G20: МЕЖДУНАРОДНЫЕ ТАНЦЫ

Борис Немировский

nОчередной саммит «Большой двадцатки», состоявшийся в китайском Гуаньчжоу, оказался, по большому счету, совершенно бесполезным. Участникам его не удалось скрыть за дружескими улыбками и рукопожатиями того простого факта, что ни о чем серьезном они между собой договориться так и не смогли.

Руководство КНР постаралось на славу, показало, что называется, товар лицом, представляя миру свою страну и девятимиллионную метрополию Гуаньчжоу, как открытого, процветающего и гостеприимного хозяина. Тысячи добровольных помощников беспрерывно улыбались иностранным гостям и с готовностью спешили к ним на помощь по малейшим поводам, китайская пресса живописала саммит G20, как огромный спектакль китайского народного фольклора. За кулисами событий, однако, нарастала нервозность.

«Разрешаем удалиться!»

По свидетельствам очевидцев, обычно шумный и многолюдный Гуаньчжоу в дни подготовки к саммиту и во время его проведения словно вымер: множество служащих были отправлены во внеочередной дополнительный отпуск с прозрачными рекомендациями полюбоваться на красоты природы где-нибудь подальше от городской суеты, многочисленные местные критики «курса партии и правительства» оказались под превентивным домашним арестом. Группа китайских правозащитников-эмигрантов из США, «Chinese Human Rights Defenders», привела на своей странице в Интернете 42 конкретных случая подобных арестов. Два десятка известных диссидентов из Гуаньчжоу просто попали на несколько дней за решетку – даже домашний арест для них показался властям слишком мягким. Хуже всего то, что сейчас, после окончания саммита, никто по-прежнему не знает, где находятся арестованные и когда их отпустят.

К и без того строго охраняемым зданиям иностранных посольств и консульств были подтянуты дополнительные силы служб безопасности. В особенности много охранников заняли посты поблизости от представительств США. На Вашингтон Пекин обиделся особенно серьезно: ведь буквально накануне саммита советница по безопасности президента Барака Обамы Сьюзан Райс демонстративно приняла в Белом доме группу китайских правозащитников. Президент КНР Си Цзиньпин по этому поводу немедленно заявил протест в связи с «вмешательством во внутренние дела Китая», а обилие охраны, которая толкалась в Гуаньчжоу вокруг американских дипломатов, перекрывая доступ к ним не только китайским правозащитникам, но и даже некоторым иностранным политикам – это своего рода ответный «плевок в суп» со стороны радушного хозяина.

Точно так же надежно китайских диссидентов изолировали от международной прессы: потенциальные объекты для интервью были загодя выявлены и попросту отправлены за пределы города. Так что, в отличие от международных форумов в какой-нибудь другой стране, гражданскому обществу в Китае не позволили поприсутствовать даже в качестве «гостей на галерке». Его представителей вообще не было. Для КНР это неудивительно – даже во время проведения так называемого «саммита гражданского общества Большой двадцатки», который традиционно предшествует, собственно, саммиту G20 и который на этот раз состоялся в июле в китайском же Чиньдао, по свидетельствам журналистов, трое из каждых четырех китайских участников представляли государственные организации.
В КУЛУАРАХ
Что же касается содержания самого саммита, оно оказалось на удивление бедным. Известно, что основная ценность подобных форумов заключается вовсе не в официальных мероприятиях, не в итоговых декларациях, а в переговорах, которые принято называть кулуарными или, как шутили еще в советские времена украинские дипломаты в ООН – встречах «коло урны». Таких переговоров было запланировано довольно много, некоторые из них перепланировались по несколько раз, а некоторые не состоялись вообще. К примеру, трехсторонней встречи между президентами России и Франции, а также канцлера Германии, широко анонсированной накануне, не было. Олланд и Меркель должны были говорить с Путиным об Украине, однако украинская сторона заявила решительный протест, по поводу того что три участника «Нормандской четверки» желают обсуждать дела четвертого ее участника в его отсутствие, так что немецкая и французская стороны немедленно отозвали свое участие в этой встрече. Вместо этого Путин встречался с Меркель и Олландом по отдельности. Впрочем, единственным более-менее полезным результатом этих переговоров можно считать разве что совместное заявление хозяина Кремля и канцлера ФРГ о необходимости продолжать переговоры по украинскому конфликту в так называемом «нормандском формате». Если учесть, что ранее Путин объявил, что «говорить там не с кем и не о чем», то его нынешнее отступление, пожалуй, можно записать в графу «прогресс». Как говаривала Черная Королева из кэрроловской «Алисы в Зазеркалье»: «Здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только оставаться на том же месте».

