БЕСПРОСВЕТНАЯ МУДРОСТЬ

Анатолий Гержгорин

Порой, казалось бы, абсолютно разные события накладываются друг на друга, дополняя или продолжая их. Наверное, потому что многие глупости, как правило, совершаются в порыве энтузиазма. На прошлой неделе исполнилось 10 лет с тех пор, как в расположенном на Синайском полуострове городе Таба Ицхак Рабин подписал договор, получивший условное наименование “Осло-II”. Согласно этому договору, территория Иудеи и Самарии делилась на три зоны – А, B, C. Зона “А”, включавшая почти все крупные города автономии, кроме Хеврона, передавалась под контроль боевиков Организации освобождения Палестины. Зону “B” предполагалось контролировать совместно. А зона “С” оставалась под израильским контролем.

Но «изюминкой» договоренностей стало решение о вооружении Израилем 12.000 палестинских полицейских. Вместо дубинок и газовых пистолетов они получили автоматы Калашникова, о чем даже и мечтать не смели. Евреи, понятно, зароптали, но победитель арабов их успокоил: дескать, если хоть раз это оружие выстрелит в нашу сторону, армия войдет в зону “А” и разоружит палестинцев. Рабину поверили или сделали вид, что поверили. А он в подкрепление своих слов выпустил из тюрем несколько сот «палестинских» заключенных. Волну терактов сбить не удалось. И 4 ноября 1995 года Ицхак Рабин был застрелен. А ХАМАС вновь начал взрывать автобусы. Судьба Табы оказалась тоже незавидной: город не раз сотрясали мощные теракты. Поневоле вспоминается Игорь Губерман:

Дымись, покуда не погас,

И пусть волнуются придурки –

Когда судьба докурит нас,

Куда швырнет она окурки.

Десять лет – срок по историческим меркам мизерный. Но история – это всего лишь длинный список жалоб человечества на собственную глупость. Главным событием недели стала, безусловно, смерть Симона Визенталя – человека, загнавшего нацизм в подполье. Не будь его, за власть в Германии сегодня боролись бы не социалист Герхард Шредер и бывшая комсомолка Ангела Меркель, а ученики Эйхмана и Менгеле. Я нисколько не сомневаюсь, что рано или поздно появятся и «охотники за террористами». Голливуд верно подметил тенденцию: этот безумный мир спасут не ООН и не НАТО, а доведенные до отчаяния бесстрашные одиночки. Но какая связь между давно спущенным в унитаз соглашением “Осло-II” и похоронами Симона Визенталя? Самая непосредственная. Оба эти события замешены на лицемерии.

Отдать последний долг памяти Симона Визенталя не соизволили ни президент Израиля, ни премьер-министр, ни министры. Не выкроили времени, чтобы хоть на несколько минут заглянуть на кладбище в Герцлии. Откомандировали дежурного «раввина» замминистра Михаэля Мельхиора. Министр образования Лимор Ливнат отделалась ставшей уже привычной отговоркой: «нас просто не поставили в известность о точном времени церемонии». Солгала, глазом не моргнув. Натан Щаранский – не министр, но его «поставили в известность», и он приехал. И совершенно неплохо смотрелся в компании замминистра юстиции ФРГ Ханса-Йорга Гайгера, вице-спикера российской Думы Александра Торшина и глав дипломатических миссий Австрии, Польши, Великобритании, Италии, США и других стран.

А израильские министры, бросив все дела, сосредоточились на конференции в «Ликуде», которая должна была дать ответ: проводить досрочные внутрипартийные выборы или продолжать свободное падение в пропасть. Повлиять на ход голосования министры не могли, поэтому главная их задача сводилась к тому, чтобы без промедления примкнуть к победившему лагерю. Только это хоть в какой-то степени гарантирует снова попасть в вожделенную министерскую колоду. В Израиле министр не должность, а счастье. Их называют нищими, которые сколотили состояние, выпрашивая милостыню. Ну а за власть, как любил повторять Михаил Горбачев, надо держаться по-умному.

Говорят, прошлое – это будущее, в которое никто не поверил. Как это ни удивительно, Ариэль Шарон повторяет путь своего предшественника – Эхуда Барака. Бегство из Южного Ливана не только не укрепило его позиций, но и привело к сокрушительному поражению «Аводы». У Шарона ситуация еще хуже: у него мощнейшая оппозиция внутри собственной партии. И голосование стало, по сути, его вотумом доверия. И хотя большинство поддержало Шарона, впереди у него нелегкие времена. Отрезвление обычно наступает позже. То, что сейчас происходит, напоминает притчу о человеке, который убил родителей, а теперь просит о снисхождении, ссылаясь на то, что он сирота. Свинью Бараку в свое время подложил Арафат, посчитавший, что Эхуд сделал свое дело и должен уйти. Свинью Шарону, видимо, учитывая его удельный вес, подкладывают коллективно.

