РАБОТАЮЩИЕ ЖЕНЩИНЫ И ДОМОХОЗЯЙКИ: МИФЫ, ТРЮИЗМЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

Фрося Бурлакова

Восьмому марта посвящается

Вопрос, должна ли женщина работать, муссируется обществом, наверное, с тех самых пор, когда первые нарушительницы общественного спокойствия начали вести активную трудовую деятельность и пропагандировать свой образ жизни.

Как известно, в ответ на любую пропаганду общество рождает контрпропаганду; так, раскачиваясь, словно маятник, дискуссия и идет на протяжении почти уже двух столетий.

Забавно, что тема, должен ли работать мужчина, обществом не обсуждалась никогда. Хочет, не хочет, а должен. А вот – должна ли женщина?

Одна из интервьюируемых мною на эту тему дам ответила на вопрос просто и коротко:

– Что значит – «должна»? Терпеть не могу этот глагол! Никто никому ничего не должен. Хочу – работаю, не хочу – не работаю.

Вечный спор, сидеть ли женщине дома или идти работать, не утихает ни в средствах массовой информации, ни на интернетовских форумах, потому что сами дамы никак не могут прийти к однозначному ответу – хотят ли они работать или им будет лучше переквалифицироваться в домохозяйки. У обеих социальных позиций есть четкие преимущества и недостатки, и приплыть к какому-то одному берегу очень-очень трудно. Ведь мы же, дамы, все такие разные…

Когда-то, давно, в начале девяностых, в разгар бардака перестройки, я впервые потеряла работу и оказалась в домохозяйках. Меня не увольняли – мне интеллигентно, но настойчиво предложили уйти по собственному желанию после того, как моя дочка попала в больницу, и больничный затянулся на месяц. «Мы тебя любим и ценим, – сказали мне, – но теперь у нас капитализм. Когда дочка перестанет болеть, приходи обратно». Так я пополнила ряды постсоветских домохозяек и быстренько поняла, что то, чем один человек может наслаждаться, для другого – смерти подобно. Мои работающие подруги мне завидовали, но при этом стали относиться ко мне с покровительственным, легким презрением. Мои неработающие приятельницы, так называемые товарки по песочнице, что характерно, испытывали по отношению ко мне те же чувства – поскольку я, вероятно, по свойственной молодости неделикатности, действовала на них депрессивно: вечно ныла, как скучно мне сидеть дома, и как я хочу вернуться на работу.

– А мне вот никогда не бывает скучно, – заявила мне одна молодая дама, которую я, по всей видимости, достала по полной программе. – А когда у меня случается плохое настроение, я убираю балкон или мою окна. – Дама хищно улыбнулась и метнула взгляд на мой балкон, который нам с мужем служил перевалочным пунктом между квартирой и помойкой.

Дома я рыдала от осознания своей моральной неполноценности и полной женской профнепригодности – ведь никогда, ни при какой погоде, разборка завалов на балконе и мытье окон не сможет поднять мне настроения.

Возможно, моя тоска от ведения образа жизни домохозяйки коренилась, с одной стороны, в моей природной лени и нежелании вкалывать на ниве домоводства, ну а с другой стороны – в том, что мне была интересна моя профессия. Статистика показывает, что женщины, пришедшие в свою профессию по призванию, редко уходят в домохозяйки. Ну разве что на время, пока не подрастут дети, чтобы их можно было отдать в садик и со спокойной душой вернуться к привычному образу жизни.

Как для себя решают вопрос, работать или сидеть дома, женщины разных стран, судить невероятно трудно, поскольку статистика в данной ситуации работает по старой русской поговорке «закон что дышло, куда повернул, туда и вышло». Труднее всего в статистике учитывать, по желанию или по необходимости женщина переходит из одной социальной группы в другую.

Судите сами: известный факт, что с середины семидесятых годов количество работающих женщин в США выросло на 112 процентов. Но кто может ответить на вопрос о причинах этого явления? То ли работать в современной Америке стало для женщины куда престижней, чем не работать, то ли на одну мужнину зарплату стало невозможно семью прокормить?

Или другой общеизвестный факт о том, что за годы перестройки количество домохозяек в России выросло в сотни раз и к 2000 году достигло своего пика – 5.5 миллионов, но при этом только сорок процентов этого количества женщин оказались в домохозяйках добровольно. Шестьдесят же процентов российских домохозяек – это не что иное, как скрытые безработные. Просто гендерная политика постперестроечной России целиком и полностью была направлена на то, чтобы всеми правдами и неправдами вернуть слабый пол к домашнему очагу, поскольку и для сильного-то пола рабочих мест, ну а тем более хороших зарплат, не хватало.

Какой процент женщин в обществе предпочитает оставаться домашними хозяйками, зависит не только от экономической ситуации или от гендерной политики, но и от такого простого фактора, как престиж. Например, в России после 2000 года количество домохозяек несколько уменьшилось не только потому, что увеличилось количество рабочих мест, но и потому, что работать для женщин стало престижным. Даже жены умеренно богатых новых русских – и те потянулись на службу в разнообразные элегантные офисы, поскольку мода для нас, дам, – страшная сила.

Какая бы пропорция ни складывалась в обществе, одно остается неизменным: работающие дамы и домохозяйки всех стран никогда не понимают и редко принимают образ жизни, отличный от их собственного.

