ПЕРЕСТРОЙКА В ГОЛЛИВУДЕ

А. Кавторина

Так окрестили на калифорнийских райских холмах продюсера Евгения Афинеевского с легкой руки Брюса Виланча, который дарит каждый год американскому зрителю захватывающие и остроумные церемонии «Золотого Глобуса» и «Оскара».

Думаете, просто так, раз говорит по-русски, так сразу и перестройка? Ничего подобного.

У Евгения к делу совершенно другой подход. Для него, в принципе, нет ничего невозможного. Он играет не по правилам и… выигрывает.

На 38-ой Международный Хьюстонский кинофестиваль Евгений Афинеевский привозит свой девятый фильм «Возвращение из Индии». Премьерный показ состоится 30 апреля в девять тридцать вечера, а дополнительный показ пройдет 1 мая в пять. Так что, те из наших читателей, которые интересуются, что там новенького произрастает на ниве мирового кинематографа, имеют шанс посмотреть сей фильм, над производством которого трудились сразу кинематографисты трех стран – Израиля, Индии и США.

«Возвращение из Индии» в прокате уже более года. Картина вышла в 2003 году, успела побывать на нескольких престижных международных кинофестивалях и даже получила израильского «Оскара» – главную кинематографическую награду страны.

Фильм снят по довольно известному роману Авраама Йехошуа, поставил его популярный американский режиссер израильского происхождения Менахем Голан. В главных ролях заняты Аки Авни, Асси Даян, Рики Галл и Дана Парнас.

«Возвращение…» – это и реальная Индия сегодняшних дней, и тот романтико-мистический образ страны, который подспудно живет в душе каждого приезжающего в эту страну иностранца. В «Возвращении…» образ Индии и околдовывает, и опьяняет не только главного героя, молодого израильского врача Бенджи Рубина, но и нас, зрителей.

Фильм удивительно красив и экзотичен, в нем есть и любовь, и духовные поиски, и самопожертвование, и индийские старинные обряды, и буддийские монастыри, и даже снятая с натуры операция на открытом сердце…

Нет нужды пересказывать сюжет картины, которую буквально на днях представится возможность посмотреть. Лучше я постараюсь познакомить вас с молодым человеком, который этот фильм продюсировал, с Евгением Афинеевским.

В современном кино продюсер, возможно, лицо не самое главное, но весьма значительное. Весь свой путь, от первых наметок сюжетного замысла до маркетинговых тонкостей выстраивания политики кинопроката, – фильм находится в заботливых руках продюсера. Еще бы, ведь именно продюсер отвечает за качество фильма не только своим именем или репутацией, но и деньгами. Кино – удовольствие дорогое.

Мы беседуем с Евгением накануне его приезда в Хьюстон.

– Каким ветром вас занесло в Голливуд?

– Я вырос в столице Татарстана Казани. С детства увлекался театром, играл в самодеятельности, будучи подростком, снял свой первый документальный фильм о клубе планеристов. Фильм этот тут же получил первый приз на республиканском фестивале, и меня отправили на Всесоюзный детский кинофестиваль в «Орленок».

– То есть вам с самого детства катострофически, неумолимо везло?

– Скажем так, свое везение я строил сам. Когда мне исполнилось семнадцать лет, я уехал в эмиграцию в Израиль. Я уехал туда сам, один. За спиной у меня было только оконченное в Казани медучилище. В Израиле я поначалу попытался окунуться в медицину, но тяга к театру перевесила, и я нырнул в этот мир с головой. Окончил курсы актерского мастерства в студии Роберто Поллака, играл в театре, потом попал в армию. А после армии снова вернулся в театр. Начинал с самых низов: был рабочим сцены, занимался звуком, работал ассистентом режиссера и через два года стал в этом театре «продакшэн менеджером». Через несколько лет уже оказался партнером в продюсерской фирме, мы привозили в Израиль на гастроли мюзиклы, любимые русскоязычной публикой оперетты, устраивали концерты известных певцов. Но кино меня по-прежнему притягивало.

– Что вы можете сказать об израильском кино?

– Израильское кино, в основном, малобюджетное. Оно бесконечно далеко от Голливуда. Фильмов снимается немного, но в израильском кино работает много интересных, талантливых людей. В Израиле я познакомился с Менахемом Голаном, который не только считается отцом израильского кино, но и одним из зачинателей движения независимого кино в Голливуде восьмидесятых, и мы с ним решили основать кинокомпанию в Голливуде. Стали партнерами и открыли компанию «Нью-канон». Снимали телесериалы и сделали фильм «Преступление и наказание», своеобразный римейк, современную версию романа, где все герои – наши современники, место действия – Москва наших дней. Можно сказать, что этот фильм – своеобразная версия прочтения романа Достоевского американцем, оказавшимся в Москве эпохи перестройки. В этом фильме было много интересных актерских работ, в нем снимались звезды европейского и американского кино, такие как Ванесса Редгрейв, Джон Харт, Криспин Главер, Марго Киддер и другие.

