КАЧАНИЕ МАЯТНИКА

Борис Немировский

b0Террористический удар по Брюсселю, нанесенный во вторник, 22 марта, стал продолжением целой серии терактов, все чаще происходящих в Европе. Евросоюз накрывает волна терроризма, и временные отрезки между отдельными нападениями становятся все более краткими.

Европа – под прицелом?

О произошедшей в Брюсселе трагедии «по горячим следам» написано весьма многое. Известно количество взрывов в аэропорту и на станциях метро, известно количество убитых и раненых, известны даже имена нескольких террористов. Версий о том, кто это сделал – великое множество: от пресловутых «двух белорусов» до «16 уроженцев России». Да и спектр отношения ко всему произошедшему также весьма пестр: от плачущей на пресс-конференции Фредерики Могерини до «пусть их взрывают, пусть они умирают!» Владимира Жириновского. Это все, так сказать – фон происходящего. Пожалуй, нет смысла вплетать свой голос в эмоциональный хор комментаторов очевидного.

b1Гораздо полезнее было бы сделать небольшой обзор возросшей террористической активности в Европе, ведь она, эта самая активность, зримо возросла, с этим нынче не поспорит никто. Другой вопрос – насколько? В самом ли деле Европа оказалась, как это утверждают нынче многие издания в ЕС, «под прицелом террористов» (с таким заголовком, в частности, вышел материал немецкого интернет-издания heute.de)? И, если да, то чего ждать европейцам от этой «новой реальности»?

Только на протяжении прошлого, 2015 года в пределах Евросоюза было совершено пять крупных исламистских терактов. До того в Европе было относительно тихо: между 2005 и 2015 годами отмечалась, в первую очередь, мелкая активность террористов, множество сорванных либо неудачных попыток совершить теракт.

Логово джихада

Нынешние взрывы – не первый теракт, произошедший в бельгийской столице. Еще 24 мая 2014 года исламист, вооруженный автоматом Калашникова, заявился в Еврейский музей и открыл огонь по посетителям: погибли четверо. И уже тогда многие эксперты отмечали, что Бельгия превратилась в своего рода «тихую гавань» для франкоговорящих исламистов, что подтвердилось и последующими терактами в Париже, и тем фактом, что их вдохновителя буквально накануне нынешней трагедии арестовали именно в Брюсселе.

Но, на самом деле, брюссельская атака на евреев относится именно к «мелким» терактам, происходившим в Европе в промежутке между 2005 и 2015 годами. Последний же крупный теракт из «прошлых времен» состоялся 7 июля 2005 года в Лондоне – его совершили четверо мусульман. Тогда от их рук погибли 56 человек. Мелких же ударов было множество, причем большинство оказалось так или иначе предотвращено. Так, в 2006 году в одном из региональных поездов на Кельнском центральном вокзале были обнаружены две самодельные пропановые бомбы, не взорвавшиеся по причине «топорной» работы их создателя, уроженца Ливана. В июне 2007 года террорист-исламист врезался на своей машине-бомбе в ворота одного из терминалов аэропорта Глазго: шестеро раненых, в их числе – сам «шахид». Во Франкфурте-на-Майне в марте 2011 года исламисты открыли огонь по американским солдатам: двоих убили, еще двоих ранили. Собственно, даже в 2015 году, в промежутке между двумя крупными парижскими терактами, были сорваны другие два, причем оба раза местом действия оказался скорый поезд Thalys рейсом Амстердам-Париж, идущий через Брюссель. Сначала двое американских солдат-отпускников и их друг-студент голыми руками обезоружили араба-террориста, севшего в Брюсселе и прохаживавшегося по вагонам с автоматом Калашникова, пистолетом и ножом, позднее бельгийская полиция обезвредила заложенную в этот поезд бомбу. Опять Бельгия, опять Брюссель…

Да и самый крупный до недавних пор теракт в Европе двухтысячных также не обошелся без «бельгийского следа». Речь идет, конечно же, об одновременных взрывах в четырех мадридских электричках 2004 года. Уже тогда расследование привело криминалистов в пригород Брюсселя Моленбеек – это «арабское гетто» бельгийской столицы специалисты не зря называют «главной базой исламских террористов в Европе». Марокканский эмигрант, живший там, оказался человеком, спланировавшим нападение. В январе этого года полиция застрелила в бельгийском Вервье двоих террористов, пытавшихся обезглавить перед камерой похищенного ими полицейского – оба оказались жителями Моленбеека. Арестованный накануне брюссельских взрывов координатор парижских терактов под вымышленным именем снимал квартиру в Моленбееке. Да и убийцы, напавшие на редакцию парижского журнала Charlie Hebdo, а также на еврейский супермаркет, оружие свое купили тоже в Моленбееке. Оттуда же получил свой «калаш» и 300 патронов к нему марокканец, обезвреженный американскими солдатами в поезде.

Хронология террора

Итак, как уже упоминалось, последние по времени до 2015 года теракты в Европе отстоят от наших дней на целый десяток лет.

