ЕВРОВИДЕНИЕ: РАДОСТЬ, СЛЕЗЫ И НЕМНОГО ПОЛИТИКИ

Борис Немировский

eurovision_picture2Победа украинской певицы, крымской татарки Джамалы в Стокгольме на музыкальном конкурсе Eurovision Song Contest 14 мая стала, следует признаться, не только большой радостью для украинцев, но и большой неожиданностью для многих европейских специалистов. На просторах Европы она фигурировала в списке фаворитов, но большинство полагало, что победит австралийская исполнительница корейского происхождения Дами Им. И лишь в двух странах сразу поняли, что Джамала может победить: собственно, в Украине, а еще… в России.

Причем российским специалистам эта мысль кардинально не понравилась – вплоть до того, что Россия пыталась добиться официального отстранения Джамалы от конкурса из-за того, что ее песня-де является «политизированной» и оскорбительной для россиян. В самом деле: Джамала пела о собственной семье, о прадеде и прабабке, которых в 1944 году Сталин депортировал из Крыма в сибирскую тайгу. Оргкомитет конкурса, внимательно прочтя текст песни, не нашел в нем ничего оскорбительного, а вот российская пресса перестраховалась: рассказывая о Джамале и ее песне, Рос-ТВ не нашло ничего лучшего, как объяснить телезрителям, что она повествует «о людях, бросивших свои дома и сорвавшихся с насиженных мест в поисках лучшей доли»…

eurovision_pictureУже не в первый раз можно услышать мысль о том, что с течением времени Евровидение превратилось из конкурса молодых исполнителей, из веселого шоу в своеобразное политическое соревнование, в котором зрители, принимающие участие в голосовании, отдают в конце концов свои предпочтения не «голосам», а «флагам». Для всех стало привычным, например, что Австрия голосует за Германию, а Мальта – за Великобританию, что Словакия поддерживает Чехию даже в том случае, если за эту страну вместо человека выступила бы коза или робот, а зрители из скандинавских стран голосуют за исполнителей-соседей… В принципе, именно поэтому вот уже несколько лет на конкурсе действуют две параллельные системы подсчета голосов: половину оценок выдают компетентные жюри стран-участниц, а половину составляют голоса, поданные самими телезрителями. Таким образом, организаторы, видимо, надеялись вернуть Евровидение в русло творческого конкурса, не связанного с политикой.

Как можно видеть, им это удалось лишь частично. С одной стороны, решение специалистов и в самом деле несколько компенсирует теперь голосование зрителей той или иной страны «за флаг», с другой же – представители некоторых стран, более чем серьезно заинтересованных в победе именно своих представителей (неважно, по какой причине – бизнес, политика, пропаганда и так далее), прибегают теперь к различным ухищрениям, чтобы обеспечить своему певцу наибольшую поддержку. Все, наверное, помнят еще скандал, который устроили в свое время эстонские и латвийские СМИ, когда выяснилось, что накануне Евровидения-2011 в эти страны пожаловали эмиссары из Азербайджана, пытавшиеся скупать голоса местных жителей, предлагая им деньги, чтобы те проголосовали за азербайджанский дуэт – словно политики, скупающие голоса бабушек и дедушек «за гречку».

На самом деле, это была первая, неуклюжая и малоэффективная попытка. Сегодня страны, весьма заинтересованные в победе (а такими, как правило, оказываются государства, расценивающие подобную победу именно с политической, пропагандистской точки зрения, а не с коммерческой или, упаси Господь, творческой), имеют возможность покупать целые пакеты prepaid-номеров телефонных компаний в тех или иных странах, нанимать «троллей», которые станут сотнями и тысячами посылать с них СМС за «нужного» певца. Другое дело – кому вообще нужно подобное сумасшествие? Но, судя по тому потоку обвинений в адрес Украины, который вылился со стороны российских СМИ на Джамалу, «восточные соседи» очень неплохо представляют себе, зачем фальсифицировать результаты Евровидения и как это правильно делать. По крайней мере, различных способов достижения этой цели они напридумывали даже слишком много: от телерепортажа канала «Звезда» о том, что «Госдеп оплатил победу Украины на Евровидении», и до последнего по времени варианта: «СБУ отслеживало тех украинцев, которые голосовали за Россию».

