УРОКИ ДАВОСА

Борис Немировский

wВ свое время кто-то из апологетов существования «мировой закулисы» объявил ежегодную встречу лидеров мировой политики, экономики и, не в последнюю очередь – мировых финансов, «конференцией тайного правительства Земли». На сегодняшний день, если это утверждение и имело когда-либо хотя бы малейшую основу – подобного названия Давос вряд ли заслуживает. Тем не менее, этот неформальный форум по-прежнему привлекает к себе внимание мирового сообщества.

Итак, о чем же общались на этот раз между собой «капитаны» глобальной экономики и политики, собравшись в небольшой горной деревне в Швейцарии? Что занимало, по крайней мере официально, их умы и их время? На удивление – не очень много. Похоже, что на некоторые животрепещущие мировые темы участники конференции предпочли закрыть глаза, либо обсуждали их кулуарно, без малейших попыток рассказать во всеуслышание о результатах этих обсуждений.

А может быть, правы те, кто считают мировой экономический форум в Давосе совершенно бесполезным? Они сравнивают его со встречами, которые, бывало, проводили средневековые европейские монархи: те, в конце концов, также утверждали, что желают улучшить этот мир, а в «сухом остатке» хотели всего лишь укрепить собственную власть. Впрочем, иные, вроде шефа американской компании по разработке компьютерного софта Salesforce Марка Беньоффа, уверены в обратном: на сегодняшний день, – считает он, – в мире не существует лучших рамочных условий, для того чтобы собрать вместе руководителей крупных компаний, политиков, представителей профсоюзных движений, неправительственных организаций и церквей, чтобы обсудить судьбы мира. О чем же они говорили на 46-м по счету Давосском форуме? Пожалуй, можно выделить пять основных тем.

Одна за всех и все – за Меркель?

Удивительным образом, в обсуждении европейских дел основное внимание было уделено Германии. Причем сразу в позитивном и в негативном смыслах: с одной стороны, ФРГ по-прежнему остается «экономическим локомотивом Европы», и ее развитие решающим образом влияет на развитие всего ЕС и, соответственно – всей планеты, с другой – «кризис беженцев» стал для многих причиной серьезно беспокоиться за судьбу Европейского союза.

Сама канцлер ФРГ, в отличие от прошлого года, в Давос не приехала, но имя ее было у всех на устах: на подиумах открытых дискуссий и в неформальных кулуарных встречах оно звучало постоянно. Многих увлекали и увлекают ее действия по отношению к беженцам. Примечательно, что, в то время как в Германии из-за этих самых действий госпожа канцлер подвергается в данный момент атакам как справа, так и слева, и даже в рядах ее собственной партии созрело целое протестное движение, международные политики и лидеры компаний продолжают свято доверять ее силе и способностям.

Шэрил Сэндберг, руководительница знаменитой социальной сети Facebook, к примеру, прочла целую хвалебную речь, превознося мужество Меркель. Еще один топ-менеджер из США назвал ее «своей героиней», и это мнение оказалось превалирующим также и среди европейских участников форума. А последней точкой над «i» можно, пожалуй, счесть заявление президента Монголии, который, пригласив гостей в собственноручно поднятую в огромном холле отеля Interconti юрту на встречу под названием «Монгольская ночь», признался во всеуслышание: «Меркель мне – как сестра!» Что ж, наверное, за спиной такого брата госпоже канцлеру и в самом деле больше нечего бояться.

Все зависит от Европы

Хорошая новость: мировая экономика продолжает расти, никаких экономических признаков возможного нового кризиса, о котором совсем недавно предостерегал Сорос, «капитаны» глобального бизнеса не обнаружили. И даже тот факт, что темпы роста в 2015-м году несколько замедлились, расценивается, как положительный: это значит, что глобальной экономической системе не грозит «перегрев».

Тем не менее, определенные поводы для беспокойства имеются. Так, финансовые рынки стартовали в новый год так плохо, как этого не наблюдалось уже давным давно. Oб этом, в частности, заявил Тиджен Тиам, руководитель банка Credit Suisse. Причина – слабые показатели экономического роста в Китае и других «пороговых» государствах. Кроме того, на ситуацию пусть в меньшей степени, но также ощутимо повлияла рухнувшая экономика России: целый ряд западных компаний, работавших на российском рынке, ощутил это непосредственно.

