КАКОВ ВОПРОС, ТАКОВ ОТВЕТ

Георгий Трубников

Есть ли в России политзаключенные?

30 октября – День политзека. День этот отмечаем с 1974 года, когда десятки политзаключенных мордовских и пермских лагерей объявили голодовку в знак протеста против политических репрессий в Советском Союзе. Заодно они протестовали и против бесчеловечных условий в тюрьмах и лагерях, против беспредела администрации. Несмотря на глухой информационный и политический застой (а может и благодаря ему!) традиция прижилась. Каждый год политзэки отмечали этот день совместной голодовкой. Потом стали голодать не только в политзонах, но и в обычных уголовных лагерях. С 1992 года новая демократическая российская власть легализовала и переименовала эту дату – теперь это День памяти жертв политических репрессий. Словосочетание “День памяти” — подразумевает, что сейчас никаких политических зэков в России нет. Дескать, мы только помним о прежних. Многие эксперты и в России, и на Западе с этим не согласны. Так есть ли в России политзаключенные?

«У нас в стране политзаключенных нет», – так с пафосом говорили прокуроры при Брежневе, так же они скажут и сейчас. «Политзаключенный» – понятие не юридическое, а бытийное. Зловещая статья 58 УК СССР (контрреволюционная деятельность) и сменившая ее статья 70 УК РСФСР (антисоветская деятельность) никогда не именовались политическими. Но люди всегда знали, что сажают именно за политику. Времена меняются, прокурорам теперь приходится приписывать неугодному власти человеку «обман», «преступный сговор» и т.п. И эти ярлыки выдать за состав преступления – нет, нет, не политического, а уголовного.

* * *

Ходорковского и Лебедева разумное меньшинство нашего общества считает политзаключенными. Совестливая власть, зная об этом, сделала бы всё, чтобы доказать, что это не так. Даже сняла с предпринимателей хотя бы самые спорные обвинения, чтобы снять с себя подозрения в предвзятости. Но власти сделали всё наоборот: неоправданное предварительное заключение, закрытость, отсутствие состязательности сторон, преследование адвокатов, выбор места заключения.

* * *

С полным основанием политзаключенными следует считать ученых, обвиняемых в измене Родине за передачу иностранцам якобы секретных данных. В действительности это попытки режимных органов доказать всем, в первую очередь политическим властям, свою полезность, целесообразность сохранения на предприятиях неплохооплачиваемых должностей.

Можно ли вернуть доверие к милиции?

10 ноября – день милиции. В советские годы это был всенародный праздник. Хотя бы из-за транслируемого ТВ концерта, в котором участвовали все звезды. Советский человек всю жизнь осознавал, что милиционер защитит и поможет. В детстве -дядя Степа; в зрелом возрасте – участковый Анискин. В столице – это будут герои “Следствие ведут знатоки”; “Петровки,38” и “Огарева,6”; в глухой провинции — герой “Хозяина тайги” и “Пропажи свидетеля”. Теперь среднестатистический россиянин не доверяет милиции и боится человека в форме. Сначала министр Щелоков, потом “оборотни в погонах”, в повседневной жизни – гаишники; сотрудники МРЭУ, паспортных столов за несколько лет разрушили миф о тех, кто защитит и поможет. Сейчас ситуацию не могут поправить ни “Улицы разбитых фонарей”, ни “Каменская”. Так что же нужно сделать, чтобы вернуть доверие к милиции?

Большой и несправедливо забытый писатель Виль Липатов создал Анискина не как миф, а как идеал. А не нашедший в милицейской службе приключений Андрей Кивинов решил рассказать о ней правду-матку, произвел дегероизацию милицейского образа. Кто принес большую пользу обществу – это вопрос.

* * *

Есть большое желание кардинально и беспощадно обновить весь кадровый состав милиции. В истории есть тому примеры. Но кто воспитает и выучит новую генерацию бескорыстных и умных стражей порядка? Если уж идти по этому пути, то начинать нужно с преподавателей университетов и педагогических институтов. И создать новый тип учителей, учителей общества – самых умных и бескорыстных людей страны. А уже они воспитают будущих милиционеров.

* * *

Для начала милицию надо бы приодеть. Сегодня они одеты в робы цвета грязного асфальта. Участковый милиционер (квартальный надзиратель) должен выглядеть респектабельно во всех отношениях, как английский «Бобби». Весь его вид должен олицетворять строгий и справедливый Закон, а не готовность ползти по-пластунски. Разные подразделения МВД должны иметь заметные внешние различия.

* * *

У нас что-то совсем прекратились разговоры о муниципальной милиции, которые были на слуху в 90-х годах. А между тем работа милиции должна быть прозрачна в первую очередь для органов местного самоуправления и подотчетна им. Они вместе должны быть хозяевами территории. Сегодня 99% населения (по крайней мере, в больших городах) не знает своих участковых.