МОЖЕТ ЛИ ЖЕНЩИНА КОГДА-НИБУДЬ СТАТЬ ПРЕЗИДЕНТОМ РОССИИ?

Георгий Трубников

Сразу несколько политиков – Михаил Касьянов, Геннадий Селезнев, Владимир Жириновский – независимо друг от друга заявили о своем возможном участии в президентских выборах 2008 года. Любопытно, что в этой тройке потенциальных претендентов нет ни одной женщины. Пока что в России женщина всего лишь один раз баллотировалась в президенты – Ирина Хакамада в 2004 году. Тогда она заняла 4-е место среди шести претендентов и получила 3,84% (для сравнения: меньше всего голосов было у Сергея Миронова – 0,75%; больше всего – у Владимира Путина 71,31%; Хакамада чуть-чуть отстала от Сергея Глазьева с его 4,1%). Сегодня пока не ясно, кто и как будет участвовать в президентском марафоне-2008. Возможно, среди кандидатов будет и женщина. А вот среди победителей… “Известия” попытались выяснить: может ли женщина когда-нибудь стать президентом России?

Сегодня требуется творчество

Всегда найдется женщина, стоящая по уму и таланту выше некоего мужского окружения. Но женщина – скорее охранительница, нежели созидательница. Когда требуется ТВОРЧЕСТВО, прорыв в новое, мужчина оказывается сильнее. Полно примеров: великие изобретатели, композиторы, литераторы. Хрестоматийная Софья Ковалевская не затмит Пафнутия Чебышева и Николая Лобачевского. Зато, когда нужно поддержать порядок (а тут ведь тоже нужен талант), женщины справляются, как правило, лучше мужчин. Нам в политике сейчас, когда идут тяжелейшие реформы, нужны именно новые идеи, риск, воля. Когда дойдем до уровня скандинавов – изберем женщину-президента.

Женщины против женщины

Избрать женщину-президента не позволят женщины-избиратели. Именно они предпочитают не голосовать за женщин. Какие чувства испытывает женщина к другим женщинам, знают лишь психоаналитики. Можно вспомнить, например, откровенную Людмилу Прокофьевну Калугину-Фрейндлих: “У меня нет подруг, я их уничтожила”. Следует заметить, что при выборах коллегиальных органов эта тенденция проявляется меньше: женщин-депутатов довольно много, а женщина-губернатор всего одна. Это понятно: парламенты не столь персонифицированы.

Матвиенко – не показатель

Только не нужно в этой дискуссии вспоминать, что у нас уже есть женщина-губернатор. Избрание Валентины Матвиенко не имеет никакого отношения к гендерным проблемам. Петербуржцы поняли, что Путин предлагает им Матвиенко в качестве губернатора, сразу же после назначения ее представителем президента по Северо-Западу. И восприняли они это неоднозначно. Отсюда и вялость избирателей, и выигрыш лишь в пределах статистической погрешности (менее 5% от числа избирателей). Питер не губернатора выбрал, а утвердил заместителя Путина по петербургским вопросам. И именно тогда, наверное, стало ясно, что ресурс Путина не безграничен.

Начнем с парламента

Давно замечено, что наш избиратель голосует не умом, а сердцем, т.е. руководствуется скорее чувствами, нежели логикой. Это относится и к прекрасной (и большей) части избирателей. Властвование чувствами – вопрос культуры, стало быть, на быстрое решение проблемы стихийной дискриминации женщин рассчитывать не приходится, хотя над этим необходимо упорно работать. Один из путей – пропорциональная система выборов, партийные списки. То, что партия теперь обязана включать в партийные списки женщин, – очень прогрессивное нововведение.

Фаворитизм наоборот

Некоторые указывают на опасность фаворитизма, если первым лицом государства станет женщина. Но это напрасные страхи. Екатерина Великая никогда не попадала в зависимость от фаворитов, она их хорошо использовала. А вот жены некоторых губернаторов воротят мужьями, как хотят.