ОХОТНИЧЬИ КЛУБЫ ТЕХАСА ПРОТИВ АВИАКОМПАНИИ «ДЕЛЬТА»

Джулия Нилссон

r1Когда любитель «элитной» охоты техасец Кори Ноултон выкладывал баснословную сумму в 350 тысяч долларов за убийство одного из самых редких животных на планете, конечно, он представлял себе, как будет хвастаться своим трофеем после триумфального возвращения из Намибии в США.

Обычная добыча давно не интересует этого «охотника экстра-класса», регулярно появляющегося в новостях с различными трофеями, последний из которых – акула размером 3,5 м. Вернее, предпоследний, потому что как только Ноултон решил, что пора в его доме появиться более экзотическому чучелу, дни одного из африканских черных носорогов были сочтены.

Входящий в так называемую «большую африканскую пятерку» (слон, носорог, буйвол, лев и леопард), носорог – добыча и сложная, и простая одновременно. Второй тяжеловес сухопутного мира никого в саванне не боится и подпускает потенциального врага на любое расстояние. При этом он робок и может неожиданно испугаться лягушки, машины, шевелящегося от ветра куста. А когда он пугается, он либо убегает, либо атакует, причём страх и гнев его непредсказуемы. Бывали случаи, когда носороги атаковали пассажирские поезда… и бабочек. Кроме того, у носорога плохое зрение – настолько, что с 40 метров он не отличает человека от дерева, что позволяет подойти к нему совсем близко.

rПодойти, прицелиться… и не промахнуться, потому что зверь могуч, живуч и атакует врага даже смертельно раненый. Свои две с половиной тонны черный носорог легко разгоняет до 48 км в час. Зато охотник может отпрыгнуть в сторону: неспособный совершать резкие повороты, зверь по инерции промчится мимо и развернется для нового броска не сразу.

Общая численность популяции черного носорога – около 3,5 тыс. голов, тогда как 30 лет назад по африканскому континенту бродило около 14 тыс. животных, а полвека назад только в одной Намибии насчитывалось 70 тысяч голов. Когда-то они в большом количестве водились в Южной Азии, теперь там осталось всего несколько сот животных. «В Индии есть дикий осел, – писал древнегреческий историк и медик Ктезиас. – Ростом он больше лошади, с белым телом, темно-красной головой, а на лбу у него рог». По отзывам современников, Ктезиас был «плохим лингвистом, плохим натуралистом и хорошим лгуном», но его однорогий осел – это индийский носорог, выходец из минувших эпох, сохранившийся до наших дней, пусть и размещённый в Красной книге под статусом уязвимого вида. В отличие от шерстистых носорогов, вымерших тысячи лет назад, или западноафриканского подвида черного носорога, который был официально объявлен вымершим совсем недавно – 10 октября 2013 г., вымерли и были уничтожены еще 57 родов носорога. Никто точно не знает, как стар носорог. Очень стар. Его наскальные изображения обнаружены в пещерах по всему миру. В старых арабских сказках описывается удивительный мифический единорог, нанизывавший на рог слонов, и хотя учёные в сказки не верят, они полагают, что в Казахстане были найдены кости именно этого ископаемого носорога, пролежавшие в земле 35 млн. лет.

В Африке долгое время охота на носорога была запрещена, однако в 2004 г. в Южной Африке и Намибии на смену полному запрету пришло дорогостоящее разрешение на ежегодный отстрел трёх-пяти особей. К сожалению, носороги продолжают быть жертвами нелепого суеверия о чудодейственной силе рога, и сегодня ученые разрабатывают необычный способ спасения стремительно сокращающейся популяции носорогов. Нет рога – нет проблемы. Поэтому ученые через фонды собирают деньги и начинают изучение генома этих животных, чтобы внести в него изменение, в результате которого мир получит безрогих носорогов. Более того, есть надежда, что эти исследования ДНК помогут восстановить популяцию уже вымерших видов. А пока… Увы, пока носорог остается всё еще почётным трофеем для охотников.
И Ноултон отправился в Африку. Он едет за вожделенным трофеем, несмотря на негодование учёных-экологов, резкую критику со стороны защитников животных и даже угрозы, поступившие в адрес его дома и семьи, заставившие нанять круглосуточную охрану и подключить полицию. Охота, как говорится, пуще неволи.

