ЧЕЙ ПЕПЕЛ СТУЧИТСЯ В СЕРДЦЕ?

Борис Немировский

pВ этом году пятница, 13-е число, оказалась в самом деле страшной приметой: в ночь с пятницы 13 ноября, на субботу, 14-е, в Париже исламские террористы совершили гигантский по размаху теракт. Весь мир скорбит о парижских жертвах, но почему же только о них?

В феврале этого года, после двух терактов, совершенных в Париже и Копенгагене с разницей всего лишь в три недели, автор этих строк уже писал о том, что исламистские нападения имели место и в прошлом, но теперь их частота значительно повысилась, а основной целью стала отныне именно Европа. И в самом деле: между знаменитой атакой захваченных исламистами самолетов на башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке (известной, как 9/11) и следующим крупным терактом, взрывом мадридских электричек в 2004 году, прошло три года. Между нападением в Париже на редакцию журнала «Charlie Hebdo» и кошерный магазин и нападением в Копенгагене на дискуссионное кафе и синагогу прошло, как уже было сказано, всего лишь три недели. Но и на этом череда нападений не закончилась: всего лишь месяц назад трое американцев и англичанин лишь благодаря собственному мужеству предотвратили убийство пассажиров скорого поезда Thalys Брюссель-Париж, а теперь вот – семикратный теракт в столице Франции. Амплитуда сокращается, война разгорается.

Очень хотелось бы выплеснуть в эти строчки ту бурю эмоций, которая бушует в душе. Однако для начала все же стоит перечислить ряд сухих фактов – возможно, тогда эмоциональная часть не будет особо сумбурной. Так что договоримся так: сначала – факты, потом – отсебятина.

«Мне известно, что мне ничего не известно»

Итак, что мы знаем о теракте в Париже на данный момент? Террористы атаковали парижан и гостей французской столицы в семи местах одновременно, причем на разный манер: два ресторана были обстреляны из автоматов по-гангстерски, из проезжающих мимо автомобилей. Возле третьего взорвал себя самоубийца с «поясом шахида». Трое самоубийц взорвали «пояса шахидов» поблизости от стадиона, где проходил товарищеский футбольный матч сборных Франции и Германии. Там присутствовали президент Франции Франсуа Олланд и министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер. Один из террористов, купив билет на игру, попытался прорваться сквозь охрану к их ложе, однако его ранили охранники и он взорвал себя вместе с ними. Седьмой удар был нанесен в концертном зале «Батаклан» в самом центре Парижа – там проходил рок-концерт. Исламисты взяли слушателей в заложники, после чего взорвали себя и их.

p1Всего, по официальным данным, погибли 131 человек – только в «Батаклане» 89. Эта цифра, однако, может увеличиться: многие из более чем 350 раненых могут умереть в больницах от ранений. Среди раненых и убитых – не только французы, но и граждане семи других стран, в том числе – Германии, Швеции, по неподтвержденным данным – одна россиянка. На момент написания этого материала удалось установить личности 103 из 131 убитых.

Для следователей ясен, как минимум, один факт: террористы были отлично скоординированы между собой. Они работали тремя группами, и эксперты утверждают, что, в принципе, все это больше походит на некую войсковую диверсионную операцию – а это, в частности, означает, что, кроме трех групп «непосредственного воздействия», должны были быть еще группы прикрытия, группа наблюдения и командная группа. Семеро нападавших, по словам прокурора Парижа Франсуа Мулэна, погибли (ранее речь шла о восьми убитых террористах). При этом ни один не был убит полицейскими: трое взорвали себя с заложниками в концертном зале, трое – на стадионе «Stade de France» и один – на бульваре Вольтера. Остальные благополучно ретировались. В одном из парижских предместий был найден брошенный черный «сеат» с тремя автоматами Калашникова – теми, из которых велись обстрелы ресторанов. Тут стоит заметить еще одну деталь: вот уже в третий раз подряд террористы применяют именно «калаши» – оружие, согласитесь, для Франции совершенно нетипичное. Для того чтобы провезти в страну и в столицу такое количество «Калашниковых», нужно обладать весьма впечатляющими возможностями, а также приличным временем – то есть, теракты были спланированы заранее, загодя, скорее всего – за несколько месяцев до их совершения. Это наводит многих на мысль, что январское нападение на редакцию журнала Charlie Hebdo было чем-то вроде «генеральной репетиции»…

