ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

Михаил Эльман

Дорогая редакция!

Благодарю за публикацию статьи г-на Игоря Гольдфарба «Банкроты» в 133-м номере от 13 мая .

Вместе со странным фотомонтажом мифического зверя, пожирающего деньги, эта статья представляет собой просто блестящую пародию на дореформенную злобную критику Америки в российской печати.

Чего стоит хотя бы то, что в довольно большой для газеты статье об изменении закона о банкротстве в Америке автор ухитрился не упомянуть ни единым словом, чем же новый закон отличается от старого. Как положено в российской пропаганде, одна ругань в адрес нашего президента, председателя конгресса и, конечно, кровососов-ростовщиков.

«Новый закон буквально написан индустрией, которая выдает кредитные карточки. Теми самыми людьми, которые уговаривают нас взять в кредит», – пишет Игорь Гольдфарб. Или вот еще глубокая мысль автора: «Конгресс недавно сложил на карточку пол-триллиона долларов долга… История должна запомнить 109-й конгресс, как Credit Card Congress».

Хочется привести некоторые соображения, которые могли бы быть полезны для новых эмигрантов, не имевших еще времени, чтобы ознакомиться с обсуждаемой проблемой в Америке. Первое – это то, что самым ужасным в проблеме банкротств является не то, что их объявляют полтора миллиона людей в год, а то, что сто миллионов людей выплачивают до четверти своих доходов каждый месяц за вещи, которые, в общем, не являются для них жизненной необходимостью, а некоторые – за совершенно бесполезные вещи.

Да, банкротства объявляются, как правило, людьми, которые потеряли работу, здоровье, супруга и т.д. и не могут выплачивать долгов, но сами долги образовались тоже, как правило, в то время, когда люди имели хорошую работу, были здоровы и счастливы в своей семье и, будучи сверхоптимистичными или просто глупыми, не думали о том, что в нашей динамичной стране многие профессии исчезают, заменяются новыми, и надо постоянно учиться. Забывают также и то, что мы со дня рождения стареем и неизбежно будем болеть и даже когда-то помрём. Не нужно жить под постоянным страхом будущего, но и не закрывать глаза на реальности жизни, т.е. не надо быть безответственным идиотом. Перспектива лёгкого избавления от долгов путём объявления персонального банкротства такому устройству жизни не способствует.

Второе – это то, что в Америке избирают президента и конгрессменов не потому, что избиратели считают их великими гениями, способными обеспечить дураков по их потребностям, независимо от отсутствия способностей. Такой подход был, да и сейчас, похоже, остается краеугольным камнем российской политической философии, и результаты его хорошо известны. Американцы, как правило, себя дураками не считают и выбирают руководителей, которые разделяют их политическую философию. При этом они ожидают от них не просто гениального решения, а такого, которого хотят сами избиратели. У каждого американца есть возможность четко изложить свои требования и отправить своему представителю в Конгрессе. Наши представители к этому очень прислушиваются и стараются эти требования выполнить, чтобы быть избранными на следующий срок.

В данном случае поправки к законам, затрудняющие объявление банкротств, делаются не под давлением кредиторов, желающих снизить расходы на два-три процента, а под давлением избирателей, не желающих платить за кредиты 30 процентов. Цена кредита в Америке определяется не бонзами из комитета по труду и зарплате, а свободным рынком. Кредиторы берут – и должны брать – столько, сколько дают.

Только устранением глупых законов, регулирующих свободный рынок (а они – все глупые), в Америке можно улучшить и благосостояние потребителя, и доходы производителя. Мы все – и потребители, и производители одновременно. И я очень рад, что мои представители в правительстве – республиканцы – проводят расширение наших свобод на свободном рынке.