БЕРЛИН: РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ТРАГЕДИИ

Борис Немировский

bВот уже второй год подряд праздничные последние дни уходящего года ознаменовываются в Германии страшными событиями. Еще не стерлась из памяти новогодняя вакханалия в Кельне, когда мигранты из стран Ближнего Востока устроили «охоту на женщин», а в Берлине на этот раз произошла настоящая трагедия: огромный грузовик въехал в толпу на рождественском рынке в самом центре немецкой столицы. Это событие, повлекшее смерть 12 и ранения 50 человек, квалифицировано, как теракт, а ответственность за него взяло на себя «Исламское государство». Впрочем, их утверждение вызывает сомнения.

Все произошло в понедельник, 19 декабря, вечером. Большегрузная фура с польскими номерами и выключенными фарами на полной скорости въехала в толпу на рождественском рынке, который традиционно расположился на одной из центральных площадей Берлина, Breitscheidplatz, рядом с исторической церковью Gedächtnis-Kirche. Сам теракт очень напоминает похожее преступление, совершенное минувшим лето на юге Франции, в Ницце – правда, на этот раз был использован гораздо более массивный автомобиль. Сидевший за рулем убийца начал петлять по площади, стараясь сбить и раздавить как можно больше людей. В конце концов, машина остановилась и сидевший за рулем террорист ударился в бега. На соседнем сидении полиция обнаружила труп водителя-поляка: предполагается, что убийца перехватил машину где-то на стоянке под Берлином, убил водителя и отправился «на дело». «По горячим следам» неподалеку от места преступления был арестован беженец-пакистанец, однако позже его отпустили – похоже, полицейские взяли не того. Сейчас, когда пишется этот материал, власти официально объявили, что террорист (или, возможно, террористы) по-прежнему на свободе.

В принципе, многие ожидали, что очередной масштабный теракт в Европе произойдет именно в Германии – об этом, в частности, предупреждала немецкая разведка, а также сообщали американские спецслужбы. Накануне берлинских событий, как известно, полиция в ФРГ предотвратила две террористические попытки: сначала был арестован араб, пытавшийся взорвать бомбу в берлинском аэропорту Тегель, а буквально за пару дней до описываемого случая, на рождественском же рынке была обнаружена самодельная бомба, которую принес… 12-летний мальчик. Тоже араб. Однако теперь, когда все это произошло, картина преступления пока что совершенно не складывается. Поэтому, пожалуй, неплохо было бы сесть и буквально по пунктам расписать – что на данный момент известно, а что нет.

Известное:

Примерно в восемь часов вечера по среднеевропейскому времени, 19 декабря 2016 года, большегрузный автомобиль из Польши, захваченный неизвестным террористом (или группой террористов), атаковал толпу на рождественском рынке на берлинской площади Breitscheidplatz. Он проехал на полной скорости порядка 80 метров, сбивая людей и снося палатки.

В результате этого происшествия, квалифицированного немецкими властями, как теракт, ранения получили 49 человек, из них – 18 крайне тяжелых, 14 тяжелых и 17 легких. На месте погибли 8 человек, позже еще трое скончались в больнице, двенадцатый же – польский водитель, убитый злоумышленниками – его труп обнаружили на пассажирском сиденье грузовика.

Страшно еще и то, что идентифицировать до сих пор удалось лишь шестерых из одиннадцати погибших, так как убийца буквально давил людей в кашу. По утверждению шефа федерального криминального управления Германии (Bundeskriminalamt) Хольгера Мюнша, все опознанные – немцы. Иностранных граждан среди убитых нет, а среди пострадавших молодой испанец и пожилой израильтянин. В тот же вечер в берлинскую полицию поступили заявления о нескольких пропавших без вести иностранцах, в том числе – о 30-летней итальянке и о пожилой гражданке Израиля.

Застреленный польский водитель был опознан: речь идет о 37-летнем гражданине Польши, который в последний раз выходил на связь со своим двоюродным братом Ариэлем Журавским – владельцем транспортной компании в Щецине, накануне, в 16.00. По словам Журавского, автомобиль вез стальную арматуру из Италии в Германию и должен был уже вернуться домой, но по каким-то причинам задержался в ФРГ. Следует заметить, что водитель оказался очень мужественным человеком: он был захвачен в заложники, но, по данным полиции, увидев, что творят с его машиной, попытался вступить в драку с сидевшим за рулем убийцей и добился того, что грузовик врезался сначала в ёлку, а потом – в столб и заглох. Его застрелили, но он спас жизнь многим людям.

В числе погибших удивительным образом оказались исключительно посетители рождественского рынка – продавцы не пострадали, хотя преступник почем зря давил их палатки.