Одного из мертвых террористов смогли идентифицировать по отпечаткам пальцев: согласно сообщениям французской прессы, это араб, гражданин Франции по имени Исмаэль Омар – коренной парижанин, родившийся на юге столицы в 1985 году. Он был известен полиции не только тем, что имел несколько «бытовых» судебных приговоров, но и тем, что несколько месяцев в 2013/2014 годах провел в Сирии, откуда вернулся полностью индоктринированным «Исламским государством». Кроме того, на теле одного из «шахидов», взорвавших себя на стадионе, был обнаружен сирийский паспорт – впрочем, подозревают следователи, фальшивый. Владелец этого паспорта 3 октября прибыл на греческий остров Лерос, позже он попросил о предоставлении ему статуса беженца в Сербии. Информационное агентство Reuters сообщает, что в числе террористов был еще один сирийский беженец, прибывший во Францию через Турцию и Грецию. Еще один след привел в Бельгию: здесь были арестованы семеро подозреваемых. Двое из погибших террористов проживали неподалеку от Брюсселя, причем оба также являлись гражданами Франции – об этом со ссылкой на бельгийскую Генпрокуратуру сообщает местное информационное агентство Belga. Еще один след был взят в Германии: баварская полиция арестовала 51-летнего гражданина Черногории, который вез в своем фургоне в Париж несколько десятков (!) килограммов тротила и пять автоматов Калашникова. В данном случае, правда, речь идет не о террористе, а о контрабандисте, но он, скорее всего, являлся подручным террористов, работающим «по контракту».

Ответственность за преступление взяла на себя террористическая организация «Исламское государство». В обращении, распространенном и записанном, между прочим, с помощью сервисов известнейшего российского мэйлера mail.ru, говорится о том, что «восемь братьев совершили священную атаку на французских крестоносцев». Цели, по словам террористов, были «тщательно выбраны», так же, как и город – «столица богохульников и растлителей». Кроме того, было заявлено, что Франция остается главной целью терактов, так как эта страна «посмела оскорбить Пророка, она гордится тем, что ведет войну против ислама и посылает самолеты бомбить мусульман в Халифате».

Что изменилось?

Вот так. А теперь – некоторые, возможно, не слишком удачные и не слишком трезвомыслящие идеи по этому поводу. Нет смысла спорить о том, кому именно выгоден этот теракт. В числе «бенефициариев» уже кого только не успели назвать: и Путина, который таким образом «отомстил за «Мистрали», и израильтян, которые, мол, инсценировали эти нападения, чтобы заставить французов начать наземную операцию против ИГИЛ, и даже… Ангелу Меркель, которая-де подобным образом хочет выпутаться из совершенной ею ужасной ошибки с «приглашением» в Германию сирийских беженцев…

Все это, конечно, не выходит за рамки кухонной политологии (правда, «политолог» Марков своим дурацким заявлением в эти рамки отлично вписался). Однако же невольно задумываешься над совершенно иными вещами. Почему, скажем, после теракта в Париже всколыхнулся весь мир, в то время как ни страшные взрывы, прогремевшие накануне в Бейруте, ни какие-либо иные подобные события в мире (те же постоянные нападения пророссийских террористов на востоке Украины, те же нападения палестинцев на израильтян) никакой особой реакции не вызвали? Пару недель назад в Афганистане забили камнями женщину. В Сирии ежедневно погибают сотни людей, еще сотни беженцев тонут в Средиземном море, в прошлом году исламисты из «Боко Харам» перерезали более двухсот христиан в Кении… Почему вся эта куча смертей не сплотила мировых лидеров, почему к посольствам других стран европейцы не несут цветы и не зажигают там свечи, как несут и зажигают теперь в других странах у посольств Франции? Почему?

