А ВЫ БЕДНЫХ БОИТЕСЬ?

Георгий Трубников

Январские протесты противников монетизации льгот стали, пожалуй, наиболее серьезным социальным выступлением после стука шахтерских касок на Горбатом мосту. Экономисты констатируют: бедность по-прежнему является наиболее острой проблемой для миллионов россиян. Социологи предупреждают: все большая часть населения готова принять участие в акциях протеста против политики властей, которые – считают многие граждане страны – делают недостаточно для улучшения их положения. Силы, близкие к обоим концам политического спектра, пытаются “оседлать” это настроение в своих целях. И похоже, ничуть не боятся, что протестные акции выйдут из-под контроля. Как не боится этого и правительство, которое никак не может принять согласованную программу борьбы с бедностью.

А вы бедных боитесь?

Бедность – понятие относительное, с этим все согласятся, хотя многие и неохотно. К тому же почти все забыли, что в годы всеобщего благосостояния это понятие просто отсутствовало в приложении к советским людям. Разрешили это слово произносить лишь в годы поздней перестройки. Поэтому многим кажется, что бедность появилась с тех времен. Для меня воплощением бедности навсегда останется северная деревня 50-60-х годов. И меня яблокоммунистическими страшилками не запугаешь.

Проблему бедности простой накачкой денег в ведомства социальной защиты не решить. Бедность, как и разруха, начинается в головах. Советский человек привык, что ему всё дает государство. И он не умеет отличать социальную помощь от заработка. Для него всё едино: «Мне положено». Положено жилье, положены продукты по талонам, положена зарплата, положен санаторий, положен проезд на транспорте и другие льготы. Это очень глубоко сидит, старшее поколение уже не сможет думать иначе. А вот новое нужно учить думать.

Вспоминается притча времен начала 20-го века: «Чего требуют эти люди на улицах? – Чтобы не было богатых. – Надо же, а мой батюшка всегда хотел, чтобы не было бедных». Другая притча – из кинематографической ленинианы – ответ Ильичу деревенского ходока: «Вот вы говорите – бедняки. А по-нашему, по-деревенски это просто лодыри и пьяницы». Святой Ильич, конечно, объяснил кинозрителям мерзкую сущность кулацкого взгляда, но фраза-то запомнилась, а история показала, что за мужиком была своя правда, может быть, даже истина. А его жизненный прототип оказался вместе с десятью миллионами таких же правдорубов в местах отдаленных. Вот так и не стало у нас богатых, остались сплошные бедные.

Для людей, исповедующих государственное регулирование, характерна вера в то, что государство может предоставлять блага безвозмездно, т.е. обожествление государства, а точнее – поклонение ему как идолу. Но государство не Бог, а лишь структура человеческого существования, и не может оказывать материальную помощь, не покрывая ее дополнительными доходами от налогов. Налоги же, в свою очередь, удорожают продукцию, ведут при искусственном удержании цен к нерентабельности и к сокращению производства. Поэтому и дефицит самых разных товаров, очереди, талоны и карточки, фактическая бедность являются неотъемлемым атрибутом данной системы.

Но уход от системы государственного регулирования не означает отказ от помощи бедным. Бедным должна оказываться только адресная помощь. А правильно, справедливо это можно сделать только на самом нижнем уровне власти – муниципальном, поселковом, и т.д. Каждый нуждающийся в помощи должен, во-первых, обратиться за помощью сам, индивидуально, тем самым признав, что он не требует, а просит. При этом он должен предъявить все данные о себе, включая, между прочим, сведения о родственниках, которые ему не помогают, хотя должны бы. Всё это проверяется, затем заявитель включается в список, которым определяется приоритеты. Имеющиеся в муниципалитете средства делятся между нуждающимися в соответствии с действительной потребностью. Всё открыто, всё честно. Над разработкой этой системы нужно работать.