ООН: НОВАЯ МЕТЛА?

Борис Немировский

uСовет Безопасности ООН номинировал нового Генерального секретаря. Им стал экс-премьер-министр Португалии Антонио Гутьерес, возглавлявший ранее Верховный комиссариат ООН по делам беженцев. Скорее всего, именно эта область деятельности и останется для него основной – ведь никогда еще в ООН не было зарегистрировано столько беженцев, сколько сейчас.

Когда в Ватикане конклав кардиналов выбирает нового Папу Римского, как известно, его члены закрываются от всего света в базилике Святого Петра и не выходят оттуда, пока не придут к согласию. Избрав же нового понтифика, объявляют всему миру: «Habemas Papam!» – то есть, «у нас есть Папа!» Генерального секретаря ООН, пожалуй, официально можно считать более могущественным человеком на Земле, чем Папа – по крайней мере, теоретически. Тем не менее, при его избрании никаких особо торжественных либо мистических мероприятий, как правило, не проводится: просто 15 стран-членов Совбеза ООН (5 постоянных и 10 временных) принимают резолюцию, в которой рекомендуют того или иного кандидата. Эта резолюция в виде письма попадает в Генеральную Ассамблею ООН, в которую, как известно, в данный момент входят 193 государства.

С этого момента выбор Генсека в самом деле становится немного похож на выбор Папы: представители 193 стран, словно католические кардиналы, за закрытыми дверями проводят тайное голосование – для положительного решения достаточно простого большинства, если только Генассамблея заранее не решит, что выбор будет определяться двумя третями голосов. Ассамблея имеет право «прокатить» предложенного кандидата, но не может избрать никакого другого.

Как правило, решающими при выборе становятся предварительные зондирующие переговоры в Совете Безопасности, которые проводятся еще перед первым официальным шагом, так что, по сути, все эти красивые слова и тщательно составленные рекомендации – не более, чем торжественные обряды, такие же, как при избрании Папы. Обязательны пробные голосования – чтобы выяснить, не воспользуется ли один или более постоянных членов Совбеза – США, Китай, Франция, Великобритания или Россия – своим правом вето. Интересно при этом отметить, что, так как голосование это тоже тайное – иногда случалось так, что оставалось неизвестным, кто именно использовал это право. Впрочем, как правило, постоянные члены Совбеза заранее об этом сообщают.

Антонио Гутьерес – сильно слабый или слабо сильный?

На этот раз, впрочем, ничего подобного не случилось. Ни один из постоянных членов Совбеза ООН не отверг кандидатуру бывшего португальского премьер-министра, ни один не высказал ни малейших сомнений на его счет. С одной стороны – хороший сигнал, свидетельствующий о том, что новый Генсек будет обладать серьезным кредитом доверия, с другой же – этот факт можно интерпретировать совершенно иначе. Скажем, согласие России, не попытавшейся, как обычно, выторговать за него себе какие-либо преференции, может означать одно из двух: или Кремлю совершенно безразлично, кто именно возглавит Совет Безопасности, так как этот орган все равно перестал влиять на что-либо, или же именно эта кандидатура Кремль вполне устраивает, так как Москва рассчитывает, что Гутьерес окажется под ее влиянием.

В конце концов, как отмечают многие комментаторы, преимущество Антонио Гутьереса заключается не в том, что есть какие-то факторы, говорящие в его пользу, а в том, что нет ни единого аргумента против его кандидатуры, в то время как иных претендентов так или иначе последовательно отметали по тем или иным причинам. А ведь «в кулуарах» Генассамблеи ходили разговоры о том, что, мол, пора бы уже возглавить Совбез женщине, или – что неплохо было бы провести, наконец, кандидата от Восточной Европы. Западноевропейцев на этом посту было целых четверо – британец Глэдвин Джебб, 1-й барон Глэдвин, норвежец Трюгвен Хальвдан Ли, швед Даг Хаммершёльд и, о чем далеко не все любят упоминать – австриец Курт Вальдхайм, бывший обер-лейтенант Вермахта, член НСДАП и даже доброволец-штурмовик (СА). Были Генсеки-африканцы, азиаты, южноамериканцы, нынешний вот, Пан Ги Мун – из Южной Кореи. А вот из Восточной Европы Генсеков ООН до сих пор еще не было. Многим это казалось несправедливым, однако и на этот раз – не повезло.

Аргументы, конечно, вполне весомые, однако же, пол и гражданство Антонио Гутьереса остались единственными «минусами» этого кандидата. В остальном же, против его кандидатуры оказалось совершенно нечего возразить. В конце концов, он не только лишь опытный политик и дипломат, но и бывший Верховный комиссар ООН по делам беженцев – а эта проблема в данный момент стала для Организации Объединенных Наций одной из основных. Никогда еще в мире не было столько беженцев, сколько сейчас: по данным ООН, на конец 2015 года официальное их число составило примерно 65 млн. человек. И кому, как не Гутьересу, выходит, удобнее всего разбираться с этой проблемой?

Извержение «Вулкана»?

Итак, привычному нам всем Пан Ги Муну осталось провести на своем посту около трех месяцев, после чего, если не произойдет ничего из ряда вон выходящего, его сменит Антонио Гутьерес. Пан Ги Мун запомнился, в первую очередь, своей чисто азиатской выдержкой и вежливостью – он постоянно кланялся и улыбался, словно китайский болванчик, даже там, где, наверное, следовало бы если не стукнуть по столу кулаком, то, как минимум, повысить голос. Гутьерес – человек совершенно иного склада. Темперамент его столь бурен, что в бытность его португальским премьером он получил даже кличку «Вулкан». Кроме того, экс-комиссар считается волевой личностью, умеющей «продавливать» нужные ему решения. Прекрасный оратор и, по отзывам сослуживцев, организатор, который вполне в состоянии реформировать ослабевшие в последние годы структуры ООН, укрепить пошатнувшийся авторитет этой организации.

Пожалуй, именно сейчас, когда из-за постоянно используемого Россией вето Совет Безопасности ООН, по сути, превратился в «бумажного тигра», способного максимум на символические действия в политике, ему крайне необходим именно такой Генеральный секретарь. Учитывая тот факт, что уже на официальном уровне в ООН начались разговоры о реформе Совбеза и ограничении права вето – вполне может оказаться, что Россия крупно просчиталась, дав согласие на избрание энергичного португальца.

Тем более, что номинация его кандидатуры, возможно, случайно, но весьма символически совпала еще с одним важным событием: ООН официально объявила, что уничтоженный 19 сентября в Сирии гуманитарный конвой, который вез продукты и медикаменты в осажденный сирийско-иранско-российскими войсками город Алеппо, был именно разбомблен с воздуха – это доказывают спутниковые фотографии, предоставленные США. ООН, правда, не объявила официально о том, чьи именно самолеты его разбомбили, но догадаться об этом несложно: военно-космические настамнетские силы. Интересно, какой будет реакция на это Антонио «Вулкана» Гутьереса?