TÜRKİYE İLERİ, И ТАНКИ НАШИ БЫСТРЫ!

Борис Немировский

turДолгое время Турцию не слишком-то заботили боевые действия, которые развернуло там «Исламское государство»; они все больше переживали из-за своих давних врагов -курдов. Однако теперь Турция неожиданно предприняла танковую атаку на небольшой городок в Сирии, захваченный исламистами. Что вдруг изменилось?

Официальным поводом для атаки послужил очередной теракт, произошедший в турецком городе Газиантеп. Взрыв, унесший жизни 54 человек, среди которых больше дюжины детей, прогремел во время свадебного пира, а «шахидом»-самоубийцей оказался… 13-летний мальчик. И хотя сначала премьер-министр Турции Бинали Йилдирим заявил, что у властей страны «нет никаких данных о том, кто стоит за этим преступлением», в скором времени все изменилось. Турция объявила о том, что чаша терпения-де переполнилась, и теперь пришло время нанести ответный удар. Странно, конечно: после страшных взрывов, то и дело гремевших в Анкаре и Стамбуле, унесших сотни человеческих жизней, эта самая чаша терпения не переполнялась, а теперь вот – переполнилась. «Граница должна быть полностью очищена от боевиков ИГИЛ», – подчеркнул министр иностранных дел страны Мевлут Кавусоглу.

«Кого надо, того и атаковали!»

За его словами последовали конкретные дела: турецкие танки пересекли границу Сирии и атаковали позиции ИГИЛ. Следует подчеркнуть, именно ИГИЛ, именно исламистов, а не курдов-повстанцев, как это случилось около года назад в Северном Ираке, когда турецкие самолеты, отправленные бомбить, как было заявлено, «террористические исламистские подразделения», отбомбились по позициям и командным пунктам курдских бойцов-пешмерга, которые также воюют против ИГИЛ. Хотя, что значит «также»? До сих пор как раз пешмерга воевали против исламистов, а вот турки – не воевали.

Так что, видя вдруг резко проявившуюся активность турецких войск в борьбе против общего врага, волей-неволей можно подумать, что причины для нее – несколько иные, нежели заявленные. Похоже, Анкара беспокоится не только (а может, и не столько) о войне с джихадистами, сколько о том, что сирийские курды оказались удивительно успешны в своих боевых действиях.

Ведь это, конечно же, простая случайность, что именно в минувшую среду – то есть, в тот день, когда началось турецкое наступление – Анкару посетил вице-президент США Джо Байден. Причем сроки этого посещения были давным-давно согласованы, но предполагалось, что прилетит не Байден, а руководитель Госдепартамента Джон Керри. Таким образом, уровень визита оказался резко повышенным, что наводит на разные мысли, учитывая тот факт, что именно обращение с сирийскими курдами стало в последнее время «яблоком раздора» между Турцией и США.

Америка поддерживает курдскую сирийскую партию «Демократический союз» (PYD), а в особенности – ее боевые отряды, которые называются «Отряды народной обороны» (YPG), и ведут борьбу против ИГИЛ. Турция, в свою очередь, считает эту партию организацией, близкой к запрещенной в этой стране Курдской рабочей партии (PKK) – той самой, которая вот уже три десятка лет воюет с турецкими властями и имеет на своем счету множество террористических нападений на турецких полицейских, солдат и даже гражданских лиц. Если коротко: для Анкары обе группы являются террористическими организациями под разными названиями, для США же террористами является лишь PKK, а на связь этой партии с YPC Вашингтон из тактических соображений закрывает глаза.

«Малой кровью, могучим ударом»

Собственно, боевые действия турок против ИГИЛ начались еще за два дня до танковой атаки – в понедельник, 22 августа, турецкая артиллерия открыла огонь по захваченному исламистами сирийскому пограничному городу Джараблусу. В среду же за дело взялись все: кроме танков и артиллерии, в атаку пошли турецкие F-16 и, что интересно, боевые самолеты международной коалиции, базирующиеся на авиабазе Инчирлик.

