ПУТЧ ТУРЕЦКОГО ПРЕЗИДЕНТА

Борис Немировский

eПосле провала попытки военного переворота в Турции наступила реакция: сторонники президента Реджепа Эрдогана буквально буйствуют, увольняя и арестовывая тысячи военных, полицейских, судей… Волна репрессий захлестнула и представителей совсем иных, мирных профессий: журналистов, преподавателей школ и университетов, даже врачей. Все это больше похоже не на «победу демократии», как называет Эрдоган проводимые им «чистки», а, скорее, на переворот генерала Пиночета.

Конституционный передел

Вот уже в течениe двух недель Турцию словно сглазили. Тысячами увольняются врачи и учителя, запрещается деятельность школ и газет, открываются бесконечные уголовные дела по обвинению в «содействии военному путчу» – причем не только против военнослужащих, в самом деле участвовавших в попытке переворота, но и против полицейских, наоборот, поднявших оружие против путчистов, исполнявших свой служебный долг и защищавших демократически избранного президента. Всего на данный момент количество арестованных в Турции вплотную подошло к отметке в 20 тыс. человек.

Эрдоган, как будто вылупившийся из кокона уродливый мотылек, с одной стороны, не устает вещать о «победе демократии», с другой – подминает под себя все, до чего в состоянии дотянуться. По состоянию на данный момент, он заявил в интервью телеканалу Al-Haber, что намерен подчинить себе напрямую турецкие спецслужбы и Генштаб. Это нововведение он назвал «небольшим пакетом конституционных изменений», которые он, как президент, собирается предложить на утверждение парламента. Одновременно Эрдоган объявил о закрытии всех военных академий в стране. Обучением офицеров отныне должен заниматься один-единственный университет национальной обороны, а командующие армейскими подразделениями, военно-воздушными силами и флотом должны напрямую подчиняться министру обороны. Целью подобной «армейской реформы» является, как он подчеркнул, «полный гражданский контроль над армией». Чтобы его внедрить, Эрдоган намерен продлить чрезвычайное положение в стране на неопределенный срок и, чтобы уж не мелочиться, вернуть в законодательство смертную казнь.

Следует, правда, заметить, что для принятия подобного «небольшого пакета», перекраивающего всю военную и силовую иерархию в Турции, необходимо заполучить две трети голосов депутатов Меджлиса. То есть Эрдогану волей-неволей следует каким-то образом обеспечить голосование «за» свои предложения со стороны оппозиции. Но похоже, президента и впрямь сорвало с резьбы: он не пытается объяснять свои притязания, не старается поладить с оппозиционерами, нет, он им открыто угрожает. Мол, те, кто не проголосуют за то, чтобы полностью отдать власть мне, любимому, те враги демократии и сторонники путчистов. С ними мы будем разбираться.

Ты виноват уж тем…

В данный момент сложно сказать, поддадутся ли оппозиционные депутаты давлению, испугаются ли угроз. Тем временем турецкий президент перекинулся на внешнюю политику. Он успел обвинить в подготовке путча всех, до кого смог «дотянуться языком» – от Германии и США до… Украины, в которой, как он заявил, «имеются тренировочные базы ИГИЛ».

Впрочем, главным виновником путча Эрдоган «назначил» все-таки не украинцев и не ИГИЛ, а своего бывшего соратника, а ныне – непримиримого врага, 75-летнего проповедника Фетуллаха Гюлена, который давным-давно сбежал в США. Сам он, конечно же, отрицает какое-либо участие в подготовке этого переворота, однако Эрдоган требует от Вашингтона немедленной выдачи «врага народа». Правда, с обвинениями в его адрес у турецкого президента получается некоторая неувязка: сначала он назвал Гюлена «главным вдохновителем путча», а потом вдруг – «марионеткой в руках настоящих заговорщиков», намекая на то, что за переворотом стоят не то американцы, не то европейцы. Отсутствие логики и традиционные поиски «следов Запада» также напоминают его нового друга – президента Путина, которого тоже, кстати, кое-кто называл в свое время «демократом чистой воды».

