ЮЛИАН-ПРОДАВЕЦ ДОЖДЯ

Катя Иванова

У этого человека все не как у других. Ну скажите на милость, становятся ли в 26 заслуженными артистами России? А многие ли способны выпустить за полгода два диска? А получить одновременно два высших образования? А поступить без всякого блата в институт, где конкурс – 100 человек на место. В 28 лет подтянуто спортивный, блистательно молодой и безупречно красивый певец Юлиан достиг многого. За спиной – двенадцать лет успешной карьеры, выстроенной без чьей-либо протекции, полдюжины альбомов и аж два диплома в кармане – эстрадного певца и режиссера.

Двенадцать лет назад на российской сцене появился молодой и необыкновенно красивый певец c романтическим именем Юлиан. Тогда казалось, что, несмотря на сильный, хорошо поставленный голос, увлечение эстрадой у него может скоро пройти – уж больно красив и молод он.

Так происходило и происходит до сих пор со многими зарождающимися звездами эстрады. Однако шли годы, а Юлиан расширял свой репертуар. Поклонников и поклонниц его таланта становилось все больше. А вместе с популярностью появились и различные слухи – оборотная сторона известности. Поэтому мы попросили самого Юлиана рассказать о себе.

– В 26 лет Вы получили звание заслуженного артиста России. Впервые в истории России и Советского Союза звание было присвоено певцу в столь молодом возрасте. Как Вы сами считаете, с чем связана такая популярность?

– Это звание я получил спустя 10 лет после моего выхода на большую сцену. Свой репертуар я строю, как мне подсказывает моя душа и мое сердце. Мне не принципиально, кто написал песню. Очень много случаев, когда неизвестные люди на кассетах приносят песни, и они становятся моими. Хотя, в основном, в моем репертуаре песни очень известных композиторов. Но эти авторы – прежде всего мои друзья. У меня глубокое убеждение, что самые удачные песни получаются, когда артист, композитор и поэт работают в тесном контакте.

– Многие любители эстрады высоко ценят Ваше творчество. Признайтесь, не досаждают Вам поклонницы?

– Я думаю, что поклонницы надоесть не могут. Это часть нашей профессии, можно сказать, крест, пусть даже не всегда легкий. Ведь поклонницы бывают разные. Существуют действительно те, кто интересуются моим творчеством, и это очень приятно. Других я интересую несколько больше, чем артист, и это тоже приятно. Но есть и курьезные поклонницы. Одна женщина, например, написала мне письмо, в котором призналась, что она – инопланетянка и прилетела специально для контакта со мной. Другая в прошлой жизни была моей женой и хочет встретиться в этой.

– Давайте развеем туман домыслов и приоткроем завесу Вашей личной жизни.

– Первая любовь у меня случилась в первом классе. Девчонка, в которую я влюбился, сказала мне: “Если ты меня любишь, поцелуй железную трубу”. А был мороз 40 градусов. Я приклеился губами к трубе – закон физики. Любовь сразу же прошла. И с тех самых пор, хотя у меня и было много романов, я все еще свободен.

– Не боитесь, что этот факт станет для многих женщин своеобразным кличем: “В бой!”

– Я свободен, счастлив и неженат, поэтому нет проблем.

– А как насчет женитьбы? Вы готовы создать семью?

– Сейчас я всецело занят работой, творчеством. А на семью нужно время. Лишь бы завести семью, по-моему, глупо. Семью нужно любить. Нужно любить жену, нужно любить детей. Нужно уделять им время. Поэтому я считаю, что мне еще мало лет, чтобы об этом думать всерьез.

– Судя по всему, у Вас почти не остается свободного времени. Тем более ценными кажутся редкие минуты отдыха. Как и с кем Вы их проводите?

– По натуре я общительный человек. У меня много друзей, с которыми мне хорошо. Среди них, в основном, люди неизвестные. Хотя и со многими знаменитостями я в хороших отношениях. Дружба для меня – понятие круглосуточное. Именно такую дружбу, когда можно позвонить в любое время суток, я ценю. И такие друзья у меня, слава Б-гу, есть.

– Несмотря на отсутствие времени, я вижу, Вы в прекрасной форме. Как удается ее сохранить, и пользуетесь ли Вы услугами стилиста в выборе имиджа?

