировать на прошедший в Греции в первое июльское воскресенье общенародный референдум. Проблема заключается вот в чем: руководство страны предложило гражданам ответить на вопрос – хотят или не хотят греки соглашаться на условия, выдвинутые Афинам международными кредиторами, не желающими больше давать деньги правительству Алексиса Ципраса. Само это правительство на условия кредитования соглашаться ни в какую не желает: ведь это означало бы не только резкое сокращение социальных выплат (на что ни один популист в здравом уме не пойдет), не только повышение налогов и приватизацию госпредприятий, но и действенный внешний контроль над любыми начинаниями этого самого греческого правительства. Понятно, что правящие в Греции в данный момент популисты из партии «Сириза», объявив о референдуме (проведенном, кстати, на деньги, одолженные все теми же европейскими кредиторами, так как своих денег в греческой государственной казне на данный момент попросту не осталось – даже на зарплаты служащим), призвали греков сказать решительное «нет» наглым требованиям жадных европейских буржуинов, подло не желающих давать Греции миллиарды евро «за спасибо».

Дело, однако, в том, что сами буржуины свои требования накануне референдума попросту отозвали, чем изрядно подпортили картину торжества бедных, но гордых греков. По сути, вышло так, что проведенный в Греции референдум оказался классическим «лестничным юмором» по Жванецкому – ну, когда Михаила Михайловича спросили, мол, как вы пишете свои произведения, а он ответил: «Просто: иду на улицу – получаю по морде, иду домой – пишу ответ». «По гамбургскому счету», греки в минувшее воскресенье дали ответ на вопрос, который им не задавали. Спрашивается – стоило ли огород городить?

«Грексит» неминуем?

Несмотря на замешательство европейских комментаторов, большинство из них придерживается мнения: да, все-таки стоило. Потому что на референдуме граждане Греции, как минимум, продемонстрировали свое нежелание сотрудничать с теми, кто предлагает им деньги в обмен на реформы. Они (точнее, около 61% проголосовавших) предпочли выразить поддержку правительству Ципраса, чьим лозунгом по-прежнему является: «Не учите нас жить, лучше помогите материально!» В том смысле, что, мол, дайте денег и идите куда подальше, дорогие европейские партнеры, они же – классовые враги. Мы, гордые греки, так уж и быть, готовы принять от вас сотню-другую миллиардов евро, а как эти деньги кончатся, мы вам скажем, куда занести новый чемоданчик. И не возражать: мы за это на референдуме проголосовали! Пардон за сарказм, но именно это и заявил по итогам голосования сам Алексис Ципрас: мол, европейские кредиторы не имеют права идти наперекор воле греческого народа. Раз они, греки, проголосовали за то, чтобы им, грекам, дали денег просто так – значит, все иностранные толстосумы, от МВФ до Ангелы Меркель, обязаны подчиниться – это же демократия, в конце концов? Правительство Ципраса уже успело заявить, что намерено немедленно выслать в Брюссель собственные предложения о том, на каких условиях оно готово получить европейские деньги, и еще более немедленно, прямо вчера, приступить к переговорам.

Афины можно понять: программа финансовой помощи Греции уже закончилась, а новая так и не была принята. Можно, конечно, гордо отказаться выплачивать проценты по долгам, но новые деньги на текущие расходы от этого не появятся. «Не въезжающие» в тонкости греческой демократии европейцы не только не торопятся давать деньги, они по-прежнему не хотят даже начинать новый раунд переговоров – мол, на «нет» и суда нет, не хотите денег – и ладно, нам больше останется. И на решительные заявления Ципраса о том, что «хотим денег!», не отзываются. Вместо этого канцлер Германии Ангела Меркель отправилась на встречу с президентом Франции Франсуа Олландом, чтобы, как заявили в Берлине, «обсудить создавшуюся ситуацию». Они намерены созвать заседание еврогруппы, на котором уже прямо сейчас может быть поставлен вопрос о выводе Греции из зоны евро. Пока что о выходе из Евросоюза никто не заикается (собственно, даже процедура подобная в европейских законах не предусмотрена), но уж драхма и связанная с ней гиперинфляция Греции всяко грозит. Вот уже больше недели, как доступ греческих вкладчиков к их банковским сбережениям оказался резко ограничен: банкоматы выдают по 60 евро в сутки, к ним выстраиваются длинные очереди.

Так что ценность очередной победы правительства Ципраса крайне сомнительна. Денег по-прежнему никто не дает, в стране каждый четвертый – безработный, а если не выплатить проценты по долгам, государство автоматически объявляется банкротом. С кредиторами рассорились так, что те уже и переговоры проводить на одном гектаре с «единственным левым правительством Европы» (так величают себя министры «Сиризы») не садятся. Куда ни кинь – всюду клин.

