ЛОКАЛЬНЫЙ АПОКАЛИПСИС ДЛЯ ИГИЛ

Борис Немировский

nБойцы Сирийской свободной армии (ССА) празднуют победу: они освободили от исламистов расположенный на севере Сирии город Дабик – место, объявленное «Исламским государством» «святым» и «сакральным». Именно здесь ИГИЛ обещал дать «последний и решительный бой» – вместо этого отряды джахиддим попросту сбежали.

Бойцы ССА празднуют победу. На многочисленных видео- и фотокадрах можно видеть, как они потрясают оружием и поднимают вверх кулаки: они вышвырнули исламистов из Дабика – города, важного не только своим стратегическим положением, но и обладающего неким принципиальным, нематериальным значением. Бой за Дабик поневоле превратился в символический – ведь сами джихадисты объявили, что, согласно старым исламским пророчествам, Дабик должен стать ареной для решающей апокалиптической битвы между христианством и исламом. Даже онлайн-журнал ИГИЛ носит в этой связи название «Дабик». И, конечно же, в этой эпической битве ислам (Добро) должен окончательно победить.

Что ж – возможно, когда-нибудь так и будет, но уж тогда на битву с христианами выйдут вовсе не отряды «Исламского государства». Потому что их из Дабика вышвырнули, причем, как сообщают сами повстанцы – потратив не слишком много усилий. «Во имя Аллаха всемогущего, мы отправляем вам, боевики «Исламского государства», послание – отсюда, с холмов Дабика: вы говорите, здесь – место великой битвы. Мы говорим: образумьтесь. Здесь не ведется апокалиптический бой, о котором говорил наш Пророк. У вас нет права говорить от имени Пророка. Вы – вне закона, мы будем убивать вас везде, где найдем, и да поможет нам Аллах!» – такое, несколько напыщенное, но вполне понятное заявление сделало командование ССА после взятия Дабика.

Для ИГИЛ же потеря Дабика стала тяжелым ударом. Причем не только из-за того, что в данный момент террористы в Сирии так или иначе отступают по всем фронтам, а из-за того еще, что они ведь обещали «вцепиться в святой город зубами» и умереть, но не отдать его. Рядовые игиловцы умереть не захотели, оставив город не то, чтобы совсем уж без боя, но столь поспешно, что это больше походило на паническое бегство. Впрочем, уже накануне, когда сирийские повстанцы с помощью Турции и США туго затянули «петлю» вокруг Дабика, террористы попытались смягчить собственную пропаганду: мол, не такой уж этот Дабик и важный, чтобы упираться за него рогом. Есть дела и поважнее.

Так или иначе, а север Сирии постепенно очищается от боевиков ИГИЛ – причем, что показательно, происходит это совершенно без какого-либо участия правительственных войск Асада или их российских покровителей, так любящих утверждать, что они беззаветно борются с исламскими террористами. Вместо них повстанцам оказывают поддержку турецкие танки и артиллерия, а также турецкая и американская авиация. Этим «козырям» исламисты едва ли в состоянии противопоставить что-либо серьезное. Даже элитные группы ИГИЛ, спешно переброшенные, согласно сообщениям СМИ, к Дабику с других участков фронта, никак не укрепили оборону города – вместо этого они ударились в бегство вместе с другими, «неэлитными» террористами.

Командование Сирийской свободной армии объявило, что в данный момент в Дабике находятся две тысячи повстанцев, настроенных весьма решительно: «С помощью Аллаха скоро мы отвоюем все остальные города, захваченные ИГИЛ – до самой Ракки, сирийской столицы террористов» – говорится в заявлении.

С одной стороны – звучит, как похвальба, с другой же – угроза эта вполне реальна. Потому что ИГИЛ все более и более ощущает на себе усиливающееся давление. Да что там говорить: за последние месяцы исламисты потеряли уже треть территории, которую успели захватить, причем речь идет не только о Сирии. Сирийские повстанцы, надежно подпираемые турецкими танками и американскими самолетами, берут на прицел все новые города и населенные пункты, в то время как в соседнем Ираке правительственные войска и курды-пешмерга, опять же – опираясь на мощную поддержку, оказываемую американскими ВВС, готовят штурм главной и последней крупной цитадели террористов – Мосула. Пока писался этот материал, на город сверху сыпались листовки, призывающие мирное население прятаться либо, по возможности, покидать Мосул, так как штурм вот-вот начнется.

Наблюдатели утверждают, что именно там, в Мосуле, может и в самом деле произойти апокалиптическая, последняя, решающая битва. Правда, не между христианами и исламом, а между ИГИЛ и международной коалицией. Для ИГИЛ речь и впрямь идет о простом выживании.

А пока сирийские повстанцы воюют с исламистами на севере страны, пока в Ираке курды вместе с иракскими солдатами отбивают у ИГИЛ последние населенные пункты – Россия и войска Асада стирают с лица Земли Алеппо, поясняя это «борьбой с исламским терроризмом». Правда, пояснения эти больше не выглядят не то, что правдоподобными, а даже мало-мальски вменяемыми, но кого это волнует? Пока американские бомбардировщики и турецкие танки добивают ИГИЛ – можно попытаться урвать себе кусок поприличнее. И плевать, во сколько жизней сирийцев это обойдется, ведь ясно же, что «кто убит – тот исламист». Вопрос, однако, заключается вот в чем: а что будет, когда (не «если», а именно «когда») ИГИЛ добьют окончательно, причем без помощи России? Чем она тогда сможет оправдать свое военное присутствие в Сирии? Борьбой с инопланетянами или, как говорил Путин, «недорогой и эффективной тренировкой» на мирных жителях страны?