ЮБИЛЕЙ, В КОТОРЫЙ ТРУДНО ПОВЕРИТЬ

Борис Немировский

bЛюдям, родившимся первого апреля, могут не поверить, если они сообщат о дне своего рождения. Еще сложнее поверить в то, что именно первого апреля 2016 года свое 60-летие отмечает одна из самых известных и, без сомнения, самая противоречивая разведка Европы – немецкая Bundesnachrichtendienst или просто BND.

История этого разведучреждения, наверное, является самой бурной в пределах Евросоюза. BND никогда не считалась какой-то супермощной организацией вроде британской Мі-5 или израильского «Моссада», у нее всегда были как сильные, так и слабые стороны, однако одно понятно, как Божий день: из всех европейских разведок BND – едва ли не самая скандальная.

Родом из национал-социализма

На протяжении всего своего официального существования она просто притягивает к себе различные конфликты, разглашения информации и прочие «шпионские триллеры». Некоторые насмешники говорят, что, возможно, это происходит как раз потому что ее основали именно 1 апреля. Впрочем, следует отметить, что это лишь официальная дата, а на самом-то деле, начало разведслужбы ФРГ уходит корнями в более давнюю историю – во времена национал-социализма и Третьего рейха (что, кстати, также является поводом для многих обвинений).

Начало и развитие этой службы неразрывно связано, в первую очередь, с одним именем: Райнхард Гелен, первый официальный шеф западногерманской разведки. Именно его «команда», известная десять лет подряд, как «организация Гелена», 1 апреля 1956 года получила статус государственной службы внешней информации. Сам Гелен – профессиональный разведчик, работал во время Второй мировой войны в абвере (немецкая военная разведка) в качестве шефа «отдела чужих войск Востока» (Fremde Heere Ost). Он был одним из немногих немецких разведчиков, дослужившихся до своих постов, без того чтобы вступить в ряды НСДАП, поэтому не подлежал после войны денацификации. Ближе к концу войны, «вычислив» поражение Гитлера, он вместе с несколькими своими подчиненными позаботился о сохранении важных архивов и материалов своего управления и спас их от уничтожения не из каких-либо антинацистских или иных благородных побуждений, а просто для того чтобы после войны предложить их американцам в обмен на собственную безопасность и сотрудничество.

Американцы заинтересовались прытким перебежчиком и предложили ему работу «по специальности»: с 1946 года Гелен и его сотрудники вошли в состав организации, которая так и стала называться: «организация Гелена». «Формально она состояла из одних только немцев, но на деле работала исключительно, как американская разведывательная сеть: на американские деньги и ради американских интересов» – так, в частности, поясняет ситуацию «собственный летописец» BND Бодо Гехельхаммер.

То есть, сама BND совершенно не скрывает этот факт, тем не менее он служит поводом для одного из многих обвинений, направленных против немецкой разведки: для обвинения в «непатриотичности». Впрочем это, возможно, одно из самых безопасных обвинений на фоне других. К примеру, BND обвиняют в том, что со времени ее основания там работали многочисленные нацистские функционеры. Даже для своей штаб-квартиры разведка ФРГ избрала бывшую территорию так называемой «национал-социалистической колонии» (что-то вроде советского совхоза) в баварском городе Пуллах – колонии, которая была собственноручно основана Мартином Борманом. Следует заметить, что эти обвинения, в целом, вполне заслужены, но сама BND всегда прилагала множество усилий, чтобы выявить в своих рядах экс-наци и обезвредить их – в отличие от ГДРовской «Штази», в коридорах которой, как нынче известно, также можно было встретить многочисленных нацистских оборотней, о которых и коллегам, и руководству было все прекрасно известно, но которым позволялось работать в обмен на верность «идеалам немецкого социалистического государства».

Что за жизнь без врага?

Сам же Райнхард Гелен (псевдоним «доктор Шнайдер») оставался во главе BND 12 лет подряд – дольше, чем любой его наследник. Основным «полем» его деятельности и деятельности его подчиненных всегда был Советский Союз и страны так называемого Варшавского пакта – прежде всего, понятно, ГДР. Следует, правда, заметить, что служба его, по мнению многих историков того периода, постоянно проигрывала «соревнования». Противникам. Уже в 1961 году случился первый скандал: ближайший помощник Гелена, Ханс Фельфе, оказался шпионом КГБ. Первый скандал – но не последний: похожие разоблачения буквально преследовали BND годами. Кроме того, эксперты упрекают эту службу в том, что она, хотя и совершенно правильно сообщала в последние годы СССР об экономическом кризисе ГДР, не смогла спрогнозировать ни распад Советского Союза, ни событий, которые привели к исчезновению Германской Демократической Республики. Так что все это стало для Запада и, в частности, для руководства ФРГ полнейшей неожиданностью.