Для исторического запечатления своего триумфа техасский охотник пригласил целую съемочную группу CNN, обосновывая «спектакль-убийство» примерно так: «Люди мира должны знать, что охота проведена законно и настолько по-научному, насколько возможно». Что стоит за последними словами, можно только догадываться, но юридический закон действительно не был нарушен. Убийство черного носорога в Намибии было законным, согласно лицензии, приобретенной с аукциона охотничьего клуба Dallas Safari Club, и с разрешения властей Намибии. «Старые агрессивные носороги, как этот, могут нападать на сородичей. Убийство таких особей идет на благо популяции», – заявил охотник. Но неужели кто-то всерьез верит, что для того чтобы сохранить вид, находящийся на грани исчезновения, надо убивать?
Свой трофей Ноултон решил отправить на родину из Южной Африки компанией Delta – единственной американской авиакомпанией, которая осуществляет прямые перевозки между этим регионом и США. И тут случилось неожиданное.

У всех в памяти свежа трагедия лета 2015, когда дантист из Миннесоты Уолтер Палмер, еще один любитель смертельных «забав», убивший ранее американского черного медведя в Висконсине в 2006 году, застрелил знаменитого льва Сесила – символ национального парка в Зимбабве. Волна осуждения прокатилась по всему миру, и на фоне широкого резонанса ряд коммерческих перевозчиков объявил о введении запрещения на перевозку убитых слонов, львов и носорогов на своих рейсах. О намерении придерживаться такой политики заявили несколько авиакомпаний, среди которых Delta, United Airlines и American Airlines. Поэтому когда Ноултон попытался организовать доставку туши убитого носорога из Африки в США, авиакомпания в предоставлении этой услуги ему отказала. Охотник счёл это дискриминацией.

15 октября 2015 года Кори Ноултон, а также несколько поддержавших его охотничьих объединений (Dallas Safari Club, Houston Safari Club, the CAMPFIRE Association, Conservation Force, the Tanzania Hunting Operators Association) подали иск к компании Delta, утверждая, что её отказ от перевозки охотничьих трофеев является незаконным и ущемляющим права охотников.

«Delta не имеет права дискриминировать пассажиров или грузы. Трофеи «большой пятерки» не относятся к разряду опасных грузов. Авиакомпания поступила безответственно, введя эмбарго на основе дезинформации и непонимания правового статуса грузов, ущемляя при этом программы по сохранению дикой природы, лишая средств местные народы и нарушая интересы истцов. «Туристическая охота» – основа борьбы с браконьерством. Если из-за эмбарго снизится количество приезжающих охотников, то снизится и уровень безопасности для слона, носорога и других животных дикой природы, находящихся в группе риска», – говорится в заявлении, с которым обратились в суд охотники.
Действительно ли новый запрет препятствует усилиям по сохранению редких видов животных, ведь часть стоимости разрешений на трофейную охоту предназначена именно для этих целей?

По словам представителя Американского природоохранного фонда Криса Грина (Chris Green, Legislative Director for a national animal protection organization), многочисленные исследования, проведенные в том числе с участием охотничьих объединений, показали, что, как правило, только около 3% от стоимости трофейной охоты направляется местным общинам. При этом живые животные стоят в десятки раз больше убитых, поскольку туристы готовы тратить деньги, чтобы побывать в Африке на экотуристических маршрутах и фотографировать зверей в сафари. По утверждению Грина, к примеру, один слон национального парка в течение жизни приносит в местную экономику до 1,6 млн долларов. В то время как убийство слона ради бивней на черном рынке оценивается в 23 тысячи долларов, а трофейная охота приносит только 40 тысяч долларов, ведь отстрел – это не фотоохота, его не повторить.

«Как мы опять увидели на примере исследования случая со львом Сесилом, почти все доходы от охоты на крупного зверя концентрируются в руках нескольких охотничьих объединений, не имеющих ничего общего с сохранением редких и исчезающих видов животных», – говорит Крис Грин.

А вы знаете, что совсем недавно ученые Мичиганского университета и директор Музея Палеонтологии при этом университете профессор Д.Фишер, изучавшие последние 20 лет кости и бивни сибирских мамонтов в сотрудничестве с учёными России, Франции и Нидерландов, нашли убедительные доказательства того, что мамонтов погубило не изменение климата, а люди!

По иронии судьбы, гипотиза учёных о «вымирании мамонтов из-за нагрузки, создаваемой человеческой охотой», была представлена в этот же день, 15 октября 2015г, более того – в Техасе, на заседании Палеонтологического общества в Далласе (the Society of Vertebrate Paleontology in Dallas). А вдруг это знак?