ПОЖИНАЮЩИЕ БУРЮ

Яшико Сагамори, Авторизованный перевод Захара Либерберга

События последнего времени окончательно убедили меня в том, что я не склонна сочувствовать людям, попавшим в беду.

Так, например, я не испытала ни малейшего сочувствия к людям, пострадавшим при взрывах в Аммане, происшедших, благодаря интересному совпадению, 9 ноября, т.е. 11/9. Амман — столица Иордании. Согласно последним веяниям в географии, большинство населения Иордании составляют «палестинцы». Почему-то учебники не говорят, кто еще живет в Иордании, и мне остается только предположить, что это — члены Хашемитской династии, пересаженные с Аравийского полуострова англичанами, когда те решили подарить этот полуостров дому аль-Сауда.

В вопросах массовых убийств гражданского населения «палестинцы», вне всякого сомнения, остаются впереди планеты всей. Ответственность за взрывы в Аммане взял на себя Абу Мусаб аль-Заркави, гауляйтер Осамы бин Ладена в Ираке. По национальной принадлежности г-н Заркави является иорданцем. Следовательно, он либо состоит в родне с королем, либо является «палестинцем», либо совмещает эти два незавидных качества.

В отличие от большинства массовых убийств, совершаемых арабами, от терактов в Аммане не пострадал ни один еврей, ни один американец. Все жертвы — 57 убитых и приблизительно вдвое больше раненых — арабы. Некоторые из них оказались высокопоставленными чинами так-называемой «палестинской» так называемой «автономии», лидерами террористической организации, находившейся на самом острие джихада задолго до того, как джихад стал популярен в Европе. Взрывы застигли их в разгаре свадьбы, точно также, как многие сотни евреев были застигнуты арабскими взрывами в разгаре праздника.

Строго говоря, мне все равно, попали «палестинские» шишки в ощип случайно или именно ради них и было затеяно это мероприятие. Но я не верю в совпадения, и если мой скептицизм в данном случае оправдан, то теракты в Аммане являются проявлением политических процессов, разворачивающихся внутри пока еще не существующей «Палестины». В таком случае, мне остается только горько пожалеть, что наши враги не посчитали нужным пригласить Джимми Картера, чтобы он еще разок понаблюдал за арабской демократией в действии.

Рада ли я что террористы разбомбили три отеля в Аммане? Безусловно, нет. Причина для радости была бы, если бы существовала хотя бы искра надежды, что, благодаря этим взрывам, мусульмане поймут, какое зло они творят, и раскаются. Но такой надежды нет и быть не может. «Арабская улица» немедленно осудила совершенное на нее нападение и объявила, что нападавшие не могут быть мусульманами.

Сперва это было не более, чем иносказание. Продавец галантерейной лавки в фашистской Германии мог заявить члену «Гитлерюгенда», пойманному на попытке стащить шнурки для ботинок, что тот — не настоящий фашист. На самом же деле, неудачливый воришка был самым настоящим фашистом, а организаторы взрывов в Аммане — самыми настоящими мусульманами. Но «арабская улица» продолжала гнуть свои немногочисленные извилины в том же многообещающем направлении и довольно быстро пришла к выводу, что данное преступление мог совершить только Израиль.

А почему бы и нет? Арабы обвиняли Израиль в чем угодно, от 9/11 до терактов, совершенных саудовцами в Саудовской Аравии, куда евреев вообще не впускают. Почему бы не обвинить Израиль в массовом убийстве иорданцев, совершенном иорданцами?

Кстати говоря, люди, пришедшие к этому парадоксальному заключению, отнюдь не являются экстремистами. Они не состоят ни в Аль-Кайде, ни в «Хамазе», ни в «Исламском джихаде», ни даже в КАИРе. По всем мусульманским стандартам, они являются самыми нормальными людьми, чья жизнь проходит в постоянной, нелегкой борьбе за выживание, представляющей собой арабский вариант той крысиной гонки, которая так хорошо знакома каждому из нас. Утром они спешат на работу, вечером — возвращаются домой. Они растят детей, надеясь, что их жизнь будет легче. Они неукоснительно следуют своим строгим представлениям о чести, готовые убить родную сестру или дочь, если ее поведение угрожает репутации семьи. Они совсем не экстремисты, а самые нормальные члены своей общины.

Но все-таки, почему Израиль? Вот, какое объяснение предложил своим читателям «New York Times»:

«Люди обвиняют Израиль не просто так» — говорит Рами Хури, иорданский политический комментатор и писатель, живущий в Ливане. «Для этого существуют сильные исторические причины, потому что Израиль, тем или иным путем, причинил арабскому народу много горя.»