Что касается украинских вопросов, то тут пока все остается на том же месте: Россия требует фактического «встраивания» оккупированных ее «настамнетскими войсками» украинских территорий обратно в Украину под управлением своих марионеток, которых требует признать «законными представителями власти», а украинская сторона требует прекращения боевых действий и возвращения себе контроля на границе, прежде чем говорить об амнистии, выборах и пресловутой федерализации. О Крыме Путин вообще говорить отказывается: накануне саммита он в очередной раз ухитрился чуть ли не дословно повторить слова Гитлера о Судетах – насчет того, что вопрос с Крымом-де решен раз и навсегда, и он теперь является неотъемлемой частью России. То же самое сообщил в свое время миру Адольф Алоизыч: мол, «никогда больше Судеты не будут отторгнуты от Рейха». Молчаливым ответом на эти заявления, пожалуй, можно считать введение в действие дополнительных санкций США, которые касаются всех без исключения российских компаний, хоть каким-то боком причастных к строительству пресловутого Керченского моста. В самом деле: действия порой куда красноречивее любых слов.

Перемирие для Сирии

Не большим успехом увенчались переговоры американцев и французов с российскими представителями по Сирии. Прорыв, на который многие надеялись, так и не состоялся: США и Россия не смогли договориться о совместных действиях в этой стране. Встреча между руководителем Госдепартамента США Джоном Керри и его российским коллегой Сергеем Лавровым, состоявшаяся в рамках саммита G20 в Гуаньчжоу, завершилась ничем – и такого же результата в переговорах добились их начальники, Обама и Путин.

Смысл разногласий – примерно такой же, как смысл конфликта вокруг боевых действий в Украине: в то время как США и их европейские союзники предлагают установить полномасштабный и бессрочный «режим тишины» в Алеппо, российская сторона выдвигает целый ряд требований, которые должны быть выполнены, до того как прекратит стрелять оружие. По принципу даже не «утром – деньги, вечером – стулья», а, скорее, «деньги вперед, а там поглядим». И никакие призывы, никакие заявления о «катастрофической гуманитарной ситуации в Алеппо» не в состоянии хоть как-то изменить эту позицию. По этому поводу министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер заметил в одном из интервью: «Предложение США сформулировано и теперь только от самих русских зависит показать, что они в самом деле заинтересованы в завершении боев в Сирии». Что ж, русские этого не показали. Они не захотели договариваться даже о гуманитарном коридоре, чтобы вывести из осажденного Алеппо мирных жителей.

«А у нас ракеты есть!»

Свою лепту в провал саммита поспешили внести и не приглашенные туда гости: невзирая на предостережения ООН, именно в момент проведения этого международного мероприятия Северная Корея провела очередные испытания собственных баллистических ракет. По официальным данным, распространенным Минобороны Южной Кореи, Пхеньян запустил три ракеты в сторону Японского моря. Интересно отметить, что испытания эти были проведены буквально через несколько минут после завершения встречи президента КНР Си Цзиньпина с его южнокорейским коллегой Паком Кын Хе. Что это были за ракеты и как далеко они улетели – неизвестно.

Невзирая на подобную провокацию, Си Цзиньпин в очередной раз предостерег Южную Корею от размещения у себя американской системы ПРО. Китайская сторона считает, что подобные действия несут в себе угрозу не столько для Северной Кореи, сколько для самого Китая – впрочем, северокорейские игры в войнушки Пекин также осуждает, по крайней мере, на словах. «Ошибочные попытки решения проблемы не прибавляют стратегической стабильности в регионе и могут интенсивировать конфликт» – передает китайское государственное информационное агентство «Синьхуа» заявление президента Китая. По его словам, КНР будет «и далее прилагать усилия к очищению Корейского полуострова от атомного оружия», но делать это следует путем переговоров.

Таким образом, единственным, пожалуй, реальным достижением нынешнего саммита G20 можно считать официальное присоединение Китая к международному климатическому пакту – до сих пор Пекин жестко отказывался это сделать, однако теперь вдруг резко изменил свою позицию, так что Си Цзиньпин накануне саммита торжественно вручил Бараку Обаме документ о ратификации этого договора. Другой вопрос – а надо было ради этого затевать столь представительный форум?