ЦИНИЗМ, НАИВНОСТЬ… ИЛИ НЕОБХОДИМОСТЬ?

Борис Немировский

nЛидеры стран и правительств Евросоюза, собравшись на Мальте обсудить ситуацию с нескончаемым потоком беженцев, стремящихся попасть из стран Ближнего Востока и Северной Африки в Европу, приняли решение «усилить сотрудничество с Ливией». Имеется в виду создание в Ливии лагерей, в которых, по замыслу, беженцы будут переживать военное лихолетье у себя на Родине, не беспокоя своим присутствием измученных европейцев.

По большому счету, лидеры Европы решили пойти тем же самым путем, которым шли много лет подряд, поддерживая и развивая в вопросе приема беженцев сотрудничество с ливийским диктатором Муаммаром Каддафи. Последний, если припомнить, обещал гостеприимство любому беженцу-мусульманину, из любой страны – правда, получая за свое широкое гостеприимство немалые деньги от Евросоюза, он одновременно формировал из попавших в Ливию молодых людей собственные террористические группы и рассылал их по всему миру – в основном, в ту же Европу. Но долгое время эта система, по крайней мере, сохраняла видимость действенного решения вопроса с беженцами.

С гибелью Каддафи она надолго прекратила работать и десятки тысяч беженцев из стран Магриба хлынули через Средиземное море с ливийских берегов в Италию, Грецию и даже Испанию. Учитывая и без того безумный (в самом деле безумный!) поток, вливавшийся до недавнего времени в Европу по так называемому «балканскому маршруту» в направлении Германии и состоявший из так называемых «гостей Ангелы Меркель» (то есть – афганцев, пакистанцев, алжирцев, ливанцев, египтян, тунисцев, иорданцев, иранцев, иракцев и даже косовских албанцев, воспользовавшихся возможностью сойти за приглашенных канцлером Германии сирийцев), можно понять, отчего Европе срочно потребовалось возобновить сотрудничество с новыми, послереволюционными ливийскими властями, невзирая ни на что: ни на слабость властных структур в этой североафриканской стране, ни на исламский терроризм в ее пределах, ни на кошмарные условия, в которых содержатся там сами беженцы.

Концлагерь для беженцев

Впрочем, с этим решением оказались коренным образом не согласны европейские правозащитники. По их мнению, подобное решение лишь ухудшит и без того отвратительную ситуацию.

Всего лишь несколько дней назад Германию буквально шокировал доклад об ужасах содержания беженцев в ливийских лагерях. Дипломаты немецкого посольства в Нигере прямым текстом, совершенно недипломатично назвали их «концлагерями», заявив о «тягчайших нарушениях прав человека» в Ливии. Правозащитники из Amnesty International подлили масла в огонь, заявив, что в Ливии нет лагерей для беженцев, а есть тюрьмы. Тот факт, что лидеры Европы, невзирая ни на что, приняли решение сотрудничать с ливийским правительством в деле недопущения беженцев из Ливии в ЕС, они считают возмутительным.

Тем не менее, решение было принято, а следствие его – как минимум, временно беженцы, желающие перебраться через Средиземное море в Европу, не смогут этого сделать: власти Ливии их не выпустят, задерживая в тех самых «тюрьмоподобных» лагерях. Правда, в принятом Евросоюзом документе говорится о выделении значительных денежных средств на приведение этих лагерей в приличное состояние, однако эти намерения кажутся международным наблюдателям утопичными.

Кому верить?

«Этот план либо опасно наивен, либо опасно циничен», – считает Арьян Хегенкамп, руководитель амстердамского отделения международной организации «Врачи без границ». В интервью немецкому телеканалу ARD он заявил, что попросту не видит на месте в Ливии ни единого партнера, с которым возможно международное сотрудничество. Ситуация в стране, по его словам, совершенно хаотична и ни одному из тамошних функционеров невозможно доверять. Иными словами – украдут деньги и попросят еще, а дело не сдвинется с мертвой точки.

На данный момент Ливия – крупнейшая транзитная страна для беженцев из Северной, а также Центральной Африки. Сотни тысяч людей прибывают туда из Эритрейи, Египта, Нигера, Бангладеш и Судана, в надежде переплыть – в основном, с помощью контрабандистов – Средиземное море и достичь итальянского берега. Для многих этой надежде не суждено сбыться, они «приземляются» в лагерях, где их удерживают под вооруженной охраной, и где они живут гораздо хуже, чем у себя дома. Об этом сообщает не одно только немецкое посольство в Нигере, но и Amnesty International, и «Врачи без границ», и с десяток иных правозащитных организаций, собравших тысячи свидетельских показаний, повествований о голоде, изнасилованиях, принудительном труде, торговле людьми, пытках и даже систематических расстрелах в подобных лагерях.