Тем или иным путем. Израиль является жертвой арабской агрессии, продолжающейся с 1947 года, когда ООН совершила чуть ли не единственное за всю свою историю доброе дело, проголосовав после долгих колебаний за восстановление прав Израиля на часть принадлежащей ему земли. Если попросить образованного араба привести пример зла, причиненного Израилем арабскому народу, то единственное, что он сможет ответить, не прибегая к антисемитской клевете, это что Израиль существует. Сам факт существования Израиля причиняет мусульманам вообще и арабам в особенности больше страданий, чем все, что Израиль им сделал или мог бы сделать в течение последних 60 лет, потому что ничто не демонстрирует лживости всего, чему учит ислам убедительней, чем сам факт существования Израиля.

События в Иордании являются только одним примером того, как зло неизбежно оборачивается против тех, кто его творит. Вы полагаете, что бездонная отсталость мусульманского мира не связана с бездонной ненавистью, которую мусульмане питают к евреям? Вы ошибаетесь. Убийственная ненависть к евреям, к «неверным», друг к другу является определяющим фактором в жизни каждого мусульманина, начиная с самых первых дней ислама. Ненависть — страшная сила, особенно когда ее разделяют 1,2 миллиарда людей. Но будущего на ней не построишь, и потому-то мир ислама и находится в состоянии нескончаемого гниения в течение 14 веков.

Иорданские власти арестовали несколько человек. Все до одного арестованные — арабы. Ни одного еврея среди них не оказалось. «Арабскую улицу» это ни в чем не убедило. Но как вы считаете, помогут ли эти аресты предотвратить следующее массовое убийство арабов арабами? Если у вас есть сомнения, то подумайте, почему ни одно из многочисленных успешных устранений арабских террористов Израилем не прекратило арабского терроризма против Израиля. Попробуйте вспомнить, сколько раз вы слышали, что солдаты израильской армии застрелили главу местной террористичяеской организации в каком-нибудь арабском поселении на территории Израиля. Почему инфраструктура арабского террора в Израиле не рухнула в результате таких потерь?

Потому что каждый раз, когда Израиль отправляет очередного террориста к заждавшимся его райским гуриям, его товарищам по оружию открывается возможность продвижения по службе. Потому что ислам, идеология джихада, при этом никаких потерь не терпит. Потому что способность «арабской улицы» производить террористов от этого не страдает. Потому что людей, готовых умереть ради совершения убийства, ни тюрьма, ни смерть не пугают. Есть ли у этой проблемы решение? Конечно, есть, но только в теории.

Почему только в теории? Потому что решение может прийти либо от самих мусульман, либо с Запада, и нам не следует надеяться на то, что мусульмане в один прекрасный день сами по себе решат прекратить джихад, до тех пор пока Запад не оставит им выбора, используя свою превосходящую военную мощь для полного подавления противника. Способен ли Запад на такой подвиг?

Нет, потому что Запад сделал свой выбор несколько десятилетий назад, решив поддержать арабскую агрессию против Израиля. Запад решил, что ислам ему не враг, задолго до того, как президент Буш объявил об этом открыто. Ислам оказался просто такой религией. Врагом и источником смертельной опасности для всего мира оказался сионизм. И когда ислам отправил десятки миллионов своих последователей к берегам Европы и Америки, у гостеприимных хозяев не было никаких причин не принять оккупантов.

Я не в состоянии описать эту ситуацию лучше, чем это сделал испанский журналист Себастьян Виллар Родригес, чью короткую статью я воспроизвожу здесь полностью, хотя многие из вас прочли ее, когда она циркулировала по Интернету. Вот она.

Европа погибла в Освенциме

Я гулял по бульвару Равал в Барселоне, когда до меня вдруг дошло, что Европа погибла в Освенциме. Мы убили 6 миллионов евреев, чтобы заменить их 20 миллионами мусульман. Мы сожгли в Освенциме культуру, ум и способность к творчеству. Мы сожгли избранный Богом народ. Потому что именно этот народ дал человечеству личностей, способных изменить историю (Христос, Маркс, Эйнштейн, Фрейд…), являясь источником прогресса и благополучия.

Мы должны признать, что Европа, под ложным предлогом терпимости к ценностям культурного релативизма, открыла свои границы 20 миллионам мусульман, большинство которых являются неграмотными фанатиками, которых можно теперь встретить повсюду, от бульвара Равал до беднейших гетто, и которые, засев в предоставленных им социальным обеспечением квартирах, готовят нам страшное будущее, где 9/11 и бомбежки мадридскких поездов станут повседневной реальностью.