Вот немного американской статистики (агентство «Вашингтон Профайл»):

77 процентов работающих матерей предпочли бы реже ходить на службу. 73 процента матерей-домохозяек считают, что работающие женщины относятся к ним свысока. В свою очередь, 66 процентов работающих матерей убеждены, что домохозяйки смотрят на них сверху вниз.

Еще 20 лет назад Хельга Просс в своей книге «Действительная жизнь домохозяйки» писала: «Иногда можно подумать, что работающие женщины теперь мстят женщинам, у которых нет профессии, обрушивая на них то презрение, от которого в прошлом страдали сами».

Справедливости ради следует отметить, что и домохозяйки частенько поливают легким дождиком презрения работающих дам. В России как-то на моих глазах одну молодую переводчицу, мать двоих детей, чуть не до слез довели, поучая, что негоже пренебрегать домашним консервированием. И все это так по-доброму, с юмором, а она-то, бедная, кроме своей основной работы, еще и переводила по ночам дамские романы для одного московского издательства, чтобы заработать детишкам на молочишко. А уж позже, в хьюстонской эмиграции, мне и самой пришлось оправдываться, почему я не вышиваю диванные подушки техникой рококо.

Мне почему-то кажется, что как ни крути, а работающие женщины и домохозяйки друг другу завидуют, хотя кого ни спроси, все будут это отрицать. Но ведь всем известна старая байка:

«О чем мечтает домохозяйка? Как она в модном деловом костюме пьет кофе и идет на бизнес-встречу. О чем мечтает деловая женщина? Как она с кучей милых детишек, прелестно одетых и улыбающихся, выезжает за покупками. О чем мечтает женщина, у которой есть и семья, и карьера? Выспаться и иметь чистую блузку».

Как ни странно, почти все опрошенные мною женщины, как работающие, так и не работающие, утверждали, что судьбой своей довольны. Здесь, в Америке, кто хотел стать домохозяйкой, вполне смог осуществить свою мечту. Да и жизнь здесь у домохозяек совсем не скучная: дома большие, стены – белые, дворы – просторные. Можно декорировать дом, соревнуясь хоть с Эрмитажем, можно разбивать парк, от вида которого сам Ленотр, потрудившийся над Версалем, в гробу перевернется и захлебнется от зависти. Можно вырастить на своих грядках то, что в техасской земле, в принципе, не растет. Да что говорить, – все можно, было бы свободное время, желание и… деньги.

Женщинам, предпочитающим работать на работе, а не по дому, в эмиграции куда сложнее. Нужно учить язык, подтверждать дипломы, искать место. К тому же, не все из желающих работать обладают заветным разрешением на работу и пополняют ряды домохозяек вынужденно, изнывая от тоски. Но я знаю, тем не менее, немало примеров наших соотечественниц, сделавших здесь, в эмиграции, блистательную карьеру, что доказывает – можем, когда хотим!

Хотелось бы, чтобы наши дамы получше понимали друг друга и, главное, – не торопились осуждать неприемлемую для них самих жизненную позицию, хотя это уже – из области несбыточного.

И напоследок, просто так, чисто из вредности и природной склонности к провокации, подброшу милым дамам для размышлений немного весьма спорных цитат и статистических выкладок.

«Работающие женщины, особенно занятые умственным трудом, в сравнении с домохозяйками обладают более высокой сексуальной активностью, хорошо развитым эротическим воображением, а также более частой и насыщенной сексуальной жизнью. 70% женщин, страдающих различными расстройствами сексуальных функций, не работают. Кроме того, домохозяйки чаще работающих женщин жалуются на депрессию, негативное отношение к жизни. Такова суть установленной недавно немецкими врачами статистической связи между степенью сексуальной удовлетворенности женщин и их социальной активностью. Почему так происходит, в чём глубинная причина влияния активного стиля жизни на сексуальность – это пока учёным не очень ясно. Это предмет для дальнейших исследований» – утверждает журнал «Шпигель».

А вот что думают по этому поводу наши прекрасные читательницы?

И еще кусочек статистики, так сказать, на закуску: как выяснилось, мужья женщин, работающих 40 и больше часов в неделю, живут, в среднем, на 25% меньше, чем мужья домохозяек. Вероятнее всего, потому, что этим несчастным приходится перекладывать на свои плечи часть домашних обязанностей. Ведь, по утверждениям той же ехидной и коварной дамы – статистики, работающая замужняя женщина еще 27 часов в неделю проводит в различной работе по дому, а женатый (работающий) мужчина – только девять.

В идеале было бы здорово, чтобы каждая женщина могла реально, а не чисто умозрительно, выбирать, работать ей или нет, основываясь исключительно на своих склонностях и пристрастиях, а не исходя из мнений супруга, общества или, не дай Бог, престижа. В идеале было бы прекрасно, чтобы женщины, сделавшие свой выбор в ту или иную сторону, не осуждали и презирали, а поддерживали друг друга. В идеале работающая женщина должна иметь право (по желанию) на сокращенный рабочий день.

В идеале обитать вообще кайфово, но поскольку идеал не достижим никогда, то хотелось бы в канун Восьмого Марта попросить наших уважаемых читательниц поделиться, что они выбирают для себя – работать или сидеть дома, и главное – почему?