ТУРЦИЯ: КОГДА РАЗВЕЯЛСЯ ДЫМ

Борис Немировский

tuНе успело улечься эхо исламистского теракта во французской Ницце, как мир всколыхнуло новое страшное сообщение: в ночь с 15 на 16 июля в Турции была произведена попытка военного переворота. Армейские подразделения штурмовали административные здания и аэропорты, самолеты сбрасывали бомбы на правительственный квартал, а президент Эрдоган вроде бы сбежал спасаться к своей давнишней противнице, с которой разбил немало горшков – к канцлеру ФРГ Ангеле Меркель.

Впрочем, уже в субботу утром все выглядело так, что бунтовщикам все-таки нанесли поражение. По сообщению информационного агентства Anadolu, одного из взбунтовавшихся генералов убили, многих восставших солдат ранили, а верные правительству подразделения постепенно разблокировали захваченные государственные объекты. Два вертолета, обстреливавшие правительственные войска с воздуха, были сбиты. Руководителя турецкого Генштаба, как было сказано – освободили из заложников. Эта последняя новость, правда, вызывает некоторые вопросы: дело в том, что сначала предполагалость, что генерал Хулуси Акар, возглавляющий Генеральный штаб турецкой армии, как раз и является лидером бунтовщиков, но позже телеканал CBB Türk распространил информацию, что бунтовщики взяли его под стражу и удерживали на авиабазе «Акинджилар». Освободившись, он возглавил преследование и уничтожение восставших военных.

«Семейные» ссоры

На самом деле, не является особой тайной тот факт, что ни Реджеп Эрдоган, ни его консервативно-исламистская партия AKP, которая является правящей в Турции, совершенно не дружат с турецкими военными. Следует заметить, что в этой стране военные традиционно всегда пользовались гораздо большим влиянием, нежели это допускается в любом демократическом государстве – за что Турцию не раз критиковали европейцы и американцы. Но в последнее время казалось, что президент Эрдоган смог «отодвинуть» генералов от власти. Несколько лет тому назад значительная часть верхушки турецкого генералитета была арестована, против генералов были выдвинуты весьма серьезные обвинения, а на посты, освободившиеся по этой причине, пришли новые люди, вроде бы искренне преданные действующей власти. Более того, правящая партия пользуется поддержкой большинства турецкого населения, поэтому вряд ли подобное развитие событий можно было себе представить.

Именно поэтому нынешний путч, поддержанный значительным количеством турецких военных, оказался серьезной неожиданностью. В данный момент непонятно, на что рассчитывали повстанцы: возможно, на традиционно доброе отношение турок к собственной армии, а может, они почувствовали себя просто-напросто загнанными в угол, так что им пришлось хотя бы таким способом отстоять собственные позиции. Так или иначе, а выглядит все так, что турки путчистов совершенно не поддержали.

Путч: Не первый и не последний

Известно, что с западными лидерами у турецкого президента постоянно возникают различные конфликты. Запад резко критикует турецкую власть за различные грехи, но в то же время, одним из наибольших достижений Эрдогана как премьер-министра и как президента своей страны считается тот факт, что он сумел за последние годы укротить турецких генералов, которые традиционно замахиваются на власть и влияние в стране. Для демократических государств подобное положение является неприемлемым, однако в Турции военные перевороты – это, скорее, правило, а не исключение. Турецкая армия не впервые меняет таким образом лицо своей страны. Она считает себя гарантом светского направления развития Турции. Генералы заявляют, что они стоят на страже принципа лаицизма – то есть отделения церкви от государства. Этот принцип зафиксировал основатель современной турецкой государственности, Мустафа Кемаль Ататюрк. Большинство турецких военных относит себя к так называемым «кемалистам» – то есть последователям Ататюрка, так что исповедует светско-националистический путь развития Турции. А Эрдоган и его партия, наоборот, являются так называемыми «умеренными исламистами» и на протяжении своего правления всеми силами стараются усилить роль ислама во всех областях государственной жизни.

Понятно, что армейцам это совершенно не может нравиться, они уже трижды вмешивались в турецкую политику путем путча. Впервые военный переворот случился в Турции еще в 1960 году. Тогда армия отобрала власть у премьер-министра Аднана Мендереса, который был обвинен одновременно в «насаждении исламских тенденций» на государственном уровне, а также в слишком мягкой позиции по отношению к турецким курдам, которые уже тогда пытались отделить от Турции «свои» провинции. Мендерес шел именно тем путем, которым идет нынче Эрдоган: он оттеснил основанную еще Ататюрком партию СНР в оппозицию и правил Турцией авторитарными методами. Военный путч против него оказался удачным: армия ввела в стране новую Конституцию, которая, в частности, облегчила основание новых партий. Лидер переворота генерал Кемаль Гюрсель стал президентом Турции.