Мы обменяли культуру на фанатизм, способность к созиданию — на страсть к разрушению, мудрость — на предрассудки. Мы обменяли еврея, стремившегося даже при самых страшных обстоятельствах к лучшей, более мирной жизни, на террориста-самоубийцу. Мы обменяли любовь к жизни на любовь к смерти. Смерти нашей и наших детей.

Какую непоправимую ошибку мы совершили!!!

*****

Тарик Рамадан, родившийся в Швейцарии знаток и активист ислама, уверенно объявил ислам европейской религией. К сожалению, он прав. Даже если Франция депортирует всех иностранцев, оставшиеся орды мусульман с французскими паспортами будут продолжать разрушать страну, и если настоящие французы хотят им помешать, им остается только опровергнуть президента Буша и объявить ислам врагом. Но мы ведь не станем ожидать от французов — или даже от самих себя — поступков, требующих мужества. Тот же процесс разложения, тот же ползучий джихад разворачивается сейчас по всей Европе. Следовательно, Европа больше не прпинадлежит христианам. Следовательно, Европа больше не является частью европейской цивилизации.

Может ли наша цивилизация выжить в одной, отдельно взятой стране, например, в Соединенных Штатах? Нет, даже при самых благоприятных обстоятельствах, потому что сущностью нашей цивилизации является постоянный обмен идей. Культура любой страны в изоляции неизбежно зачахнет.

Кроме того, наши обстоятельства совсем не так уж благоприятны. Наше поражение началось задолго до 9/11. Помните, как вы плевали в раненых американских солдат, возврашающихся домой из Вьетнама? Ни одна страна не может этого пережить. Ни одна страна не может предать своих солдат и выжить. Америка просто слишком велика, чтобы тут же всплыть брюхом кверху. Европе понадобилось 60 дет, чтобы понять, что она мертва. Соединенные Штаты протянут свою манию величия еще какое-то время. Но мы все знаем, что наша страна уже перестала отвечать на вызовы своему статусу сверхдержавы.

Как это произошло? Очень просто. Злокачественный политический инфантилизм шестидесятых годов стал основанием для всесильного антиамериканского политического истаблишмента. Здоровое соревнование идей было задушено политической корректностью. Новаторская интерпретация американских законов судьями, преследующими свои разрушительные политические цели, вывернула страну наизнанку. Таблички с Десятью Заповедями и рождественские украшения объявлены вне закона. Белый дом тем временем публично, с помпой празднует Рамадан. И первое, что наш президент сообщает сообщает стране, только что потерпевшей самое страшное во всей своей истории поражение, это что ислам, нанесший нам это поражение, не является нашим врагом. Я не могу передать, как огромно мое презрение к Биллу Клинтону. Но вред, нанесенный нашей стране Клинтоном, блекнет по сравнению с наследием, которое оставит нам Буш.

В результате их объединенных усилий, Соединенные Штаты, способные существовать только как христианская сверхдержава, больше не являются ни тем и ни другим.

Когда я думаю, что антисемитизм во всех своих формах и проявлениях явился первопричиной гибели нашей цивилизации, я иногда вспоминаю Джозефа Геббельса, гитлеровского министра пропаганды. В начале своей карьеры он был обыкновенным юдофобом. В конце своей карьеры он убил своих шестерых детей, думая, что спасает их от судьбы, худшей, чем смерть. Подумайте о том, что даже такое чудовище, как Геббельс, все-таки было человеком. Понимание этого простого, чисто биологического факта позволяет нам вообразить себя на его месте и прикоснуться к тому ужасу, которым завершилась его ужасная жизнь. Как вы думаете, заслуживает он сочувствия? Прощения? Чего угодно, кроме самой глубокой ямы в самом страшном аду?

Как я уже сказала, моя способность к сочуствию ограничена. Я верю, что арабы заслуживают того неизбывного кошмара и убожества, в котором они живут в течение 14 веков. Я верю, что наша цивилизация должна сделать все, что в наших силах, чтобы ислам, как людоедство, навсегда остался частью варварского прошлого человечества. Эта простая задача была вполне нам по плечу, и теперь мы платим за то, что не захотели даже попытаться ее осуществить. Я верю, что мы заслужили то, что ожидает нас в скором будущем.

Проблема лишь в том, что нашим детям жить будет негде.

http://www.middleeastfacts.com/yashiko/Tempest_eng.html