Деньги кончились. До сих пор МВФ, ЕЦБ и страны Евросоюза двумя пакетами перевели с 2010 года в Грецию почти 240 млрд. евро. Из них одна только Германия предоставила 53 миллиарда евро наличными и примерно столько же – в виде гарантий перед международными финансовыми учреждениями. Все эти деньги с приходом к власти Алексиса Ципраса то ли ухнули, то ли ахнули: популисты из «Сиризы» утверждают, что их разворовали, как любят говорить в Украине, «папередники» (то есть, предшественники), а они, мол, люди новые, так что давайте им новые деньги, а о старых забудьте.

Назад к драхме?

«Позвольте вам выйти вон!»

Председатель совета министров финансов Еврогруппы, министр финансов Нидерландов Йерун Диссельбойм еще накануне референдума заявил, что в случае, если греки откажутся от сотрудничества, то их членство в еврогруппе окажется «под большим вопросом». Лидер Европарламента, немец Мартин Шульц, в свою очередь, в интервью радиостанции Deutschlandfunk предостерег, что Афины могут оказаться вынуждены ввести новую валюту, чтобы иметь возможность выплатить зарплаты. А какую еще «новую»? Старую, добрую драхму, чей курс и в лучшие годы скакал, как горный баран, и от которой греки без сожаления избавились, введя у себя евро.

Сами греки, правда, от такой перспективы не в восторге. Руководитель греческой делегации на переговорах с кредиторами Эвклид Цакалотос заявил: «Мы не обсуждаем введение параллельной валюты». В интервью телеканалу Star TV он подчеркнул: «Я не верю, что они нас вышвырнут». Что ж, может, есть смысл провести еще один общенациональный референдум, на котором греки проголосуют за то, чтобы их оставили в еврозоне? И тогда все остальные страны-члены еврогруппы, конечно же, немедленно подчинятся воле греческого народа. А то недемократично как-то получиться может…

Экономисты не видят для Греции приемлемого выхода из сложившейся ситуации. Так, финансовый эксперт социал-демократической партии Германии Карстен Шнайдер отметил, что дальнейшие переговоры в данный момент бессмысленны: «Я не знаю, каким образом тут можно найти какие-то общие основания». Его коллега из христианско-демократического союза Ханс Михельбах согласен с этим: «Приходится задаваться вопросом, а не лучше ли будет Греции вне еврозоны?» За этими вежливыми эвфемизмами явно просматривается иной, более грубый вопрос: «А не лучше ли будет еврозоне без Греции?»

Похоже, что кое-кто из греческих руководителей уже все понял. Так, сразу после референдума министр финансов Янис Варуфакис подал в отставку, заявив, что «с гордостью принимает ненависть европейских кредиторов» и обозвав их напоследок «террористами» и «вымогателями». Вот так: это не он, Варуфакис, вымогает у европейцев деньги, не гнушаясь даже совершенно уж уголовными методами – достаточно вспомнить, как он грозился «опубликовать записи переговоров в Риге» – нет, это европейцы что-то такое у него вымогают. Что? Миллиард виртуальных драхм? Так это не так уж и много: согласно мнению экспертов по валютным операциям, «новая драхма», будь она введена, немедленно потеряет 80% своей стоимости. И это только в первые дни. Дальше – как карта ляжет. Введение драхмы немедленно скажется как на сумме выплат по греческим долгам, так и на стоимости импортных товаров. Впрочем, справедливости ради следует заметить, что некоторые экономисты ожидают от возврата к драхме кое-какие преимущества для греческой экономики: в долгосрочной перспективе греки смогут предлагать свою экспортную продукцию дешевле.

«Все идет к «грекситу» (то есть, к выходу Греции из еврозоны, – прим. ред.)» – считает ведущий экономист банка BayernLB Юрген Михельс. По его мнению, у стран еврозоны выбор невелик: либо «потерять лицо» и согласиться на требования популистов Ципраса, тем самым продемонстрировав слабость общеевропейской валюты, либо рискнуть и вывести Грецию из еврозоны с непредсказуемыми последствиями. Он полагает, что, скорее, европейцы решатся на второй путь.

В этой ситуации решающую роль, скорее всего, сыграет Европейский центральный банк, который вот уже много месяцев снабжает греческие банки «чрезвычайной» евровалютой, удерживая их на плаву. Эта помощь немало раздражает европейских финансистов. Последние видят в ней всего лишь бесполезные и безвозвратные расходы денег европейских же налогоплательщиков. Так что, стоит ЕЦБ «отключить рубильник», как банковская система Эллады тут же рухнет. Правда, при этом пострадают и другие страны еврозоны: в первую очередь, те, кто до сих пор направлял Греции кредиты. Но, похоже, европейцы с этим уже смирились. В конце концов, лучше потерять один раз, пусть и много, чем вечно наступать на одни и те же грабли и терять еще больше.