«ХУДОЙ МИР» В СИРИЙСКОМ ИСПОЛНЕНИИ

Борис Немировский

syriaДоговоренность о прекращении огня в Сирии, казавшаяся уже проваленной, все-таки была достигнута довольно странным путем: в результате простых телефонных переговоров президентов США и России. К сожалению, долговечность этого соглашения вызывает серьезные сомнения.

С самого начала, с того момента, как в Женеве была собрана мирная конференция по Сирии, на которую удалось зазвать даже представителей объединенной сирийской оппозиции, многим казалось, что ни о какой договоренности речи быть попросту не может, уже хотя бы потому, что российская (а соответственно, и асадовская) сторона не желала признавать представителей этой самой оппозиции за людей, говорящих от имени всех оппозиционеров. Выдвигались многочисленные условия насчет того, с кем Асад готов разговаривать, а кого не желает удостаивать вниманием, с кем он готов мириться, а кого хотел бы бомбить и атаковать дальше, причем речь шла вовсе не об ИГИЛ и не о фанатичных исламистских группировках, а о различных группах так называемой «умеренной» оппозиции. За всей этой неразберихой в самом деле можно было предположить, что никакое соглашение невозможно, тем более, что на фоне переговоров сирийские войска, поддерживаемые открыто российскими бомбардировщиками и негласно российскими и иранскими боевыми частями, вели свое наступление, почти что окружив Алеппо.

syria2«Настамнет» по-турецки

Однако военная фортуна оказалась, как всегда, весьма переменчива. Не имея доступа к секретным сведениям, трудно оценить в подробностях, что именно произошло, но некоторые факты все-таки можно сопоставить. Сначала Россия официально обвинила Турцию в том, что турецкие войска-де вторглись в сирийские пределы: речь шла о неких «вооруженных джипах» с боевыми экипажами, насчитывающими сотни солдат. Министр обороны Турции весьма остроумно ответил на эти обвинения, чуть ли не слово в слово повторив отговорки Кремля в ответ на обвинения в военном вмешательстве России в конфликт на Донбассе: мол, у вас нет никаких доказательств, это не наши солдаты – это отчаявшиеся сирийские крестьяне (точнее, он сказал «местные силы самообороны», но ведь и пророссийских боевиков из так называемых ДНР и ЛНР российские власти называют точно так же). В общем, в ответ на свои обвинения Путин услышал эхо своего собственного «нас там нет!» Оказывается, в эту игру «в прятки» умеют играть не только в России.

Позже, очевидно, количество «отчаявшихся крестьян» выросло до такой степени, что Россия попыталась добиться принятия в Совете Безопасности ООН резолюцию, по сути, запрещающую любым войскам, кроме российских и иранских, принимать участие в сирийском конфликте на основании того, что солдаты российской и иранской армий-де были официально приглашены правительством Башара Асада, а все остальные – нет. Американцы, в самом деле, а не на словах бомбящие в Сирии ИГИЛ, эту резолюцию «завернули».

А в последнюю неделю февраля пришли известия о том, что именно под Алеппо, казалось бы, уже окруженном войсками Асада (или Путина, не разбери-поймешь) и готовом пасть, сирийские части попали в самый настоящий «котел». По сообщениям различных источников, в отчаянном положении оказались целых две бригады (это значит, по штатному боевому распорядку – более 6 тысяч солдат), причем со всем, что у них было на руках: боевой техникой, артиллерией и… некими неназванными «иностранными инструкторами». Потеряв, по различным данным, от 25% до 40% боевого состава, они готовы были попросту распасться на отдельные подразделения и кинуться в бега. Кто устроил этот «котел»? Официально утверждается, что сирийская оппозиция вдруг договорилась с ИГИЛ, и они с двух сторон ударили по правительственным войскам. Это утверждение вызывает большие сомнения, так как до сих пор ни у Свободной сирийской армии, ни у боевиков-исламистов попросту не было достаточно серьезного вооружения, чтобы противостоять российским бомбардировкам и массированным артналетам тяжеловооруженных сирийских подразделений. Откуда же теперь все это появилось? Не иначе, как говаривал сам Путин в свое время, «в военторге купили»…

«Мирись-мирись и больше не дерись!»

И именно в этот момент вдруг, словно по мановению волшебной палочки, и было заключено то самое, казавшееся уже невозможным, перемирие. Произошло это на удивление просто: Обама и Путин созвонились (в российских СМИ уже традиционно подчеркивается, что «разговор произошел по инициативе американского президента», хотя в данном случае это утверждение вызывает серьезнейшие сомнения, да и американская сторона его не подтверждает) и очень быстро обо всем договорились. Кремль великодушно согласился признать неприкосновенными все группировки сирийских повстанцев, даже тех, с кем до сих пор вообще знаться не желал. Единственными, на кого официально можно нападать, остались боевики ИГИЛ и их союзники из «фронта Нусра» (сирийско-иракский остаток «Аль-Каиды»). Остальные группы, пожелавшие присоединиться к перемирию, не могут, по идее, быть атакованы. Это, в принципе, дает возможность Свободной Сирийской армии отдышаться и перегруппироваться, с другой же стороны, буквально спасает остатки сирийских войск под Алеппо.