– Ваша теперешняя компания в Голливуде называется «New Generation Films». Над чем вы работаете сейчас и каковы ваши дальнейшие планы?

– В июне-июле мы начинаем съемки новой картины «Ой вэй, мой сын – гей». Это комедия, и мы надеемся, что фильм выйдет, действительно, очень смешным и его ждет большой успех, так как в нем заняты известнейшие комедийные актеры, такие как Лени Казан (звезда полюбившегося зрителям фильма «Большая греческая свадьба»), актриса и певица Лайза Минелли, Рене Тэйлор, известная зрителям по сериалу «Няни», а также Роберт Клайн, Джо Болонья, Брюс Виланч, и даже в маленькой роли возможно зрители увидят столь органично вошедшего в своих последних ролях в обрах психиатра, Джека Николсона. Съемки картины пройдут в Лос-Анжелесе. Мне вообще гораздо больше импонирует работать над комедиями, ведь жизнь в этой стране сложна и напряженна, а комедия дает людям повод расслабиться, посмеяться над собой, махнуть рукой на задолбавшие их проблемы и хоть ненадолго увериться в том, что все у них будет хорошо. Но есть у меня в планах и проекты, далекие от комедийного жанра. Я собираюсь делать в Европе кинофильм о холокосте, где мне хотелось бы провести параллели между развитием арабо-израильского конфликта и теми событиями, которые предшествовали холокосту, чтобы не допустить еще одной трагедии геноцида. Мы уже вели переговоры по этому проекту, и мне обещали свою поддержку такие известные кинематографисты, как Роман Поланский, Анджей Вайда, Лев Ревин (продюсер фильмов «Список Шиндлера» и «Пианист»).

– Вы уехали из России довольно давно, семнадцатилетним мальчишкой.

– Да, я, можно сказать, дважды эмигрант.

– Кем вы себя ощущаете: россиянином, израильтянином, американцем? Чувствуете ли вы связь с Россией, с ее культурой, с ее кинематографической традицией?

– Я вырос на русской культуре. Я до сих пор слушаю русскую музыку. Мой самый близкий и родной мне человек, мой партнер – Светлана Ануфриева – тоже русская, выросшая в России и продюсировавшая фильмы российских режиссеров. Я часто вставляю в свои картины какие-то русские реалии. Например, в новой картине «Ой вэй, мой сын – гей» был эпизод, действие которого проходило в мексиканском ресторане. Я переделал этот эпизод. Теперь мы будем снимать в русском ресторане, привезем на съемки балалаечный оркестр. А вообще, я довольно часто бываю в России. В своем родном городе, Казани, я устраивал премьеры фильмов, и в Казани зрители имели возможность посмотреть эти фильмы раньше, чем даже в Голливуде. Ну а недавно меня пригласили преподавать во ВГИК, провести мастер-классы для студентов, которые готовятся стать продюсерами. Скажу честно, для меня это и ценно, и престижно, и лестно. Ведь меня, парня, который не получил никакого образования, кроме актерских курсов, приглашают преподавать в тот институт, о котором я мечтал с детства.

– Ну и напоследок: тяжело ли добиться успеха русскоязычному продюсеру в Голливуде?

– Я думаю, что это нелегко, ведь найти возможности финансирования проекта независимого кинофильма – очень сложно. И это – самый тяжелый этап продюсерской деятельности. Хотя малобюджетное кино и приносит доходы, в Америке монополия крупных студий очень сильна. И только сейчас американское правительство начинает поддерживать инвестиции в малобюджетное кино, предоставляя инвесторам большие налоговые льготы в обмен на финансирование независимых картин. В отличие от Америки, в Израиле за свои заслуги в кино я был удостоен высшей наргады – получил полумиллионный грант на производство следующей картины, которой и стало «Возвращение из Индии» с бюджетом полтора миллиона долларов.

Фотографии: продюсер Евгений Афинеевский, Джек Николсон и продюсер Светлана Ануфриева. Евгений Афинеевский и директор фильма «Возвращение из Индии» Менахен Голан встречаются с премьер-министром Индии.