В марте 1971 года турецкие военные снова восстали. Они арестовали премьер-министра Сулеймана Демиреля, которого обвинили в потакании вооруженным столкновениям и гражданским беспорядкам, имевшим в то время место по всей стране. Было введено военное положение, которое сохранялось аж до 1973 года, когда были проведены новые выборы. На них победила «светская» СНР.

На протяжении долгих лет после этого СНР и «Партия Справедливости» Демиреля меняли друг друга «за рулем» турецкого государства. Правительства этих двух партий, правда, никак не могли удержаться у власти надолго. Так как их политические позиции отличались друг от друга, по сути, в любом вопросе, то и курс страны каждый раз кардинально менялся, вызывая сначала беспокойство, а потом и настоящие волнения среди населения. В конце 1970-х годов противостояние между этими двумя партиями вылилось в целый ряд громких политических убийств. И тогда снова в события вмешалась армия. Произошло это в 1980 году. Путч возглавил генерал Кенан Эврен, взявший власть в свои руки: он запретил деятельность всех партий и профсоюзов и провозгласил военное положение. Этот бунт сопровождался многочисленными нарушениями прав человека. Десятки тысяч людей были арестованы по политическим причинам.

В 1982 году армия снова изменила действующую Конституцию страны и провела общенациональный референдум о ее утверждении. Именно эта Конституция (с некоторыми изменениями, внесенными, в частности, уже правительством Эрдогана) действует в Турции по сей день. Генерал Эврен шаг за шагом начал передавать власть обратно в руки гражданских деятелей. Этот процесс завершился в 1989 году, когда гражданское правительство получило всю полноту власти в стране. Впрочем, армия осталась «за спинами» чиновников, играя роль важного политического фактора, и неофициально присвоила себе своеобразное право «вето» в важнейших политических вопросах.

Это проявилось в 1997 году, когда армия выдвинула требование отставки премьера-исламиста Нехметтина Эрбакана и практически отстранила его от власти одной лишь угрозой военного путча. К слову, именно к тогдашней «Партии Благосостояния» Эрбакана принадлежал нынешний президент страны Реджеп Тайип Эрдоган. Эту партию уже в 1998 году запретил суд, а Эрдоган основал вместо нее свою нынешнюю партию, АКР, с которой победил на парламентских выборах и посадил в кресло премьера Абдуллу Гюля – это произошло в 2002 году. Уже в 2007 армия пыталась воспрепятствовать избранию Гюля на пост президента Турции. Это ей не удалось: внеочередные парламентские выборы, к которым генералы принудили страну, выиграли все равно консерваторы Эрдогана, и Гюль стал президентом.

«Кому выгодно?»

Именно поэтому, откровенно говоря, на этот раз было несколько смешно читать первые отзывы о новом турецком путче: мол, это исполнение путинской угрозы о том, что за сбитие российского бомбардировщика Су-24 турки «одними помидорами не отделаются». Так же, как смешны теперь рассуждения российских «ыкспердов» о том, что, мол, «Америка провалилась со своим путчем». История взаимоотношений турецких политиков и турецких военных – давняя, кровавая и обходившаяся до сих пор без русских, американцев и вообще без иностранцев. Конечно, если очень постараться, то можно увидеть «руку Москвы» или «руку Вашингтона» даже в школьной драке, но в данном случае – вряд ли. Турецкие военные бунтовщики требовали, в конце концов, того же, чего требовали их предшественники, а именно: отстранения от власти исламистов (пусть и «умеренных»), уменьшения роли религии в государстве, а также решительных действий, с одной стороны, против курдов, с другой же – против исламских террористов, которые на протяжении последнего года просто достали Турцию многочисленными терактами.

Но на этот раз проявилась совершенно иная, весьма неожиданная для генералов тенденция: большинство турок поддержали именно Эрдогана, а не свою армию. Полиция в полном составе выступила на стороне правительства. Десятки тысяч людей отозвались на призыв президента и вышли на улицы, протестуя против бунта. Многие из них вообще не поддерживают ни Эрдогана, ни его партию, но не желают, чтобы законно избранная власть устранялась путем военного переворота. В то время как последователи Эрдогана скандировали «Аллах акбар!», светские демонстранты кричали: «Нет – путчистам!» И генералы, которые заявили, что «поднялись на защиту конституционного порядка, прав человека и демократии», вдруг обнаружили, что их защита уже не вызывает у людей того восторга, который можно было наблюдать раньше. А без народной поддержки любой бунт обречен на неудачу – это аксиома.