Когда же завершилась Холодная война, в BND разразился кризис жанра: по сути, главный противник исчез, так что разведка была вынуждена буквально «изобретать себя». Впрочем, на это не понадобилось много времени, так как с развалом СССР заострились, как минимум, два новых направления: борьба с организованной преступностью, ведущей свое происхождение из стран бывшего Советского Союза и Восточной Европы, а также борьба с нелегальным распространением весьма впечатляющих количеств очень серьезного оружия, которое почти бесконтрольно крали бывшие советские, а теперь российские, украинские, казахстанские и иные генералы. Позже BND присоединилась к работе на так называемом балканском направлении и к противодействию исламскому терроризму – в первую очередь, в странах Северной Африки.

«Внезапно перед Германией во весь рост встали совершенно новые международные вызовы – так что у BND почти не было времени, чтобы как следует переориентироваться», – вспоминает бывший шеф этой службы Эрнст Урлау. Когда 11 сентября 2001 года захваченные террористами самолеты протаранили башни ВТЦ в Нью-Йорке и почти «достали» до Пентагона, для BND внезапно изменилась система координат: ведь исламисты, которые совершили эти злодеяния, учились и собрались в группу не где-нибудь, а в Гамбурге. С этого момента борьба с исламским терроризмом стала основным заданием немецкой разведки.

Оказалось, что лучше всего «бундесшпионам» работается в Афганистане – немцы пользуются среди афганцев, пожалуй, наибольшим авторитетом из всех европейцев. Позже, используя опыт, приобретенный в этой стране, немецкие разведчики отправлялись повсюду, куда шли немецкие солдаты: в Конго и на Африканский Рог, в Мали и в Ирак… От них требовали, чтобы в этих регионах немецкие войска могли действовать «с открытыми глазами» – то есть, иными словами, BND почти превратилась в придаток военной разведки. «На протяжении афганской кампании мы, к примеру, предотвратили 38 террористических нападений на немецких солдат», – утверждает нынешний шеф BND Герхард Шиндлер.

Скандал за скандалом

Тем не менее, как и раньше, у BND остается множество критиков. Еще десятки лет назад у немецких канцлеров Гельмута Шмидта и Гельмута Коля были проблемы с разведуправлением – оба не слишком высоко оценивали профессиональные качества его сотрудников, и именно эта оценка привела к тому, что в немецком обществе к BND относятся не слишком-то серьезно. Но о негативной прессе разведчики «позаботились» совершенно самостоятельно: «репортерская» афера сменялась аферой «плутониевой», а ее догоняла афера с прослушкой – это уже во времена Ангелы Меркель, когда BND обвинили в сотрудничестве с американской АНБ в связи с прослушкой телефонов немецких политиков и самой госпожи канцлера. У многих немцев сложилось впечатление о BND, как об эдакой неконтролируемой силе, которая работает сама по себе, не подчиняясь приказам официальных немецких руководителей.

На этом фоне даже настоящие успехи этой службы оказываются под угрозой. К примеру, именно BND первой удалось вполне официально подтвердить обвинения в том, что ракетой из российского БУКа был сбит малазийский «Боинг». Эти обвинения позже, по результатам собственных расследований, подтвердили голландцы и британцы, но именно тот факт, что первыми в Европе об этом заговорили в BND, дает возможность апологетам «пятикилометровых украинских МиГов» и «испанских диспетчеров» высказывать сомнения: мол, опять эти немцы со своими выдумками. Дошло до того, что 31 декабря, по сообщению журнала «Stern», сотрудники Генпрокуратуры ФРГ провели обыск в жилище частного детектива Йозефа Раша, который утверждает, что у него, дескать, есть доказательства, которые свидетельствуют, что «Боинг» сбили совершенно другие люди (какие именно, он не говорит, но заявляет, что «их публикация приведет к мгновенному заострению боев на Донбассе»). Понятно, никаких материалов они не нашли, да и сам Реш не спешит как-то доказывать свои неконкретные обвинения, но и он имеет возможность презрительно фыркать в адрес BND – мол, что уж они там понакопали, всем же известно, что они неудачники.

Поэтому нельзя сказать, что к 60-му дню рождения своей организации 6,5 тысяч сотрудников BND подошли с праздничным настроением. Все эти скандалы и неурядицы дают о себе знать: немецких шпионов не считают особо знающими и проворными. Французские и британские коллеги обладают гораздо более высоким авторитетом, да и сами службы у них больше и богаче, не говоря уже об американцах. Тем не менее, в нынешнем 2016 году немецкую разведку, возможно, ожидает возрождение, связанное с крайне быстрым заострением ситуации в самой Европе. На глазах европейцев на востоке континента встает во весь рост «старая новая» угроза. И совершенно не случайным является тот факт, что на официальном интернет-сайте BND, в разделе «вакансии», на протяжении последнего года появилось гораздо больше приглашений людям, знающим русский язык.