Очевидно, срабатывает некий феномен западноевропейского эгоизма. С одной стороны, сами европейцы плохо воспринимают вести о смертях где-то там, далеко, будь то на Донбассе или в Ливане, в то время как с Парижем легко идентифицирует себя не только любой француз, но и любой европеец и даже, пожалуй, любой американец. Косвенным доказательством тому может служить тот факт, что многие пользователи Фейсбука, например, в знак траура публикуют… собственные фотографии, сделанные в Париже. «Je suis Paris» – это, таким образом, не пустые слова, это именно глубинные, правдивые ощущения.

Во-вторых, как бы это странно ни звучало, а в сознании европейцев присутствует своего рода остаточная «колониальная логика»: то есть, даже в наш просвещенный XXI век представления о границах, о делении мира остается старым: вот есть «мир белых» – спокойный, нормальный, где все должно быть хорошо… и есть «мир цветных» – какие-то непонятные, мрачные, средневековые страны, где дикари и насилие… но это все – их дела, «они так привыкли». Соответственно, когда в «диком» мире – в том же Афганистане, в том же Ливане… даже в том же Израиле происходит что-нибудь подобное – это страшно, но это в порядке вещей, это – ТОТ мир. А вот когда что-то такое же кровавое случается в «белом», цивилизованном мире – это нечто из ряда вон. Потому что в этом мире, мирном и спокойном, подобного быть не может и не должно.

Первый феномен приводит к мощнейшей волне солидарности с жертвами терактов, второй же – наоборот, к мощнейшей волне ненависти, направленной против всех представителей «того» мира. В частности – против всех мусульман. Неважно, что мусульман в мире – 1,7 млрд., а боевиков ИГИЛ, по самым щедрым оценкам – порядка 60 тысяч. Они – из «того» мира, и точка.

Впрочем, следует с огромным прискорбием отметить еще один момент. Даже автор этих строк вольно или невольно разделяет эти мысли и эти представления. Почему? Потому что да – большинство мусульман являются мирными, законопослушными людьми, совершенно непричастными к терроризму и радикальному исламизму. Но они, как говорил один немецкий философ, нерелевантны. Они никак не влияют на тот факт, что исламисты совершают свои преступления, в том числе и от их имени. Лишь абсолютное меньшиство мусульман осмеливаются громко заявить о том, что они готовы противостоять убийцам, называющим себя их единоверцами. Так же, как во времена Второй мировой войны абсолютное меньшинство немцев поднималось на борьбу с гитлеровцами, а остальные просто молчали, когда нацисты совершали свои преступления от их имени. В результате, как известно, расплачиваться пришлось всем немцам.

И напоследок. Накануне терактов в Париже, в ту же пятницу 13 ноября в Израиле на шестидесятом шоссе в районе поселения Отниэль южнее Хеврона террористы расстреляли из автоматов автомобиль семьи Литман, которая направлялась на свадьбу старшей дочери. Родители невесты, Яков и Ноа, были убиты. Младший сын 44-летнего рава Якова, 16-летний Двир был тяжело ранен. Сиротами осталась как Сара, вышедшая замуж в этот день, так и младшие дочери Мория, Теиля и шестилетняя Авия. Рядом с местом трагедии, по свидетельству Двира, проехал амбуланс палестинской службы «Красного полумесяца». Остановиться и оказать помощь истекающим кровью евреям водитель не счел нужным.

Об этом не писали европейские газеты. Никто не принес цветы ни к какому посольству. Это – один из 609 терактов, совершенных в Израиле только в октябре-ноябре. Так «другой» ли этот мир?