ПЕРЕСТРОЙКА УДАЛАСЬ?

Георгий Трубников

Термин «перестройка» для того времени был не так уж плох: в нем был намек на достаточно радикальные преобразования. Период, называемый перестройкой, по существу есть начальный этап ставшей неизбежной политической и социально-экономической революции, т.е. качественных изменений, изменений строя. И революция эта прошла почти без кровопролития. Следовательно, перестройка удалась.

***

Перестройка – это свежее дыхание свободы, это постепенное исчезновение страха, возможность не скрывать веру в Бога, прекращение бряцания ядерным оружием, падение железного занавеса, независимость стран и народов, пробуждение людской инициативы, возвращение народу его лучших сынов, возможность «жить не по лжи», и надежды, надежды, надежды… Уже за одни надежды спасибо, они сделали жизнь совсем другой. И не нужно унывать из-за того, что не все надежды осуществились. Свободу веры и совести ценит тот, кто имеет веру и совесть. Свободу слова ценит тот, кому есть что сказать. Свободу выборов ценит тот, кто способен сделать выбор.

***

Главная и неоценимая заслуга Горбачева – гласность. При нем начали произноситься в средствах массовой информации те слова, которые прежде звучали лишь в частных разговорах. Некоторым редакторам газет и журналов позволялось напечатать нечто новое, нечто приподнимающее планку прежде дозволенного. Постепенно и последовательно в течение 1987-89 годов стали говорить о свободных выборах, о порочности существующей системы (а не о пороках и ошибках отдельных деятелей), о монополии КПСС, наконец, о частной собственности. Это лишь некоторые этапы, но каждый был событием: прежде эти понятия были под строжайшим запретом. Воистину – В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО.

***

Как верховный правитель Горбачев внес в законодательство лишь два принципиальных новшества: изменил систему выборов в высший орган власти и расширил права кооперативов. Это были лишь узенькие щелочки, но туда устремилась вся накопившаяся к тому времени людская инициатива. Демократически настроенная интеллигенция сделала выборы альтернативными, а предприимчивые люди заработали и легализовали начальный капитал для серьезного бизнеса.

***

Первый этап реформ, называвшийся перестройкой и продолжавшийся с 1985 по 1991г., имел политический характер, был подготовлен деградацией тоталитарного режима, инициирован сверху, осуществлялся крайне малочисленной прослойкой общества под прикрытием высших государственных лиц при растерянности номенклатурного класса и при полном непонимании происходящего со стороны народа. Сюда следует добавить непонимание самим Горбачевым необходимости радикальной экономической реформы и неизбежности распада СССР.

***

В отличие от Горбачева Ельцин принял как данность по меньшей мере три вещи. Первое: процесс движения республик к реальной независимости необратим, и препятствовать ему – значит рисковать гражданским миром. Второе: постепенный, “бархатный” переход от абсолютного государственного регулирования экономики к рынку невозможен, для него попросту нет времени. Ключевой акт – либерализация цен – был проведен быстро и решительно. Третье: в постсоветской России нельзя делать ставку на парламентаризм, необходимо закрепить в Конституции президентскую форму правления. Говорить сегодня о том, кто из президентов был неправ – пустое.

***

«Горбачев-фонд» («Что дала перестройка стране и миру», «Известия», 1.03.2005) наивно, на мой взгляд, пытается отмежеваться от окончательных, «плохих» итогов перестройки, оставляя себе лишь «хорошие»: демократизацию и свободу. Горбачев выпустил джинна из бутылки, а дальше процесс стал развиваться по своим законам, не слишком подчиняющимся никаким начальникам. Когда-нибудь Горбачеву и Ельцину будет сооружен общий памятник.

***

Возможности политика ограничены. Все, что с нами происходит, определяется, главным образом, состоянием самого общества. Осуществиться может только то, что находится в соответствии с общественным сознанием. Правильно оценивать общественное сознание и быть всего на полушага впереди его – вот истинный талант политика большого масштаба. Этим талантом обладали первые президенты СССР и России. Крушение тоталитарного строя обошлось без гражданской войны, и это главное.

1 комментарий

Комментарии закрыты.