«ГЛЯДЕЛКИ» ПО-ГОЛЛАНДСКИ

Борис Немировский

eПосле тяжелых уговоров Бельгии согласиться на зону свободной торговли Евросоюза с Канадой (CETA), европейцы оказались перед лицом не менее тяжелых переговоров – теперь придется уламывать Голландию ратифицировать уже подписанный и признанный всеми остальными членами ЕС договор об ассоциации с Украиной.

Есть такая детская игра, называется «гляделки» (ее еще Михаил Булгаков по старой украинской привычке называл «помигушки»): уставятся детишки друг другу в глазенки, да и смотрят, не мигая. Кто первый мигнет, тот и проиграл. Примерно в такую же игру играют нынче Еврокомиссия с голландским правительством. Голландия – единственная в ЕС страна, отказывающаяся ратифицировать уже подписанный договор с Украиной об ассоциации, на основании прошедшего там референдума, во время которого большинство принявших участие (около 20% голландских избирателей) проголосовали против этого соглашения.

На основании этого, пусть и сомнительного, но все же легитимного волеизъявления, Кабинет министров Нидерландов теперь очень серьезно и убедительно отказывается ставить свою подпись под этим документом, умильно поглядывая в сторону брюссельских бюрократов: а ну-ка, ну-ка, что вы нам предложите за наше согласие? Со своей стороны, Брюссель строго, не мигая, глядит на Гаагу и предлагает «утром – стулья, вечером – деньги». Вы, мол, подпись поставьте, а тогда поговорим.

Шумелки, пыхтелки… хотелки

Очевидно, чтобы наглядно продемонстрировать свою готовность к уступкам за умеренное вознаграждение, премьер-министр Нидерландов Марк Рютте заявил, что намерен прочесть в парламенте своей страны «юридически обязывающее дополнительное пояснение», почему голландцам все же следует ратифицировать ассоциацию с Украиной. Может, оно к чему-то самого Рютте и обязывает, но вот голландских парламентариев – совершенно ни к чему. Похоже, что на него в самом деле повлиял пример едва завершившихся переговоров по СЕТА, по результатам которых к договору, по настоянию Бельгии, был присоединен дополнительный пакет условий, обещающих немалую выгоду именно бельгийцам.

Впрочем, в данном случае ситуация складывается несколько иная. Потому что, в отличие от премьер-министра бельгийской провинции Валлония, затеявшего всю эту тяжбу с канадским договором, лично Марк Рютте с ратификацией украинского соглашения не имеет ни малейших проблем. Тем не менее, не может ее ратифицировать – ведь проведенный в его стране референдум, как уже упоминалось, был хоть и нерепрезентативным (в нем приняла участие едва треть голландских избирателей), однако же – вполне легитимным, и все парламентские партии страны сообщили о том, что будут учитывать его исход в своей деятельности.

При этом всем совершенно ясно, что речь идет в данном случае вообще не об Украине. «На Украину нам наплевать, вы должны это понимать», – заявил еще накануне референдума один из противников ассоциации, профессор истории и основатель так называемого «Гражданского комитета ЕС» (голландская организация евроскептиков) Арьян ван Диксхоорн. На самом деле, у тех, кто призывал сказать свое «нет» ассоциации, планы заходят гораздо дальше: они добиваются выхода Нидерландов из Евросоюза. Референдум по этому поводу, однако, был невозможен, – пожаловался ван Диксхоорн, – поэтому «мы использовали все возможности, чтобы оказать давление на связь между Голландией и ЕС».

То есть, по большому счету, Украина просто «попала под раздачу» голландских евроскептиков. Тем не менее, свои карты они разыграли весьма грамотно: во-первых, мол, ассоциация «развернет перед Украиной красную ковровую дорожку в ЕС», во-вторых, Украина станет получать от Евросоюза военную помощь, что приведет его (и Голландию) к войне с Россией, в-третьих, ассоциация «включит» безвизовый режим, что откроет дорогу для «криминальных банд»… В общем, нельзя подписывать, «ибо ночь темна и полна ужасов».

Как бы там ни было, а правительство Нидерландов оказалось в тупике: с одной стороны, лучше бы подписать и не подрывать к себе доверие, как к надежному партнеру, с другой же – весной 2017 года в Голландии пройдут выборы, и уже сейчас лидером опросов стала правопопулистская «партия свободы» Геерта Вильдерса. Страх потерять избирателей не дает действовать решительно.