Впрочем, длительность и прочность прекращения огня остается под большим вопросом. Во-первых, в последние недели весьма активизировались курдские боевые группировки на севере Сирии: откуда ни возьмись, у них появилось множество оружия старых советских образцов. Лидеры курдов утверждают, что захватили их на складах сирийской армии, но кое-кто считает, что это отговорка типа пресловутого путинского «военторга», а на самом деле курды получили все это от неких неназваных щедрых спонсоров, которых в Сирии, естественно, «нет». Правда, это оружие, по утверждениям курдов, используется исключительно против боевиков ИГИЛ и «турецких захватчиков Курдистана», а не против сирийских повстанцев, но утверждают в Сирии нынче многие и многое, а как оно на самом деле – не возьмется сказать никто. Тем не менее, даже это утверждение вызвало резкую реакцию со стороны Турции: Анкара заявила, что присоединяется к соглашению, но оставляет за собой право на «защиту от террористических нападений» со стороны курдских боевиков.

С таким же заявлением поспешил выступить и Башар Асад, после того как в правительственном квартале Дамаска был проведен один из наиболее кровавых за всю пятилетнюю историю сирийской войны теракт: погибли около 200 человек. Одновременно еще один теракт произошел в Хомсе: здесь погибли около 70 человек, принадлежащих к «правящему меньшинству» Сирии – алевитам. Ответственность взяли на себя исламисты из ИГИЛ. Правда, эти их заявления невозможо подвергнуть независимой проверке, они вызывают некоторые сомнения. Если на севере и востоке Сирии ИГИЛ продолжает контролировать огромные территории, то в центре они потерпели целый ряд серьезных поражений не только от сирийских солдат, но и от «умеренных» повстанцев, а также в самом деле от курдских отрядов. Не стоит забывать, что сирийская война ведется по принципу «все против всех», и сторон у конфликта гораздо больше, чем две.

«И только мертвые с косами стоят. И тишина…»

И все-таки, несмотря на эфемерность и хрупкость наступившей в Сирии относительной тишины, остается надежда на то, что это перемирие проложит путь к более крепкому миру. Для начала, стороны договорились о возобновлении мирных переговоров в Женеве – и теперь уже ни Асад, ни Кремль не обзывают «террористами» всех без разбору сирийских оппозиционеров. До сих пор планировалось, что в Сирии будет создано переходное правительство, которое будет действовать, пока не закончится разработка новой Конституции страны и не будут проведены новые парламентские выборы. Однако сирийское руководство вдруг решило сыграть на опережение и объявило, что эти самые выборы должны состояться уже 13 апреля – шаг, вызвавший недоверие остальных партнеров по переговорам, так как марионеточные выборы проводились Асадом за эти пять лет уже дважды. Подобные односторонние шаги вряд ли можно признать конструктивными.

Впрочем, кое-кто усматривает в этом объявлении, с одной стороны, готовность Башара Асада уйти с поста президента, с другой же – готовность Владимира Путина отказаться от поддержки Асада. Так или иначе, надежда сохраняется, а европейские лидеры поспешили заявить о своем «глубоком удовлетворении» начавшимся мирным процессом. В частности, министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер заявил, что считает соглашение о прекращении огня «решительным шагом вперед». «Многое зависит от того, поддержат ли этот документ региональные партнеры и соседи Сирии», – подчеркнул он. Радость европейцев и, в особенности, немцев можно понять: если в Сирии замолчит оружие, можно будет говорить о возвращении тех миллионов беженцев, которые наводнили за последние полгода Европу, восвояси.

Тем не менее, есть множество политиков, особой эйфории не испытывающих. В первую очередь, правительство Турции высказывает серьезные сомнения в том, что режим прекращения огня продлится сколько-нибудь долго. «Никакого оптимизма у меня нет, – признался, в частности, турецкий премьер Ахмет Давутоглу в интервью катарскому телеканалу «Аль-Джазира». – До сих пор все дипломатические усилия по мирному решению конфликта использовались сирийским руководством, Россией и Ираном в качестве возможности устроить новое кровопролитие. Да и в провале женевских переговоров виноват именно Дамаск и его союзники». Похоже, Анкара всерьез считает, что пауза продлится ровно столько времени, сколько понадобится, чтобы вывести из-под удара сирийские войска, попавшие в «котел» под Алеппо, после чего боевые действия неминуемо возобновятся.