Мария Серифович (Сербия) – победительница Евровидения-2007
Мария Серифович (Сербия) – победительница Евровидения-2007

Впрочем, как уже было сказано, голоса профессиональных жюри из разных стран на протяжении последних лет медленно, но верно сдерживают голосование «за своих». Именно поэтому качество самого конкурса улучшилось, более того – в голосовании вновь появилась интрига, зрители не знают уже заранее, какая страна какой отдаст большинство голосов и баллов. Тем не менее, чисто политического контекста это не уничтожило, и это следует признать. Победа украинской певицы, исполнившей песню с «политическим» содержанием – не первая в истории Евровидения: можно, например, вспомнить сербскую исполнительницу Марию Серифович, которая победила в 2008 году в Хельсинки с песней «Молитва» патриотически-сербского содержания, которую она к тому же спела на родном языке.

Украине тогда, к слову, принесла «серебро» Верка Сердючка, которая теперь совершенно замечательно рассказала собравшимся в Стокгольме слушателям о том, как распределило баллы украинское жюри…

Другое дело – что те же россияне жалуются на «политизированность» победы Джамалы, заявляя, что это противоречит правилам, но ни «политическую» победы Марии Серифович, ни такую же «политическую» победу, скажем, того же Димы Билана за несправедливую не считают. Напротив – каждый раз констатируют, что европейцы, мол, «одумались» и поддержали «правильных» исполнителей вопреки воле своих правительств, Госдепа, ЦРУ и кого там еще…

Верка Сердючка
Верка Сердючка

Откровенно говоря, все эти «меряния шворцами» и разборки, кто кому и сколько дал, также являются не более чем отголосками стойкого представления, что голосовать надо не за исполнителей, не за песни, а просто за «своих». Германия, скажем, вот уже второй год подряд вообще оказывается на последнем месте – и ничего, не кричит ни про «антинемецкий заговор», ни про «купленное голосование». А в России – скажите на милость… Можно представить себе, что не столько поражение российского певца Сергея Лазарева, сколько именно победа его украинской конкурентки является основной, а может – и единственной причиной такого, мягко говоря, недостойного поведения российских комментаторов. Победила бы кореянка из Австралии – было бы не так оскорбительно.

Поэтому, пожалуй, и украинцам стоило бы вести себя иначе, а именно – просто и спокойно признать, что на этот раз к музыкальной, творческой победе Украины прибавилась еще и мощная политическая составляющая: европейцы в самом деле услышали Джамалу, почувствовали ту боль и то страдание, которые она излила в своей песне… и отвлеклись на минуту от «развлекательного» формата Евровидения, отдав предпочтение серьезному, исполненному горя и тоски тексту. Тому тексту, перевод которого на европейские языки они могли увидеть на интернет-сайте конкурса, осмыслить его и отдать ему предпочтение перед текстами про «я тебя люблю», перед суперперформансом и пиротехническими эффектами. Об этом, кстати, уже написали и европейские издания: так, скажем, сообщение немецкой газеты Die Welt о победе Джамалы было озаглавлено: «Правда тронула людей», а комментатор Deutsche Welle Сильке Вюнш констатировала: «Песня затмила гигантоманию Евровидения» и подчеркнула: «После того как жюри с большим отрывом признали победительницей Австралию, публика высказала иное мнение». Потому что именно европейские зрители, в конце концов, позаботились о том, чтобы именно украинская певица, которая привезла в Стокгольм именно песню о сталинской депортации крымских татар, одержала победу. Не такие уж они и непонятливые, эти европейские зрители.

Как сказала сама Джамала: «Европейцы меня поняли».