КРИТИКА НА КРИТИКУ

Владимир Патрунов

В номере “Нашего Техаса” от 03.18.05 Г.Трубников ставит вопрос “Перестройка удалась?” и сам отвечает на него положительно, выставив логически точный ряд тезисов. В следующем номере “Нашего Техаса” Я.Cправедливый резко возражает ему, но приглашает несогласных опровергнуть его – воспользуемся этим.

Я.Cправедливый считает, что перестройка “привела к бесчисленному множеству погубленных жизней как в мирное время, так и в последующих войнах и междоусобицах на Кавказе и Приднестровье”.

Не знаю о каких “погубленных жизнях” в мирное время перестройки идет речь, но все знают o миллионах жертв сталинского террора, раскулачивания, депортации народов, которые имели место именно до перестройки.

Конечно, войны на Кавказе и Приднестровье достойны всякого сожаления, но вспомним, что источники этих конфликтов уходят в далекие доперестроечные времена. И Конституционный суд признал действия Ельцина по сохранению целостности России правильными (увы, сходные проблемы десятилетиями мучают многие вполне демократические страны : Ирландию, Испанию, Францию). А можно ли забыть войны до перестройки как объявленные (Афганистан, из которого мы ушли только при Горбачеве), так и вовсе необъявленные (Корея, Вьетнам)? За что тогда воевали и умирали наши парни?

Разруха и криминал

Этими словами характеризует Я.Cправедливый состояние производства как результат перестройки. Да, очень жаль людей, потерявших работу и спокойную жизнь. Но каких предприятий мы лишились? Вспомним, что до перестройки все искали только импортную одежду и обувь. Вспомним, что во времена премьера Рыжкова из магазинов исчезло мыло и даже шахтерам нечем было помыться. Производства ТВ, компьютeров и даже пассажирских самолетов рухнули, так как советские модели отстали от западных на 5-10 лет. Западные автозаводы меняли несколько моделей в год, у нас “Победа” и “Волга” шли десятилетиями. Много говорилось о конверсии, но во что можно переделать 100-тонный пресс- гигант, предназначенный только для того, чтобы за один проход изготовить крыло громадного бомбардировщика?

Испытание перестройкой выдержали очень немногие действительно эффективные отрасли народного хозяйства, как нефтегазовая и космонавтика.

Я.Cправедливый пишет об “упадке и развале” в армии, образовании и здравохранении, сельском хозяйстве и ЖКХ как результате перестройки. На самом деле эти упадок и развал наступили еще до перестройки и вызвали необходимость в ней. Вспомним, из чьей пшеницы выпекался наш хлеб, вспомним, как текли наши краны и как нас обслуживали слесаря ЖКХ, как запущены были наши больницы…. Наше народное хозяйство имело красивый фасад, но строилось на неверных принципах и потому рухнуло в одночасье.

Перестройка внутри нас

Не знаю, насколько власть и судьба были справедливы к Я.Cправедливому, но ко мне явно нет. Из 4-х родителей – моих и моей жены – трое были несправедливо репрессированы. Мама и тесть на долгие годы были сосланы в лагеря и стали бесплатной рабсилой. Отец был расстрелян – для устрашения других. Власть ковала покорных себе людей и преуспела в этом.

Были ли люди счастливы в СССР? Довольствоваться малым, не иметь ответственности, знать, что можно пронести домой через проходную завода или с колхозного поля, где проходной просто нет. Эта ситуация устраивала очень многих, и не имея никакой альтернативы, почти все мы хорошо приспособились к режиму: знали у кого попросить (а не заработать!) путевку в дом отдыха, как встать в длинную очередь на квартиру и ускорить её и т.д.

Беда случилась, когда власть оказалась неспособной обеспечить тогдашний очень скромный, но зато постоянный, не требующий больших усилий доход большинству людей. Вспомним, что мы назывались «населением», а наша зарплата (вдумайтесь !) «получкой». Пустые полки магазинов потребовали перестройки, а не были её результатом.

Перестройка освободила громадный творческий потенциал, увы, и криминальный тоже. На каждого нового успешного предпринимателя пришлось несколько «охранников». Но по-прежнему жить было просто нельзя.

Яркие, но, к счастью, почти бескровные события перестройки, осветленные гласностью, т.е. впервые сказанной правдой, ужаснули многих людей, привыкшим к годам полусытого застоя. А советское время пришлось как раз на их юность, ностальгия по которой смешалась с тоской по старому привычному образу жизни.

На похоронах академика Сахарова товарищи, провoжающие его в последний путь, несли плакат «Мы еще не народ, но уже не стадо». Это актуально и сегодня. Цели перестройки еще не достигнуты, она продолжается, а её передовая проходит через сознание каждого из нас.