РАЗГОВОР С ДЕДОМ МОРОЗОМ О ПОЛИТИКЕ

Георгий Трубников

Дед Мороз является ко мне в тот момент, когда я, выполнив данное жене обязательство, т.е. пропылесосив свою комнату, вытерев пыль даже под компьютером, вынеся кипу газет на помойку и достав с антресолей складную елочку, уже предвкушаю в награду рюмочку по методу академика Павлова. У деда Мороза до боли знакомый голос.

– Расслабился? Благодушествуешь? Давайте негромко, давайте вполголоса? А кто будет бороться с антинародным режимом?

– А разве он такой уж антинародный? Самый что ни на есть народный. Народом с полным единодушием выбран, народным чаяниям отвечает. Враги народа – его враги. Народные любимцы – его любимцы. Хоть мы не из их числа.

– А свобода слова?

– Никуда она не делась. Лично меня печатают, да еще как. Именно там, где когда-то и мечтать не мог. А я ведь не только режим критикую, я пороки общества обличаю, что, между прочим, сложнее.

– Что толку от твоих эссе – они их не читают.

– Может и читают. Вот я сколько лет талдычил об отмене одномандатных округов и о партийных выборах. Ведь сделали-таки.

– А отмена губернаторских выборов – это не твоя работа?

– Моя. Могу показать статью 1996 года. И общественная палата тоже. Только она у меня иначе называлась: ареопаг. Вот ее начали ругать, когда она еще не начала работать. Мол, что это за общественная организация, членов которой назначил лично президент. А что, ее всенародными выборами формировать, что ли? Вам депутатов мало, которые не стали бы депутатами, если бы не наврали своим избирателям с три короба? В назначенной президентом палате есть люди, которые никогда бы не прошли через прямые выборы, потому что так врать не умеют, как одномандатники. Качественно другие люди.

– А 7%-ный барьер, сводящий на нет твою замечательную партийную систему? А Ходорковский? А международная изоляция, в которой мы оказались? А имперские амбиции? А от мертвого осла уши? А госкапитализм? А провалы на Дубровке и в Беслане? А шпиономания? А отказ от реформ?

– Ну что ты завелся? Я же никуда не сбегаю. Нельзя в благодушии рюмку выпить? Праздники всё же. Русский провал в летоисчислении. Сначала празднуем день обрезания младенца, а потом его рождение. Булгаковщина какая-то. Или гётевщина. «Я – часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Всё, всё, отваливай, уже без пяти девять. Нет, не безнадежен у нас народ, если без пяти девять каждый второй садится смотреть экранизацию классики. Какой молодец все-таки Бортко. А Басилашвили!

Чей же это до боли знакомый голос?