Впрочем, требованием выдать Гюлена, обращенным к США, президент Турции не ограничился. От европейцев он ожидает выдачи сторонников мятежного проповедника – министр иностранных дел Турции Мевлут Кавусоглу, к примеру, обратил это требование в адрес Германии, не называя, впрочем, имен тех, кого следует выдать. Впрочем, это и так известно: речь идет о бывших турецких прокурорах Зерекии Ёзе и Селале Каре. Оба сбежали из Турции в августе 2015 года, будучи обвиненными в подготовке «антигосударственного переворота» из-за того лишь, что открыли следствие против ряда правительственных чиновников по обвинению в коррупции. Ответ Берлина оказался однозначным: мы в это не играем. До сих пор нет даже подтверждения того, что оба беглых прокурора находятся именно в ФРГ, но даже, если они там, просто так взять и отдать их на расправу Эрдогану вряд ли придет в голову кому-нибудь из немецких чиновников.
«Может, в консерватории что-то поменять?»

Следует заметить, что выдачей беглых «путчистов» список требований Реджепа Эрдогана к Германии не ограничивается. Кроме всего прочего, турецкие власти требуют, чтобы немцы закрыли у себя в стране ряд школ и учебных центров. Слава Аллаху, Анкара не посягает на право распоряжаться немецким регулярным школьным образованием, но вот частные учебные заведения для живущих в ФРГ турок, которые, по мнению турецких властей, были открыты сторонниками движения Фетуллаха Гюлена – они должны быть подвергнуты «проверке и новой оценке».

Понятно, что немецкие политики, мягко говоря, возмутились подобным требованиям. К примеру, «зеленый» премьер-министр федеральной земли Баден-Вюртемберг Винфрид Кретчманн немедленно заявил, что он «естественно, ничего подобного делать не станет». Что касается одной конкретной школы в Штуттгарте, которую Эрдоган требует закрыть, потому что она якобы «содержится Гюленом», Кретчманн подчеркнул, что это «обычная немецкая школа, в которой преподавание осуществляется в соответствии с образовательным планом, утвержденным в Баден-Вюртемберге, а не у господина Гюлена».

Того же мнения придерживается и внутриполитический спикер парламентской фракции Христианско-демократического союза (ХДС) Германии Вольфганг Босбах: он заявил, что турецким чиновникам следует четко указать их границы – немецким школьным образованием они распоряжаться не могут и не будут. Да и насчет выдачи беглых «путчистов» у Босбаха также имеется вполне определенное мнение: «Немецкая юстиция не является продолжением рук Эрдогана».
На самом же деле, «под прицелом» турецкого президента оказалось не только немецкое школьное образование, Германия – лишь пример тех требований, которые выдвинул Эрдоган к европейцам. В особенности, он нацелился на Южную Европу: здесь, по его мнению, существует множество «школ Гюлена», подлежащих закрытию. Подобные требования уже получили правительства Болгарии, Боснии-Герцеговины, Греции, Македонии, Румынии и Хорватии. Все они, естественно, отказали туркам, подчеркивая, что преподавание в этих школах ведется в полном согласии с государственными образовательными программами.

Тем не менее, турецкие дипломаты продолжают упорствовать: в Румынии турецкое консульство даже ухитрилось в письменном виде прямо потребовать руководителей ряда школ закрыть эти учреждения. В Болгарии, в свою очередь, родители ряда школьников получили письма из турецкого посольства с требованием забрать детей из «подозрительных» школ, а в Боснии турецкий посол выступил с открытым обращением к правительству и родителям, призывая их «противодействовать террористическим организациям», каковыми он считает «школы Гюлена». В столице Македонии Скопье Союз турецкого меньшинства потребовал «чистки страны от предателей».

Прокуроры, журналисты, профессора, полицейские, солдаты – все, кто хоть как-то недоволен Реджепом Тайипом Эрдоганом, так или иначе превращаются в его представлении во «врагов демократии» и «террористов». При этом создается впечатление, что сам он искренне верит в ту чушь, которую несет от имени своей страны: европейским политикам, оказавшим ему сопротивление, он заявил, что «Запад должен поблагодарить Турцию за разгром путчистов, вместо того чтобы становиться на их сторону». Что ж, спасибо, но не за что.