Тем не менее, по общему мнению, основные риски и основные надежды в начавшемся году сконцентрировались в Европе. Первая рискованная ситуация – кризис беженцев. Примечательно, что в данный момент он оказался европейцам даже на пользу: в результате наплыва дешевой рабочей силы ожидаемый экономический рост европейских государств возрос в среднем на 0,2%, а в Германии, куда большинство из беженцев стремится попасть – даже на 0,5% – об этом объявила руководительница Международного валютного фонда Кристин Лагард. В то же время она предостерегла, что в среднесрочной перспективе европейская экономика может пострадать от возможного разрушения Шенгенской зоны.

Еще один рискованный момент для Евросоюза, по ее мнению, – это так называемый «брексит». Если большинство британцев на предстоящем референдуме проголосует за выход Соединенного Королевства из состава Евросоюза, то сам этот факт может нанести по европейской экономике ощутимый удар. Впрочем, подобный исход считается маловероятным, уже хотя бы потому что самой Великобритании в этом случае грозит «парад суверенитетов»: шотландцы и уэльсцы заявили о том, что они хотели бы остаться в ЕС в любом случае и ради этого готовы даже отделиться от Британии.

Что же касается надежд, то они, в первую очередь, связаны с «четвертой промышленной революцией» – именно это определение стало девизом нынешнего форума. И в данном случае опять все взоры оказались прикованы к Германии: сама формулировка «Промышленность 4.0» была «одолжена» у Ангелы Меркель, из ее речи двухлетней давности. До сих пор этот термин был совершенно неизвестен за пределами ФРГ, но теперь, можно считать, его подхватили в мире.

Следует знать, что хотя Google, Facebook, Airbnb или Netfix доминируют на рынке конечного потребителя, в цифровом маркетинге Германия, наравне с США и Китаем, является ведущей страной. Именно поэтому руководитель немецкого отделения американского инвестиционного банка Goldman Sachs Вольфганг Финк полагает, что у немцев есть «очень большой шанс» потянуть за собой в «постиндустриальное будущее» всю Европу. Во многом это будет зависеть от того, – полагает шеф крупнейшей немецкой энергетической компании RWE Петер Териум, – как быстро Евросоюз примет единые правила о защите информации, причем правила эти не должны слишком уж притеснять информационные компании.

«До свиданья, кризис»

Семь лет подряд, с 2009 по 2015 годы, мировой финансовый кризис и пути его преодоления являлись основной темой каждого форума в Давосе. В 2016 году от этих разговоров не осталось и следа. Конечно, экономисты и политики продолжают спорить, к примеру, об опасности того, что Федеральная резервная система США потихоньку готовится отходить от политики «дешевых денег», в то время как европейские и японский нацбанки, наоборот, борются с поздними последствиями кризиса путем «вбрасывания» новых миллиардов. На финансовом жаргоне эта проблема называется «асинхронным планированием».

Тем не менее, в целом – спокойствие, только спокойствие. Кризис миновал, мировая экономика развивается, и на ее развитии не отражается углубляющийся кризис в странах, чье руководство продолжает рассказывать своим гражданам о «мировом кризисе», так что финансовые и политические боссы могут позволить себе подискутировать и о будущем: например, о том, какие возможности открывает для мировой экономики отказ от нефти и газа в качестве энергоносителей или использование искусственного интеллекта. Последний вопрос особенно заинтересовал собравшихся: к примеру, Ульрих Шписсхоффер, руководитель швейцарского концерна ABB, прочел целую восторженную лекцию об умных роботах и о самообучающихся программах вроде разработанной индийцами Vishal Sikka.

Но при этом «самым сильным и богатым» пришлось говорить и о вещах, которые им не очень-то по вкусу. К примеру, о том, что все исследования недвусмысленно демонстрируют: разрыв между бедностью и богатством в мире растет, заработки и капиталы «разбегаются», словно галактики во Вселенной. «Дигитальная революция» лишь подстегнет этот процесс, без сомнения, вырвав множество рабочих мест именно у среднего класса. Некоторые из собравшихся – упомянутый уже шеф Salesforce Марк Беньофф, считают эту тему «номером первым» на повестке дня и призывают коллег, наконец-то, проснуться и осознать свою ответственность перед обществом, вместо того чтобы бездумно «накачивать» биржевые курсы акций.

Впрочем, как смягчить удар по «проигрывающим» – серьезных рецептов по-прежнему предложено не было. Повышение налогов на богатых ни у кого из собравшихся богатых особого энтузиазма не вызвало. Так же, как и фиксированное «базовое» денежное обеспечение – вроде того, которое ввело недавно финское правительство для своих граждан. В то время как многие предприниматели из IT-сектора полагают эту идею замечательной, иные критикуют ее. Например, шеф RWE Петер Териум заявил, что «нечто подобное мы имели возможность наблюдать где-то так 60-80 лет назад. Тогда это называлось коммунизмом».