НАС ВОЗВЫШАЮЩИЙ ОБМАН

Борис Немировский

gУ греческого премьера Алексиса Ципраса были все шансы стать «героем обновления» своей страны. Вместо этого он предпочел следовать собственной натуре – обманывать всех, кого только можно: и греков, и европейцев. Теперь уже греки поднялись на протест против него и его партии.

За что греки избрали Ципраса? Сильный, молодой, харизматичный, бесстрашный, готовый все поставить на карту, чтобы добиться цели: заставить европейцев дать Греции денег, простить грекам старые долги и прекратить требовать проведения каких-то там непонятных и страшных экономических реформ. Все это пообещал Ципрас грекам и до последней секунды настаивал на том, что обещания свои выполнит. Сейчас, после громкого и крайне странного референдума «ни о чем», во время которого греки в очередной раз проголосовали за то, чтобы им дали денег просто так и отстали от них со всякими там требованиями, стало ясно, что Ципрас греков обманул. Не успел закончиться референдум, как Афины представили европейским кредиторам свои собственные предложения, в которых выразили готовность сделать еще больше, чем от них требовалось: а значит, провести еще более жесткое реформирование греческой экономики, еще сильнее надавить на греческий «средний класс», приватизировать предприятия, поднять пенсионный возраст, и прочая, и прочая…

«Ловкость рук и никакого мошенства»

В принципе, его действия понятны и не слишком замысловаты. Сначала завоевать у себя дома бешеную популярность, принимая грозные позы и обрушивая, подобно Зевсу-громовержцу, молнии на головы то Ангелы Меркель, то Франсуа Олланда, а то – Жан-Клода Юнкера. Довести ситуацию до точки кипения, когда министр финансов Греции обзывает своих европейских партнеров «вымогателями» и «террористами», а переговоры прерываются на самой высшей точке. Проводится референдум, греки гневно и гордо бросают в лицо европейским империалистам свое «охи!» («нет» по-гречески – прим. ред.), повторяются клятвы «умереть за народ».

Но популист – это еще не синоним «дурака». Понятно, что все эти волны патриотизма и бескорыстной любви к европейским деньгам – для внутреннего употребления. Потому что деньги, как ни крути – европейские, и взять европейцев, хозяев этих денег, на «демократический гоп-стоп» не удастся. Поэтому немедленно после референдума с помпой увольняется скандальный министр финансов Янис Варуфакис, а в Брюссель летит заготовленное загодя письмо с предложением встретиться и поговорить, «как цивилизованные люди». На встрече Алексис Ципрас полностью отказывается от своих предвыборных обещаний и предлагает запустить в Греции процесс таких реформ, по сравнению с которыми требования МВФ кажутся расписанием дня в курортно-санаторном комплексе. Естественно, европейцы радостно соглашаются, Ципрас, прочно утвердившийся с помощью референдума в своем кресле, получает столь необходимые его правительству деньги, а греки… греки остаются с большим греческим носом и режимом экономии, еще более жестким, чем он был до референдума.

Почему же именно Алексис Ципрас взял на себя столь неблагодарную роль «дважды предателя»? Тому есть две причины, каждая из которых по отдельности является вполне достаточной для столь странного политического финта. Во-первых, как уже было сказано, Ципрас явно и недвусмысленно стремится к укреплению личной власти, а также власти своей, пардон за повторение, «вертикали власти» – то есть, своих соратников, тех, на кого он опирается. Ему совершенно все равно, за чей счет и какими жертвами будет укреплена его власть, как говорится, «пипл схавает».

Во-вторых, именно партия «Сириза» смогла своими популистскими лозунгами про «счастье для всех, даром» добиться такого доверия у греков, какого они совершенно не испытывают ни к консерваторам из «Неа демократия», ни к социалистам из ПАСОК. И тех, и других считают «агентами мирового империализма», а вот «Сириза», появившаяся из ниоткуда и запомнившаяся своими суровыми лидерами с горящими глазами и закатанными рукавами, выглядит защитницей «проклятьем заклейменных». То, что «Сириза», взяв власть, тут же принялась обеспечивать собственные интересы в госсекторах экономики, что она теперь договорилась с европейцами на гораздо более жестких для Греции условиях, чем те, что предлагались раньше – это не в счет. Это – всего лишь реальность, которая, как правило, проигрывает вере.

«Вам обмануть меня не сложно»?