Во вторник вечером террористическая организация «Исламское Государство» (ИГИЛ) опубликовало обращение, в котором взяла на себя ответственность за преступление. В принципе, немецкая полиция еще накануне совершенно определенно квалифицировала его, как теракт, однако в данный момент имеются определенные сомнения в том, что за ним стоит именно ИГИЛ.

Что касается арестованного полицейскими неподалеку от места происшествия пакистанского беженца Наведа Б., то с ним вообще многое непонятно. С одной стороны, его отпустили – то есть, по идее, полицейские признали, что схватили не того человека. С другой же стороны, его личность вызывает серьезные сомнения. Установлено, что он прибыл в Германию 31 декабря 2015 года и подал прошение о предоставлении ему статуса беженца. Прошение еще рассматривается, но, скорее всего, должно быть отклонено: во-первых, Пакистан не числится в немецком списке «опасных» стран, а во-вторых, Навед Б. попросту не является на собеседования и заявил, что общаться может исключительно на каком-то весьма сложном горском диалекте пушту, которого в Германии не знает ни один переводчик.
Навед Б. живет в Берлине, в лагере для беженцев, расположенном на территории закрытого аэропорта Темпельхоф, причем пользуется целым рядом вымышленных имен, схожих с его собственным, и утверждает теперь, что он не пакистанец, а афганец. Тем не менее, доказать его участие в теракте «по горячим следам» не удалось – и его отпустили. 23-летний не то пакистанец, не то афганец, с одной стороны, не числится в списках известных правоохранительным органам террористов, с другой же – не является для берлинской полиции таким уж незнакомцем: против него ведется расследование по обвинению в попытке изнасилования.

В связи с произошедшим терактом, рано утром следующего дня спецподразделение берлинской полиции штурмовало лагерь для беженцев в Темпельхофе: были допрошены четверо молодых людей, но никто не был арестован. По словам руководителя берлинской полиции Клауса Кандта, во время обысков в лагере был обнаружен мобильный телефон, предположительно, принадлежавший террористу. Не слишком большая добыча для 250 полицейских, участвовавших в операции…

Неизвестное

Как уже отмечалось, совершенно невыясненной оказалась личность арестованного и отпущенного пакистанца (или афганца). Известно, что в Германию он прибыл по так называемому «балканскому коридору», по которому шли около 4 миллионов «приглашенных» канцлером ФРГ Ангелой Меркель беженцев (напомним, что «пригласила» она вроде бы сирийцев, но воспользовались «приглашением», в основном, афганцы, пакистанцы, алжирцы, суданцы и даже косовские албанцы – все они вдруг срочно почувствовали себя в душе сирийцами и двинулись «в гости к Меркель»).

Зарегистрирован он был в Пассау, но позже перебрался в Берлин. На данный момент доказано, что управлял машиной не он, так что личность террориста (или террористов) неизвестна.

Также непонятно, каким образом был захвачен автомобиль. Владелец компании, которой он принадлежит, Ариэль Журавский, утверждает, что машина находилась в Германии, возвращаясь в Польшу с большим опозданием, а немецкая полиция, в свою очередь, заявила, что грузовик был украден уже в Польше, с какой-то стройки в Щецине.

«Что, браток, каков итог?»

Как же реагирует на случившееся Германия? Мнения обозревателей ведущих газет расходятся от «жуткого потрясения» до «не боимся!». Скажем, Stuttgarter Zeitung констатирует, что отныне Германия изменится коренным образом – будет жить в постоянном опасении, каждую минуту начеку.

Крупнейший в Европе таблоид Bild на первой странице поместил одно-единственное слово: «Страх!». Комментатор считает, что стране придется сдавать экзамен на стойкость, но самый тяжелый экзамен предстоит сдать канцлеру Ангеле Меркель – «и исход его не предопределен».

В свою очередь, обозреватель газеты Frankfurter Rundschau пишет: «Террористы добились успеха. Они повергли множество людей в страх, с другой стороны – они заставили многих мечтать о насилии и предаваться слепому гневу на все, что отличается от них самих».

А вот Berliner Morgenpost высказала весьма выдержанное мнение: «Берлинский теракт парадоксальным образом приблизил к нам изначальный смысл рождественского праздника. Чего стоит все это подарочное сумасшествие по сравнению с ценностью простого, доброго, безопасного пребывания с друзьями? «Мира на Земле» желает Небесное Воинство, но в первую очередь: «Не бойтесь!». Именно так звучит вечно правильное послание. Рождественские богослужения будут полны, берлинцы более, чем когда-либо, будут искать общения с близкими людьми, пусть всего лишь на полчаса. В церкви ли, с друзьями или с семьей – Рождество в Берлине должно определяться именно общностью, а не рознью».

Что ж, как говорится – эти слова, да Богу в уши. Но почему-то вместо них постоянно вспоминается иная формулировка, известная еще со времен древних римлян: Si vis pacem – para bellum. Кто хочет мира – будь готов к войне.