ДАН ПРИКАЗ ЕМУ… НЕ ЕХАТЬ

n029 ноября московской полицией был задержан знаменитый французский композитор Дидье Маруани. Он приехал в Россию, чтобы «полюбовно» уладить дело о краже его песни российским певцом Филиппом Киркоровым, который обещал заплатить ему «неустойку», а вместо этого обвинил француза в вымогательстве.

Откровенно говоря, эта история относилась бы, скорее, к разряду курьёзов «из жизни звезд», произойди она не в современной России – стране, где, похоже, отныне могут схватить и бросить за решетку кого угодно без малейшей на то причины либо под выдуманным предлогом. На этот раз жертвой «басманного правосудия» стал знаменитый композитор, лидер ставшей легендарной группы «Спейс», которого справедливо считают «отцом» современной электронной музыки.

Именно его выбрал своей очередной жертвой гораздо менее известный в мире, но, похоже, гораздо более беспринципный российский певец Филипп Киркоров – тот самый, который «экс-мистер Пугачев», а также – мистер «Мне-не-нравится-твоя-кофточка». Этот исполнитель давно уже прославился тем, что нет-нет, да и прихватит в свой репертуар чужую песню, как правило, не утруждая себя обращениями к авторам за разрешением. В свое время жертвами его «заимствований» становились Таркан и Хулио Иглесиас, так что неугомонные КВНщики шутили, что когда определяли, какую мелодию взять для нового российского гимна, Киркоров предложил не заморачиваться, а попросту украсть гимн Турции.

До сих пор подобные эксцессы сходили ему с рук. Каким-то образом адвокаты российской «местной звезды» ухитрялись убеждать разъяренных западных исполнителей отозвать их иски, выплачивая взамен «отступное». Однако на этот раз все получилось совершенно иначе. Киркоров вновь, ничтоже сумняшеся около месяца назад «увел» у Маруани мелодию его известной композиции Symphonic Space Dream, которая вышла в свет в одноименном альбоме еще в 2002 году. В руках команды Киркорова эта музыка превратилась в песню под названием «Жестокая любовь», а автором ее оказался композитор Олег Попков. Причем последний утверждает теперь, что написал-де ее еще в конце 1990-х, да еще и зарегистрировал в 2000-м году – так что это, мол, Дидье Маруани вор, а не наоборот. А кто не верит, тот дурак.

n1Несмотря на эти утверждения, Филипп Киркоров почему-то все-таки решил пойти на «мировую» и позвал французского автора в Москву, пообещав ему миллион евро. Маруани, еще во времена перестройки немало поколесивший по России с концертами (от которых, к слову, не получил ни копейки, отдав весь заработок различным российским благотворительным организациям), без задней мысли отправился «в гости к Филиппу», заручившись лишь поддержкой московского адвоката Игоря Трунова. Именно с ним он и явился на встречу в офисе одного из московских банков.

Но тут его ожидал неприятный сюрприз. Вместо Киркорова с деньгами и «повинной головой», его подстерегал спецназ московской полиции: оказалось, что Филипп Бедросович успел «стукнуть» правоохранительным органам о том, что-де злокозненный француз приехал вымогать его честным ртом заработанные деньги, да еще и «в особо крупных размерах». Ну, раз русский певец сказал, значит – святая правда. Полицейские накинулись на Дидье Маруани и адвоката Трунова (очевидцы рассказывали, что операция больше походила на антитеррористическую – целое подразделение «маски-шоу» с автоматами и в бронежилетах, перекрытые входы-выходы в банк, чуть ли не броневики с вертолетами), повязали их и препроводили в околоток. Отпустили незадачливого француза лишь под утро 30 ноября, а его адвоката, как «своего», продержали на сутки дольше. Правда, следует признать: вдогонку официально сообщили, что «не подозревают Дидье Маруани в вымогательстве». Что ж, по нынешним временам и подобное можно счесть за извинение.

Тем временем уже команда Киркорова включилась в скандал на полную мощность: воспользовавшись замешательством противника, она вбросила в эфир целый ряд громких заявлений. Начиная с упомянутого уже Олега Попкова, который вдруг «вспомнил», что написал пресловутый мотив очень-очень давно и, очевидно, замариновал его в банку до лучших времен, продолжая адвокатом Киркорова Александром Добровинским. Адвокат заявил на пресс-коференции, что, мол, некая российская (sic!) экспертиза доказывает, что никакого плагиата не было, вплоть до повторенного им же заявления Киркорова о том, что никаких переговоров о «мировой» он с Дидье Маруани не вел, а француза разыграли какие-то московские любители «розыгрышей» по кличкам «Вован» и «Лексус». Правда, эта версия не объясняет того факта, что на встречу в банк явились все-таки не Вован с Лексусом, а Киркоров с Добровинским. Более того, совершенно невразумительно звучит рассказ о том, что Маруани-де пообещал, по словам адвоката Киркорова, «замолчать на год», если Филипп Бедросович выплатит ему этот самый миллион. Ведь, если есть экспертиза и песня – не плагиат, то какой прок Киркорову от того, что Маруани будет «молчать год»?

Так или иначе, а заезжей знаменитости удалось вырваться из цепких лап московского кривосудия, и теперь он, гастролировавший еще в СССР образца 1983 года, вряд ли когда-либо еще сунется в Россию. Но дело об украденной мелодии продолжится – теперь его рассмотрит суд в США, подальше от развеселых любителей розыгрышей и обнаглевших «звезд эстрады». Более того, конфликт между Киркоровым и Маруани стал приобретать поистине международный размах: его подробности были опубликованы во многих европейских СМИ. На самом деле, эта история только начинается. Дидье Маруани заявил, что Киркоров «украл у других исполнителей более 30 песен», в том числе и ту песню, которую он написал для российского исполнителя на последнем конкурсе Евровидения. По словам француза, его друг, писавший песни для Далиды, в скором времени также намерен подавать в суд на Киркорова, так как тот успел перепеть и его материал. Плюс ко всему, после пережитых треволнений к иску о плагиате прибавится иск о клевете.

Французский консультант Дидье Маруани Андрей Гульцев полагает, что как Киркорову, так и его соучастнику-адвокату Добровинскому теперь грозят до пяти лет тюрьмы. И уж в любом случае ни в Европу, ни в США или другие страны Запада им теперь и носа не высунуть: арестуют. А если суд вынесет приговор о компенсации имущественных потерь, то даже в случае, если Филипп Киркоров откажется ее выплачивать, на его зарубежные счета может быть наложен арест. Скорее всего, российский певец, устраивая веселую шутку с «маски-шоу» для своего старинного французского приятеля, даже не догадывался о том, к чему она приведет. Что ж, гастроли, скажем, по городам российского Золотого Кольца или «чес» по центральноазиатским республикам, наверное, стоят отказа от выступлений перед советскими эмигрантами на загнивающем Западе.