– Я стараюсь следить за собой. По возможности занимаюсь на тренажерах. Проблема набора веса у артистов стоит остро: постоянные разъезды, неправильное питание. Со временем я все больше и больше становлюсь вегетарианцем. Сам люблю готовить различные салаты. Если же говорить о моем стиле, то я часто сам выбираю и решаю, что хорошо. Есть во мне жилки и дизайнера, и стилиста. Хотя, конечно, специалисты мне тоже помогают. Но основной выбор за мной. Я люблю до всего дойти сам. И ошибаться, – это тоже хорошо. Поэтому, что касается стилистов, то я думаю, что главный стилист у себя – это я.

– Скажите, Юлиан, от свалившейся популярности голова не закружилась?

– Нет и, видимо, не закружится. Только дураки могут испытывать “звездную болезнь”. Человеку, занятому делом, не до этого. В моей жизни были случаи, когда могла такая “корона” появиться! Но ведь этого не случилось.

– Какие случаи?

– Например, когда в Москву в 94-м году приезжала английская королева Елизавета II. В Кремле для нее устроили небольшой концерт. Представляли только три жанра: оперу, балет и эстараду. Выступали Зураб Соткилава, Владимир Васильев с Екатериной Максимовой и я. Королеве мое выступление понравилось. А уж когда указом президента присвоили звание заслуженного артиста России… Знаю: друзей от этого у меня не прибавилось.

– Юлиан, Вы почти каждый год давали 1-2 концерта в престижном зале столицы и страны – “Россия”. Но последние 2 года концертов не было. Да и на телевидении в программах основных каналов Вы был редким гостем. С чем связан этот перерыв в творческой деятельности?

– Виноват во всем я. Около года назад я взял тайм-аут, потому что почувствовал в себе пробуждение какого-то нового Юлиана. Старый и новый Юлиан существовать вместе просто физически не могли. Изменился мой внутренний мир, произошла переоценка ценностей. Многое, если не все, я стал воспринимать по-другому, совершенно иначе. Появился философский взгляд на многие вещи, которые раньше вызывали истерию. На смену старому пришло новое. Так что небольшое исчезновение было не только вынужденным, но и необходимым для меня. И те люди, которые побывают на моём концерте, смогут понять, почему я пропал. Кстати, не случайно моя новая программа называется “Пробуждение”.

Признаюсь, что внутри меня произошел настоящий переворот, и я думаю, в связи с этим пришло время что-то поменять в моем творчестве. В концерте, конечно, будет и то, к чему привыкли зрители, но будет и 20 новых песен. Я выступаю с великолепным коллективом – балетом Аллы Духовой “Тодес” и очень надеюсь, что новая сольная программа понравится зрителям. Все эти годы я работал без стилиста. На этот раз мне помогает прекрасный художник Сергей Зверев.

– Говорят, что Вы времени зря не теряли и даже занялись экстрасенсорикой – помогли одной известной актрисе и не менее известному в молодежной среде певцу избавиться от наркотической зависимости какими-то необычными способами.

– Говорят и говорят, я никого комментировать не стану, как, впрочем, и опровергать. Помог и помог, это мое личное дело. Что касается каких-то необычных способностей… Не могу сказать, что я ими обладаю, разве что в той же степени, что и многие, особенно в артистическом мире. Кто-то из известных людей заметил, что артисты разговаривают с Б-гом. И это правда. Любой артист – это исключение из правил, в каком-то роде аномальная личность. И я не спорю с тем, что сам такой. Конечно, мы сами себе делаем судьбу, но тем не менее есть какие-то вещи, нам не подвластные. Неприятность надо превращать в позитивные вещи. С этим мне стало легче жить.

– Есть еще какие-нибудь сюрпризы?

– В концерте будут звучать две мои песни, за которые мне не стыдно.

– А вы давно пишете музыку?

– С 12 лет. У меня песен 40-50. Еще в концерте будут очень интересные декорации молодого художника Александра Колесникова. Сцена будет меняться на каждой песне. Множество экранов, живой звук, потрясающий свет.

И в конце хочу заметить, что самая моя большая любовь – сцена. Случалось начинал выступление с температурой 39, а уходил – нормальная. Это и понятно: ты посылаешь свою любовь, свой заряд, свою энергию в зал, а в ответ получаешь заряд в три тысячи раз больше. Это ни с чем не сравнимая радость. Словом, сцена – это то место, где я чувствую себя так хорошо, как нигде.