«Даже в лучших из этих учреждений царят ужасные условия жизни», – рассказывает Хегенкамп, который на минувшей неделе посетил ряд ливийских лагерей. По его словам, они страшно переполнены, так что люди живут буквально друг у друга на головах, спят на матрацах на голой земле и имеют лишь, как он выразился, «спорадический» доступ к «удобствам», воде и еде. «Кроме того, они живут в постоянном страхе перед насилием», – пожаловался он. Люди, с которыми Хегенкамп общался, кроме всего прочего, не имели ни малейшего понятия, когда они вообще смогут выбраться из этих лагерей.

В политическом отношении в Ливии также творится сплошной хаос – состояние, вполне нормальное для гражданской войны. В данный момент в стране существуют три властных центра: так называемое ливийское правительство национального единства под руководством премьер-министра Файеса аль Сарраджа, которое находится в Триполи и является официальным представителем Ливии на международном уровне; правительство национального спасения – иными словами, проигравший на выборах предыдущий кабинет министров, отказавшийся уйти в отставку и частично контролирующий ливийскую столицу; плюс – правящий на востоке страны формально избранный парламент и его глава – генерал Хафтар. О вооруженных группировках, контролирующих различные города и даже просто учреждения, даже и говорить не приходится, так их много. С кем, собственно, европейцы собрались договариваться – непонятно, однако эти договоренности так или иначе, скорее всего, не будут признаны другими группами. И что же из всего этого хаоса может выйти полезного?

Хотели, как лучше, будет, как всегда

В самом деле, обладает ли международно признанное ливийское правительство премьера Сарраджа достаточным влиянием в стране, чтобы «продавить» цели, которые ставит перед собой новая европейская политика в отношении беженцев? Доктор Йоахим Пауль из немецкого фонда Хайнриха Бёлля в это попросту не верит. По его словам, ситуация в стране настолько сложна и непрозрачна, что он едва ли может себе представить, как правительство Ливии может гарантировать существование хотя бы одного лагеря для беженцев, в котором соблюдались бы хотя бы минимальные гуманитарные стандарты. «И даже, если вдруг найдется международный партнер, который станет содержать этот лагерь, возникает вопрос – кто обеспечит ему минимум безопасности и соблюдения прав человека?» – спрашивает он.

Арьян Хегенкамп задается подобными же вопросами, его интересует, каким образом Евросоюз собирается обеспечить эти самые «соответствующие стандартам пункты приема беженцев», которые записал в мальтийской декларации? Ведь в данный момент ни одна организация из ЕС или даже из ООН не имеет в Ливии постоянного представительства. «Они не работают в Ливии, так как боятся там находиться, – жалуется руководитель голландских «Врачей без границ». – И точно такой же страх испытывают мигранты, которых Евросоюз желает теперь запереть в Ливии». А оказывая поддержку, пусть даже только финансовую, местным властям, ситуацию, по его мнению, можно лишь ухудшить.

Более того, дополнительный план, предусматривающий усиление ливийской морской пограничной службы, по мнению Хагенкампа, также ведет к страшным последствиям. Эти люди, считает он, на новых катерах, с новыми радарами и с новым, европейским оружием, вовсе не станут спасать беженцев с их утлых суденышек. «Что касается ливийских морских пограничников, то с ними та же история, что и со всеми другими ливийскими власть имущими: мы понятия не имеем, с кем имеем дело», – полагает он. Частично – это такие же контрабандисты, только в форме, а частично – люди, желающие подзаработать на беженцах. Они, скорее, расстреляют их в воде, чем спасут.

В конце концов, морская пограничная служба Ливии уже успела «отметиться» на поприще нарушения прав человека: из доклада Amnesty International следует, что береговая охрана не раз открывала огонь по беженцам, а также избивала их. Одну из лодок со 120 людьми на борту и заглохшим мотором, пограничники попросту бросили в море. Так что, AmInt полагает европейские планы сотрудничества с ливийскими властями «пожалуй, самым бессердечным доказательством того, что европейцы разворачиваются к беженцам спиной».

Впрочем, тут следует кое-что заметить. Учитывая ситуацию, сложившуюся в Евросоюзе, а также ставшие открытыми сведения о том, что ждет беженцев в ливийских лагерях – возможно, правозащитникам следовало бы критиковать (видимо, вполне справедливо!) не только бессердечных европейцев и жестоких ливийцев, но и тех, кто срывается с насиженных мест без особой на то необходимости? Ведь тысячи египтян, иорданцев, индонезийцев и многих других вряд ли всерьез можно назвать «военными беженцами». А сирийцев среди них, как показал опыт, и в самом деле – далеко не большинство. Так стоит ли овчинка выделки?