2004: 11 марта в Мадриде исламисты одновременно взрывают 4 электрички. Погибают 191 пассажир, почти 2000 человек получают ранения. Ответственность за взрывы берет на себя «Аль-Каида». Три недели спустя полиция находит и окружает семерых террористов неподалеку от испанской столицы, те взрывают себя.

2005: Серия взрывов потрясает 7 июля столицу Великобритании: на воздух взлетают станции метро и автобусы. Четверо террористов-смертников уносят с собой жизни 52 жертв, 150 человек получают ранения. Ответственность берет на себя опять «Аль-Каида».

С тех пор на десяток лет в Европе установилась относительная тишина, «Аль-Каиду» успели, в основном, разгромить американцы, они же уничтожили Осаму бин Ладена, однако в 2015 году, когда европейцы вместе с США всерьез взялись за «Исламское государство», крупные теракты возобновились и временная дистанция между ними резко сократилась.

Январь 2015: исламисты Шариф и Саид Куачи, вооруженные автоматами Калашникова, нападают 7 числа на редакцию сатирического журнала «Charlie Hebdo», известного своими едкими карикатурами на пророка Мухаммеда. На следующий день их сообщник, боевик ИГИЛ Амеди Кулибаби убивает на юге французской столицы сотрудницу полиции, а 9 января он же врывается в еврейский супермаркет, берет в заложники посетителей и убивает четверых их них, после чего погибает от рук полиции.

Февраль 2015: уроженец Дании, воевавший в Сирии боевик ИГИЛ Омал Абдельхамид эль-Хуссейн совершает в Копенгагене вечером в субботу, 14 февраля, нападение на культурный центр, в котором проводится дискуссия о взаимоотношениях искусства и религии. В «культурном кафе» присутствуют, в числе прочих – шведский карикатурист Ларс Виилкс, приговоренный к смерти исламистами за «хулу на Аллаха», датский кинодокументалист Финн Нооргаард, известный своими критическими работами о бесправном положении женщин в исламе, а также украинская активистка движения Femen Инна Шевченко. Обстреляв из автомата участников дискуссии, эль-Хуссейн отправляется в находящуюся по соседству синагогу и пытается напасть на гостей, собравшихся там на семейный праздник. Убив охранника Дана Узана, он отправляется домой, спать и у дверей своей квартиры натыкается на полицейских. Двоих из них он успевает ранить, прежде чем падает убитым. Этот теракт, откровенно говоря, относится, скорее, к мелким, но он наделал много шуму: европейцы еще не успели оправиться от нападения на «Charlie Hebdo».

Ноябрь 2015: сразу несколько хорошо скоординированных между собою групп террористов совершают нападения и взрывы в различных районах Парижа одновременно. Один из них пытается прорваться сквозь охрану на стадион Stade de France, где как раз проходит футбольный матч между сборными командами Франции и Германии. Среди 80 тысяч зрителей присутствуют также французский президент Франсуа Олланд и министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер. Прорыв не удается, и террорист взрывает себя и троих прохожих. На месте его гибели позже обнаруживают фальшивый сирийский паспорт, по которому он зарегистрировался в Греции в качестве беженца. Второй самоубийца взрывает себя у других ворот стадиона, третий, сириец по имени Биляль Хадфи – в расположенном напротив ресторане «Мак-Дональдс». В результате этих взрывов погибли только сами террористы. Еще один самоубийца взрывает себя на бульваре Вольтер.

При этом другие группы нападающих стреляют на улицах и врываются в рестораны в 10-м и 11-м районах Парижа. От их выстрелов погибают в общей сложности 34 человека, при этом в одном из ресторанов они получают неожиданный массивный отпор от группы… колумбийских наркоторговцев, собравшихся там обсудить какие-то свои дела. Наиболее «успешной» оказывается группа террористов, ворвавшаяся в концертный зал «Батаклан» и взявшая в заложники зрителей, пришедших на концерт американской группы Eagles of Death Metal. Они стреляют в зал, бросают в людей гранаты. Когда в полпервого ночи полиция идет на штурм, террористы взрывают надетые на них «пояса шахида». В общей сложности, в результате всех этих терактов погибли 130 человек, 352 были ранены, из них 97 – тяжело. Семеро террористов погибли. Ответственность взял на себя ИГИЛ.

Как видим, не только периодичность, но и «качество» терактов 2015-2016 годов очень отличаются от тех, которые были совершены «Аль-Каидой» десяток лет назад. ИГИЛ (или, как предполагают сегодня многие эксперты, те, кто стоит за ИГИЛ) действует гораздо более агрессивно, пользуется иными схемами и делает ставку не столько на размах терактов, сколько на их частоту и периодичность. Между Мадридом-2004 и Лондоном-2005 прошло почти полтора года. Между Парижем и Копенгагеном 2015-го – месяц. Следующий теракт – через семь месяцев, а нынешний, брюссельский – через четыре. Вывод, пожалуй, сколь логичен, столь же и страшен: скорее всего, следующий теракт в Европе уже готовится.