Кидание клиньями

Уже сразу после референдума по Европе стали бродить разного рода идеи, как голландскому правительству воплотить в жизнь результаты референдума. Например, попросту отказаться от ратификации и таким образом «опрокинуть» всю ассоциацию. При этом заодно опрокидывалось бы само доверие к Евросоюзу со стороны любых будущих партнеров. Как подписывать соглашения с теми, кто только и умеет, что «динамить» и не исполнять взятые на себя обязательства?

Другая идея: так называемый «Opt-Out» – ратификация ассоциации с Украиной «в целом», при этом с «особыми статьями» для Голландии. То есть так же, как поступили бельгийцы с евро-канадским соглашением CETA. Но договор ассоциации отличается тем, что в подобном случае его пришлось бы повторно ратифицировать всем странам-членам Евросоюза. А подобная процедура может растянуться на долгие годы и, опять же – пострадает доверие к ЕС со стороны стран-партнеров по другим договорам.

Так что, по сути, у Марка Рютте осталась одна-единственная возможность – та самая, к которой он нынче прибег. «Юридически обязывающее заявление» о том, что Нидерланды ратифицируют договор, но не будут его частью. Тоже не слишком-то приемлемо для Евросоюза, потому что тут же начнутся дрязги по вопросу распределения полномочий между ЕС и национальными государствами. Ну, или же заявление чисто декларативное, никого ни к чему не обязывающее, продлевающее ожидание момента, когда кто-то из играющих первым мигнет.

Впрочем, по последним событиям можно сделать один важный вывод: сам текст договора об ассоциации ЕС с Украиной останется неизменным. Максимум к нему пристроят пресловутый параграф о том, что Нидерланды, мол, этот договор выполнять не обязаны. Не будет ни пункта о том, что Украина не может претендовать на вступление в Евросоюз, ни о том, что Украине не будет предоставлена военная помощь. Ни о чем подобном не будет ни слова, так что интерпретировать это молчание всякий сможет по-своему.

Феноменальные дебаты

Политолог Стефан Ленне из американского исследовательского центра (Thinktank) Carnegie-Europe в интервью австрийскому телеканалу ORF отметил, что само подобное заявление Марка Рютте есть не что иное, как завуалированная готовность к уступкам и попытка «сохранить лицо». Потому что, с одной стороны, дополнительный параграф о неучастии Нидерландов «во всем этом» юридически налагает кое-какие обязанности на европейцев, с другой же – его влияние на договор в целом минимально.

Более того, подобные «дополнения» не являются чем-то новым, доселе невиданным. В свое время чего-то похожего добивались от европейцев и англичане, и итальянцы, а теперь вот – бельгийцы. А в Лиссабонском соглашении, регулирующем нынешнюю жизнь Евросоюза, таких дополнений вообще насчитывается больше десятка. Что в данной ситуации действительно стало феноменом, так это широкое общественное обсуждение договора и весомые результаты этого обсуждения.

Подобные референдумы, пусть и юридически ни к чему не обязывающие, могут стать в Европе обычным явлением, благодаря «голландскому прецеденту» – вон, во Франции кандидат в президенты от праворадикального «Национального фронта» Марин Ле Пен тут же кинулась собирать голоса, обещая провести в стране кучу референдумов чуть ли не одновременно. Так что неудивительно, что Еврокомиссия хотела бы избежать подобного развития событий – уж больно от него пахнет популизмом. Ее президент Жан-Клод Юнкер осторожно заявил, что «готов работать с премьером Рютте и голландскими партиями над решением в преддверии декабрьского саммита ЕС», имея целью полную и безоговорочную капиту… простите – ратификацию соглашения с Украиной всеми 28 государствами Евросоюза.

Ближайшие недели, таким образом, продемонстрируют – в самом ли деле ЕС ввязался в «помигушки» с Голландией, подобно тому, как это случилось с Бельгией в связи с СЕТА. Понятно одно: вопрос о доверии к Евросоюзу волей голландских радикалов опять встал во весь рост. Коллега Стефана Ленне, Джуди Дэмпси, считает: «Провал переговоров приведет к новой трещине в фундаменте общеевропейского проекта».