Другой вопрос – а захочет ли Алексис Ципрас стать реформатором Греции? В принципе, не имеет значения тот факт, что он до сих пор проявлял себя в качестве крайне левого радикала, история знает множество примеров, когда необходимые политические шаги предпринимались теми, кто долгое время отказывался их делать. К примеру, в Германии непопулярные, но крайне необходимые реформы на рынке труда были приняты вовсе не консервативным правительством Ангелы Меркель, а социалистически-«зеленым» правительством Герхарда Шредера.

Так захочет ли Ципрас в самом деле проводить в Греции экономические реформы? Откровенно говоря, в данный момент на подобную мысль ничто не наталкивает. Всего лишь через два дня после бессонной ночи в Брюсселе он заявил, поясняя достигнутые там договоренности: «Я принимаю на себя ответственность за текст, в который не верю». Это как прикажете понимать? Уж не в том ли смысле, что «мне плевать, что я там подписал – главное, мне дали денег, а выполнять обязательства – это уж как получится»? Обманув греков, обманет и европейцев?

В самом деле, можно ли считать подобное заявление призывом к грекам просто-напросто не обращать внимания на подписанные соглашения: вы нам – деньги, мы вам – саботаж? Похоже, Ципрас не относится к тем «левакам», которые под давлением суровой действительности в состоянии измениться и принять ответственность на себя. Он всего лишь очередной росток греческого правящего класса, которому наплевать на собственную страну и который интересуется лишь тем, как бы обобрать половчее и Грецию, и Европу заодно.

«Говорят, мы бяки-буки»

Увы, но Алексис Ципрас и его правительство, скорее, по-прежнему считают «золотое правило» «поработал-заработал» идиотским изобретением каких-то северян-протестантов, фашиствующих империалистов. Его «государство мечты» основывается на принципе: «поболтали-урвали, начинай сначала». При этом европейцам-кредиторам по-прежнему отводится неблаговидная роль «палачей Греции»: уже сейчас, рассказывая о переговорах в Брюсселе, Ципрас использует термины вроде «ментального ватербординга» (напомним, что waterboarding – это такая пытка, во время которой голову жертвы засовывают в какую-либо емкость с водой, не давая дышать). Теперь, проводя какие-либо непопулярные меры (не обязательно те, которых требует Евросоюз и МВФ), он будет все время сваливать вину на гнусных европейских заплечных дел мастеров. Ну конечно же: в греческих невзгодах ни в коем случае не повинны сами греки – это все злые иностранцы со своими деньгами, которые они не желают отдать грекам просто так.

И уж в любом случае богатым грекам опасаться нечего. Правительство Ципраса, такое все из себя левое и социалистическое, до сих пор пальцем не шевельнуло, чтобы заставить греческих богачей уплатить казне задолженные годами налоги, упорно отводит глаза от греческих номерных счетов в швейцарских банках. Нет уж: тяготы реформ и экономии придется выносить простым грекам. Непростых тронуть ой как непросто.

Греция, в которой иностранцы до сих пор видели исключительно радостно-южные, веселые и беззаботные черты характера, пожалуй, со времен Османской империи ни разу не получила шанса выкарабкаться из трясины непотизма и «семейной экономики». Откровенно говоря, её нельзя было принимать ни в ЕЭС (прообраз нынешнего Евросоюза), ни в еврозону. Что ж, сделанного не воротишь, и теперь Грецию каким-то образом придется приводить в чувство уже в рамках Евросоюза. Этот процесс – не на месяцы и не на годы, а на десятилетия. Потому что в отношении Греции, в отличие от других кризисных стран Евросоюза – Ирландии, Испании, Италии, Португалии – здесь речь идет не о реформе имеющейся государственной системы, а о построении новой, соответствующей современной Европе. Поэтому никак не получается согласиться с заявлением канцлера Германии Ангелы Меркель, которая по итогам брюссельского соглашения выразила надежду, что «Греция получила шанс вернуться на путь экономического роста».

Экономического роста, европейской экономики в Греции до сих пор попросту не было, соответственно, ей некуда возвращаться, ей придется этот рост выстраивать с нуля. Только вот захотят ли этого сами греки? Ведь нынешнее правительство им так успешно и сладко нашептывает: мол, это не вы виноваты, это все злые диктаторы из Европы, фашисты из Германии, империалисты из Франции, но только не вы. Второй, гораздо более страшный обман собственного народа, на который пошел Алексис Ципрас ради себя, любимого.