События развивались настолько стремительно, словно ими кто-то управлял. «Ближневосточный квартет» выступил с обращением «демонтировать палестинскую инфраструктуру террора». В ответ Абу-Мазен потребовал перестать вмешиваться во внутренние дела автономии. «Палестинцы сами знают, как им вести свои дела», – заявил он журналистам во время визита в Рафиях. В это время через открытую границу с Египтом в Газу хлынуло оружие. В считанные дни 20-тысячная армия террористов получила все, чего ей требовалось. И тут Вашингтон делает очередной политический кульбит. В интервью еженедельнику Time Кондолиза Райс сообщила, что на первом этапе достаточно разоружить ФАТХ, а уж затем браться за ХАМАС и “Исламский джихад”. “Мы понимаем, что палестинская политическая система находится в переходном периоде, – сказала она. – И я думаю, надо дать палестинцам некоторую свободу для их политического развития”.

Арабы всегда были непревзойденными мастерами провокаций. Во время очередного «парада победы», которые в Газе проводились ежедневно, взорвался «муляж» ракеты, уничтожив 19 человек. Трагический инцидент списали на Израиль. И пока генерал Исраэль Зив оправдывался и доказывал, что произошла очередная «производственная авария», боевики устроили ночной «салют», забросав Сдерот «кассамами». 40 ракет менее чем за сутки – на такое даже «Хизбалла» не отваживалась. Израиль ответил операцией под кодовым названием “Первый дождь”. По Газе нанесли несколько бомбовых ударов, уничтожив около десятка боевиков, в том числе Мохаммеда Шейха аль-Халиля, на руках которого немало еврейской крови. В Иудее за одну ночь арестовали 190 человек, большинство из которых давно находились в розыске. И ХАМАС дрогнул и запросил пощады.

Как сообщает “Едиот Ахронот”, «хамасовцы» снова ушли в подполье и обратились к Абу-Мазену с требованием просить Египет, Евросоюз и Соединенные Штаты, чтобы они оказали давление на Израиль. Аббас пообещал добиться освобождения «политического» крыла ХАМАСа в обмен на прекращение нападений на Израиль и обстрелов его территории. По логике, Шарон должен пропустить эти стенания мимо ушей и еще крепче затянуть гайки. Это, прежде всего, в его интересах. Но Шарон, как и Барак в свое время, деморализован. Кому быть премьером, решают террористы. Они не упустят шанса добить поверженного врага, имя которого наводило на них ужас не один десяток лет.

Миротворческие усилия «несгибаемого Арика» сигнализировали арабскому миру, что Израиль миновал пик своего взлета, и для еврейского государства наступает период упадка. Лига арабских государств уже в наглую требует «судить Израиль» за разгон мятежей, прокатившихся по стране осенью 2000 года. «Прогрессивные страны» все громче заявляют, что израильский ядерный потенциал угрожает всему миру и его необходимо уничтожить. Бойкотом грозят университеты и церкви, отдельно взятые города и сумасшедшие дома. Глядя на плоды политики Ариэля Шарона, невольно приходишь к мысли, что глупость – та же мудрость, только беспросветная.

«В политике приходится делать много такого, чего не следует делать», -признался как-то президент Теодор Рузвельт. Израиль – единственная в мире страна, в приложении к которой эта фраза теряет свой двойственный смысл. Дров, и в самом деле, было наломано немало. Зато за иные «ошибки» нисколько не стыдно. Наоборот, стыдиться должны те, кто вовремя не увидел опасность и не принял соответствующих мер. И дело не только в ставшем уже классическим примере уничтожения иракского ядерного реактора. Когда Израиль захлестнула волна терактов, армейское командование стало истреблять боевиков «точечными ударами». Этот метод оказался неожиданным и эффективным. Но Белый дом это возмутило, и Вашингтон ввел эмбарго на продажу запасных частей к вертолетам. Израиль выстоял, а там подоспело и 11 сентября 2001 года. Теперь эта израильская тактика вовсю используется в Афганистане и Ираке.

Идея, которую нельзя реализовать, всего-навсего мыльный пузырь. Мирный Ближний Восток такой же мираж, как летающий пингвин. Американские социологи провели опрос об отношении к различным меньшинствам в разных странах мира. Так вот в Иордании 100% опрошенных сообщили о своей ненависти к евреям. В Ливане чуть меньше – 99% населения. И если Кондолиза Райс говорит Ариэлю Шарону, что он самый умный, значит, понимает, что второго такого дурака больше не найти. Это заметили даже в Эр-Рияде.

Министр иностранных дел Саудовской Аравии Сауд аль-Файсал сказал, что его страна не будет устанавливать дипломатических отношений с Израилем. “Мы находимся в состоянии войны”, – заявил он в интервью агентству Associated Press. Газета “Аль Кабас” тоже поспешила сообщить, ссылаясь на кувейтского министра иностранных дел шейха Сабах аль-Ахмеда, что Кувейт не какой-то там Бахрейн и не собирается прекращать экономический бойкот Израиля.

А что гарант мира и прогресса на Ближнем Востоке? Джордж Буш отдал распоряжение снять санкции с Саудовской Аравии и Кувейта.

10 лет назад Рабин обещал, что не оставит безнаказанным ни один арабский выстрел. Сегодня никто ничего уже не обещает, и ракеты над головами летают, как голуби. Но это нисколько не отражается ни на сне, ни на пищеварении израильских политиков.