Турецкое телевидение транслировало кадры, на которых видно, как 25-тысячный Джараблус затянуло черным дымом. Десятки танков вкатились на сирийскую землю в сопровождении боевых машин сирийских повстанцев. Вечером пришло сообщение, что повстанцы достигли центра Джараблуса, а на следующий день город оказался под их полным контролем.

Президент Турции Эрдоган заявил, что эта операция направлена «против угрозы терроризма»: в турецком политическом жаргоне это означает как исламистов, так и курдов из YPG. «Нападениям должен быть положен конец! – подчеркнул он. – Этот вопрос должен быть решен раз и навсегда».

Примечательно, однако, что, по уверениям военных экспертов, Джараблус и так уже еле-еле держался под ударами… нет, не турок и не сирийской оппозиции, а тех самых курдов. Последние за минувшие несколько дней вплотную подобрались к предместьям и готовы были штурмовать город самостоятельно, но турецкая танковая атака их опередила. В последнее время курды добились в Сирии значительных военных успехов: неделю назад они освободили северосирийский город Манбидж, что привело Анкару в крайне беспокойное состояние. Турция желала во что бы то ни стало предотвратить возможность создания курдами в Сирии своей собственной, единой территории, примыкающей к турецкой границе.

В Анкаре убеждены, что возможное курдское государство немедленно подхлестнет сепаратистские настроения в самой Турции. Ведь курдам, по большому счету, неважно, кого побеждать – исламистов ли, сирийскую оппозицию или Башара Асада – по крайней мере, в том убежден турецкий министр иностранных дел Кавусоглу. По его словам, у них есть собственный «тайный план», заключающийся в создании «великого Курдистана» на территориях, отвоеванных у Сирии, Ирака и Турции. Впрочем, вряд ли этот план можно считать тайным: буквально несколько дней назад сопредседатель PYD Салих Муслим написал в «твиттере»: «Турция завязла в сирийском болоте. Будет побеждена так же, как ИГИЛ». В ответ Кавусоглу заявил: «Наша задача – осушить болото».

Брак по расчету

Что касается США, то турецкое наступление загнало Вашингтон в несколько неудобное положение. С одной стороны, американские самолеты поддерживают атаки курдов в Северном Ираке, американские инструкторы обучают курдских бойцов обращаться с американским же оружием, с другой же – все то же самое и более того – они пообещали туркам для поддержки их борьбы с ИГИЛ.

Разговоры о возможности согласованных действий в сирийско-турецком пограничье ведутся уже больше года, США даже снабдили турецкую разведку довольно впечатляющим количеством секретной информации по данному вопросу. Но в то же время Вашингтон желал бы во что бы то ни стало избежать ситуации, в которой турецкие солдаты сцепились бы с курдскими боевиками.

Так что, находясь с визитом в Анкаре, Джо Байден четко указал союзникам-курдам их границы: они должны отойти на восточный берег Евфрата, в противном случае военная помощь им будет прекращена.

Впрочем, не меньше головной боли доставляет американскому вице-президенту второй «камень преткновения» в отношениях между Анкарой и Вашингтоном, а именно – требование турецких властей выдать им исламского проповедника Фетуллаха Гюлена, бывшего соратника Эрдогана, которого он теперь обвиняет в попытке государственного переворота, предпринятого в июле. На прошлой неделе Турция официально обратилась к США с просьбой о выдаче. В Вашингтон были посланы, по словам Эрдогана, «85 пакетов с доказательствами», правда, как стало известно, ни в одном из них нет доказательств причастности Гюлена к попытке путча. Все они повествуют о предположительных более ранних преступлениях беглого проповедника.

Анкара настаивает на том, чтобы Гюлен был выдан немедленно. Вашингтон, в свою очередь, требует неопровержимых доказательств причастности его к путчу. Байден пообещал в Турции, что американцы будут тесно сотрудничать с турецкими властями в обработке полученных материалов. «У нас нет заинтересованности в том, чтобы защищать кого-то, кто наносит ущерб нашим союзникам», – заявил он, подчеркнув, однако, что правовые формальности должны быть соблюдены.

Похоже, что Турция и США слишком нужны друг другу, чтобы рассориться окончательно, и слишком недовольны друг другом, чтобы искренне друг другу улыбаться. Что ж, как говорится, браки по расчету, как правило, оказываются самыми крепкими.